>
>
>
«Было жутко от воя сирен и падающих бомб»: как красноярская семья переехала в Израиль

«Было жутко от воя сирен и падающих бомб»: как красноярская семья переехала в Израиль

26.03.2021
49
Красноярцы Андрей и Рита с детьми на севере Израиля

Чем занимались в Красноярске до переезда?

Я родился в Дивногорске, но всё детство и юность жил в Красноярске, в микрорайоне Северный. В Дивногорске окончил техникум, там встретил свою будущую жену Риту. После свадьбы мы снова вернулись в Красноярск и прожили там до 28 лет. Я пробовал себя на разных работах — был и торговым представителем, и таксистом. Позже стал заниматься видеосъемкой — снимал свадьбы. И дело закрутилось. В 2009 году мы переехали в Краснодар. На то было много причин — климат, экология, желание пожить ближе к центру. Просто у нас такой миссионерский дух — если мы чувствуем, что исчерпали себя в каком-то месте, мы двигаемся дальше. Там я также снимал, монтировал — дела шли отлично.

Почему пришла мысль уехать из России?

Вот та же самая причина — потому что у нас было всё очень хорошо. И мы почувствовали, что уперлись в некий потолок. К тому же, мы знали, что у Риты есть еврейские корни. Хотя, здесь вообще отдельная история. До нашей свадьбы Рита не знала своего отца — ее мама порвала с ним, еще будучи беременной. Став взрослой, Рита решила его найти. У нас были только его ФИО и адрес первого места работы во Владивостоке.

Мы подали заявление на розыск на передачу «Жди меня» (да, я серьезно). И они его нашли. В Израиле. С Ритой у них сразу появился коннект, они часто созванивались, мы несколько раз всей семьей летали в Израиль к нему в гости.

Старый Иерусалим

«Закон о возвращении»

Но чтобы переехать в Израиль на ПМЖ и получить гражданство, нам нужно было доказать, что они реально родственники. Дело в том, что в Израиле с 1950-ого года действует «Закон о возвращении» — когда каждый еврей и члены его семьи имеют право вернуться (репатриироваться) на свою родину. Доказывать своё еврейство нужно оригиналами старых документов от родителей, бабушек, дедушек, прабабушек и так далее. У нас не было вообще ни одной бумажки. Поэтому нам пришлось делать тест ДНК, чтобы подтвердить их родство.

В 2019-ом мы прошли консульскую проверку в посольстве Израиля в Москве, получили визы и переехали в Израиль. Сразу по прилету в аэропорт нам выдали паспорта и прочие документы — так мы стали гражданами этой страны.

Кроме того, всем новым репатриантам полгода выплачивается так называемая корзина абсорбций ( нам на семью из четырех человек платили 6500 шекелей в месяц (148 тыс. руб. по курсу на 26.03.2021 — прим. Newslab). Этого хватало на аренду квартиры и еду. Первые полгода в стране ты учишь язык, адаптируешься, ищешь работу.

На улицах Иерусалима

Чем израильтяне отличаются от русских?

Здесь люди меньше заморочены на внешнем виде. Могут ходить, в чем попало, ездить на простых машинах. Вот эти понты, к которым мы привыкли (модный шмот, дорогущие часы, крутая тачка) здесь вообще не работают. Их просто не замечают. Понты выражаются в чем-то другом и, если честно, я пока не раскусил, в чем. Может быть в проявлении эмоций — когда они ругаются, они очень эмоциональны, сильно кричат, размахивают руками. Да, они очень вспыльчивые, но при этом, быстро отходят. В целом, это очень веселые, отзывчивы, простые люди.

Также, израильтяне очень шумные. Нас поначалу это очень раздражало. Даже сидя в закрытой машине на светофоре ты отчетливо слышишь разговор по bluetooth-гарнитуре из другой машины. Они разговаривают по телефону возле подъезда, а ты слышишь это на пятом этаже. Я уже молчу про рядом сидящего человека на лавочке, у которого зазвонил телефон.

«На мнения окружающих им всё равно»

Они просто не думают о других. Израильтяне очень много мусорят, у них не принято убирать за собой, и им все равно, что сейчас на эту лавочку придут другие люди, а тут грязно. Они просто не задумываются, что это кому-то помешает. Больше думают о себе, о своем комфорте. Возможно, это часть воспитания — тут дети крикливые, очень свободные. Здесь не наказывают, не шипят: «Не ори, говори тише». Система образования заточена на поощрения. Мой младший сын Ефрем пошел здесь в первый класс — он со своим русским менталитетом сидит за партой, ручки сложив, все слушает. А его друзья — ходят, бегают, разговаривают, делают что хотят. И им не запрещают. Но при этом поощряют Ефрема за хорошее поведение.

Машинки такого размера очень популярны в Израиле. Парковок тут ой как мало. На таких пипетках ездят парни, мужчины, мужики. И им не стрёмно

«Демократическая система работает»

Ещё одно отличие — свобода. Здесь можно выражать свое мнение и тебе за это ничего не будет. Думаю, это отчасти связано с тем, что по сравнению с Россией, здесь было не так много репрессий внутри страны, и люди, в принципе, не боятся власти, силовиков. Наоборот, здесь очень сильное уважение к солдатам и силовым структурам. Страна маленькая, все понимают, что это защитники, поэтому им почет и слава. Человека в форме могут бесплатно накормить в ресторане, провезти на автобусе и тому подобное.

И сама власть здесь открыта к людям, на мой взгляд. После переезда я подписался на Telegram-канал депутата — я спокойно ему написал, он ответил, и проблема начала решаться. Я просто вижу своими глазами, насколько быстро можно решить текущие вопросы благодаря работе депутатов. Наверное, я только здесь, в Израиле понял, зачем они нужны.

Яркие отличия между Израилем и Россией?

Сервис здесь хромает. Я думаю, это связано, опять же, с отсутствием понтов. Да, они меньше заморочены на сервисе, и это, прежде всего, честно. Никто не станет перед тобой лебезить — ни в магазине, ни в парикмахерской, ни в аэропорту. В России как — клиент всегда прав, покупатель — центр вселенной. Здесь — ты равный. Конечно, с одной стороны это честно, но с другой — немного неприятно со стороны потребителя.

У нас здесь есть знакомый, очень обеспеченный человек. Так вот, он рассказывал, что специально ездит в Украину или страны СНГ, чтобы просто почувствовать себя богатым. Потому что здесь, даже если израильтяне видят, что он при деньгах, никто перед ним не будет расстилаться, оказывать особые почести и услуги. В большинстве случаев так и есть. Конечно, есть продвинутые репатрианты из Европы и стран СНГ — они стараются делать высокий сервис, но их бизнесы пока что в меньшинстве.

Синагоги в Израиле — как православные храмы в России; стоят каждые несколько кварталов. И большие, и маленькие

«Ты не можешь почувствовать себя заказчиком»

Приведу пример. Вызвали мы недавно электрика починить проводку; он пришел, и всем своим видом показывал, что делает нам одолжение — нерасторопно ходил, ворчал, сломал нам духовку. И даже ухом не повел — сломал и сломал. Получается, люди, которые оказывают тебе услугу, не чувствуют себя чем-то тебе обязанными. «Я оказываю тебе услугу, ты должен быть мне благодарен». И в такой ситуации ты не чувствуешь себя заказчиком — ты просто пригласил человека, который делает одолжение.

Это Восток, здесь всё на связях. Человек, привыкший стричься в одной парикмахерской, будет стричься там всю жизнь. Потому что это его сосед Йоси и они давно знакомы. Здесь всё по протекции, благодаря сарафану. Поэтому люди чувствуют себя хорошо, им всё равно, как они оказывают услуги — к нему так или иначе придут подстригаться в следующий раз. Просто потому, что он их знакомый или знакомый знакомого.

«К бомбам в небе привыкаешь»

Здесь безопасно, несмотря на то, что Израиль — в кольце врагов. Но, как бы парадоксально это не звучало — я себя здесь чувствую безопаснее, чем в России. Хотя мы уже попадали под бомбы — буквально через пару месяцев после переезда нас обстреливали со стороны Сектора Газа. При этом, мы живем в центре страны, бомбы сюда летают очень редко. В основном достается югу Израиля, на границе с Газой — там стабильно раз в два месяца израильтянам приходится бегать в бомбоубежища. Кстати, в современных израильских домах комнаты безопасности есть в каждой квартире — со стенами из армированного бетона, аварийным освещением, бронированными окнами и дверями. Даже если все здание разрушится, остов из этих комнат останется. Также бомбоубежища есть в подвалах домов старой постройки и на улицах в виде отдельных строений.

Так вот, несмотря на то, что мы сами испытали жуткое чувство (вой сирены, сбитые в небе ракеты) через пару дней страх исчез. Наверное, это связано с тем, что ты не сомневаешься в работе армии, что тебя — простого человека — защитят. Ты уверен в полицейских. Здесь не будет никогда такого, что тебе подбросят наркотики или сфабрикуют какое-то дело. Возможно, с этим можно столкнуться, если вращаешься в высоких кругах. Но для большинства простых людей полицейский — это друг, их здесь любят и уважают.

Армия для всех. Здесь служат все — и девушки и парни. Это обязательно. Срок службы — три года в среднем, в зависимости от рода войск. Армия в Израиле — это очень престижно. К солдатам уважительно относятся, само государство дает очень много преференций тем, кто отслужил. И самая важная причина, почему люди туда хотят идти — там они получают передовые современные профессии. Там нет дедовщины, к военнослужащим относятся с уважением.

Полицейские

«Шабат, шалом!»

В Израиле нерабочими днями являются пятница и суббота (шабат). Рабочая неделя начинается с воскресенья. С точки зрения религии в шабат нельзя работать, садиться за руль и даже включать свет. В принципе, большинство людей стараются придерживаться этого — кто-то с духовной точки зрения, чтобы не оскорбить Бога, кто-то с точки зрения традиции. В целом в этот день почти все закрыто (большие магазины, рестораны), не ездит общественный транспорт и так далее. В этот день люди отдыхают, общаются с близкими, ходят на море, на природу. А кто-то жарит шашлыки на балконе. Да, здесь это не запрещено. Можно спокойно поджарить барбекю. Но при этом, я не видел открытого огня в мангале — в основном все пользуются аэрогрилем.

«Мир без границ»

У каждого гражданина Израиля есть Даркон — это загранник, который дает тебе возможность безвизового посещения около 160 стран. Покупай билет и лети. Из минусов Даркона — запрещен въезд в арабские и некоторые другие страны. То есть ты не сможешь, как россиянин, свободно съездить в Иран и попить там кофе. Но, честно говоря, мы не особо и хотим.

Переехав в Краснодар, мы вдруг осознали, что можно жить по-другому — в мире, где все рядом. (Москва — час перелета, горы, море, Европа). А когда мы переехали в Израиль — близость остального мира ещё больше усилилась.

Мало того, что заграница стала ближе, в самом Израиле очень много классных мест, и все рядом. Три моря (Мертвое, Красное и Средиземное), леса, пустыни, горы. Тут нет клещей и комаров, поэтому на природе можно спокойно отдыхать. Зимой можно даже покататься на лыжах. Но, конечно, есть ностальгия по сибирским лесам и красноярским Столбам.

Чем занимаетесь сейчас, сложно было найти работу?

Первое время (около двух месяцев) мы подрабатывали — ухаживали за пожилыми людьми (сходить в магазин, помочь по дому и т. п.). За три часа работы в день я получал 100 шекелей (2 тыс. руб.). В месяц выходило примерно 2500 шекелей (56 тыс. руб.). Но это была подработка. Конечно, первое время может быть сложно. Если в стране исхода ты имел какой-то статус, то здесь ты можешь начать свою карьеру с уборки улиц и ухаживания за пенсионерами. Людям тяжело приземлиться с верхов, поэтому не все это выдерживают.

Но кто выдерживает — они потом подымаются. Мы тоже с этого начинали, но буквально через пару месяцев у нас получилось найти работу по профессии — сейчас я работаю с видео, занимаюсь контент-маркетингом, Рита работает в офисе. Мы получаем около 16 000 шекелей (366 тыс. руб.) на двоих. Также здесь мы завели свой YouTube канал «Русские в Израиле», где рассказываем будущим репатриантам о всех тонкостях переезда.

Ваши основные траты?

Аренда 3-х комнатной квартиры в центре страны рядом с Тель-Авивом — 4000-4500 шекелей (~91-103 тыс. руб.), коммуналка (свет, вода) — около 1000 шекелей (23 тыс. руб.). Коммуникации — интернет 100 шекелей (2 тыс. руб.), за мобильную связь — около 50 шекелей (1 тыс. руб.) на человека. Арнона (муниципальный налог на землю) — около 400 шекелей (9 тыс. руб.) в месяц. Эти деньги уходят на инфраструктуру придомовой территории — фонтанчики, подстриженные газоны, освещение, детские площадки, дороги. Стоимость арноны зависит от площади квартиры — чем больше кв. метров, тем выше налог.

Медицинскую страховку за нас платит работодатель — это примерно по 180 шекелей (4 тыс. руб.) на человека. На еду в месяц мы тратим около 4000 шекелей (91 тыс. руб.). Но мы очень любим поесть, не экономим. Сходить в кафе с семьей — около 300 шекелей (6 тыс. руб.).

Ещё такой нюанс Израиля — муниципальные детские сад здесь работают только до 14:00. Если тебе нужно оставлять ребенка до вечера — платишь каждый месяц около 1500 шекелей (33 тыс. руб.) за продленку. Тут кстати, декретный отпуск совсем короткий — всего три оплачиваемых месяца. И максимум через полгода после родов женщина обязана выйти на работу, иначе потеряет место. Поэтому здесь много частных яселек, куда отдают совсем маленьких детей (в месяц — около 2000 шекелей (46 тыс. руб.)). Продлёнка в школе тоже платная — 800 шекелей (18 тыс. руб.) в месяц.

Израиль — глубоко религиозная страна. Как вы это ощущаете?

Здесь общество поделено на два лагеря — светские (за еврейскую культуру) и религиозные (за законы Торы). Ультраортодоксальные евреи очень сильно выделяются — ходят в другой одежде (пейсы, черные шляпы и халаты) и живут совершенно отдельной жизнью — своими общинами и кварталами. Большая их часть не работает — они живут на стипендии и всю свою жизнь учатся в коллеле (высшее талмудическое учебное заведение), где изучают Тору.

Еврей в понимании религиозных — это и национальность, и вероисповедание. Из-за этого чувствуется национальное напряжение — либо ты еврей, либо ты русский. Поэтому, могу сказать, что легкая дискриминация присутствует. Опять же, смотря как ты будешь к этому относиться. Мы — достаточно легко, не напрягаемся.

Ортодоксальные евреи

Получается ли интегрироваться в чужую культуру?

Наверное, нет. Сложно вырвать годы жизни в русской культуре и резко переформатироваться. Но это, опять же, не напрягает. Мы ее понимаем и принимаем. Правда, очень не хватает нашего русского Нового года, который мы привыкли праздновать. Здесь это не праздник вообще — 1 января — рабочий день. И вот это грустно, когда ты не ощущаешь всеобщего веселья.

Планируете ли возвращаться в Россию?

Нет, пока мы не планируем. Мы хотим закрепиться в этой стране, взять в ипотеку квартиру. Нам здесь нравится, мы видим здесь будущее, видим перспективы и для детей, и для себя.

Ольга Пестова специально для Newslab, фото из личного архива героев материала

Где живут бывшие красноярцы

Рекомендуем почитать