>
>
Всеволод Фабричный. «Самоед»

Всеволод Фабричный. «Самоед»

16.01.2009
12

Повесть «Самоед» Всеволода Фабричного мне прислал мой хороший знакомый, журналист Леня Зольников с просьбой попытаться пробить где-нибудь публикацию, ну или хотя бы почитать. Самоед Всеволод Фабричный

Вот что пишет о «Самоеде» сам Леня у себя в ЖЖ: «Повесть „Самоед“, как понятно из названия — автобиографична. Герой, он же автор — 27-летний алкаш, в высшем мессианском смысле панк, богопомазанный люмпен, мизантроп, планетарный некрофил и т.п. В юности он переехал с родителями в Канаду, где не захотел продолжать обучение, а устроился работать грузчиком. Из-за хронической несовместимости с прочими человеческими особями, а также по причине некислой любови к питию на одном месте работы он подолгу не задерживался и за десять лет поменял не один склад, разгрузил не одну сотню фур с товарами народного потребления, спресовал не один десяток кубов одежды (когда работал сортировщиком в Армии Спасения), встретил множество людей, с некоторыми из которых работал в паре, выпил с ними и „сольно“ не одну тонну бухла.

Обо всём этом есть в повести — главным образом автор пишет о себе и о людях — а люди в Канаде, судя по его напарникам, не менее „весёлые“, чем у нас…

Источник: Черкаши Леонида Зо 

Занятно и „резюме“ Севы, присланное для этого блога:

Всеволод Фабричный»Всеволод Фабричный. Родился в 1980-м году в г. Солнцево Московской области. Детство прошло легко и любознательно, хотя и наблюдались некоторые отклонения и склонность к одиночеству. Подростковый возраст принес фобии, легкое дегенератсво и горькое сознание того, что ты везде и всюду «ни пришей кобыле хвост». От этого возник алкоголизм. В 1997-м году переехал с родителями в Канаду. Бросил школу, стал чернорабочим на складах и фабриках. В 2000-м году запил и окончательно потерял голову. В последние годы ничего не изменилось кроме того, что пришел легкий испуг от всего что окружает, окончательно укрепился нигилизм и желание «уже никогда не просыпаться.»

От себя могу сказать, что повесть классная. В России сегодня, кроме дураков и дорог, есть еще и третья беда: это грамотные литераторы, так называемые «профессионалы» (вот понятие, которое, на мой взгляд, с литературой в принципе не сочетается). «Профессионалы» эти самые пишут и пишут, публикуются, печатаются, издаются, выступают, награждаются, отмечаются, лауреатствуют и т. д. И тексты-то у них хорошие: ляпов практически нет, и редактор не нужен. Один грех: сказать этим людям нечего. Ну, просто нечего и все. Хоть писать бросай (чего я им от всей души и желаю).

Всеволод же, напротив, под завязку напичкан событиями, историями, соображениями, переживаниями: своими, не вычитанными и не сворованными. По отношению к жизни родня ему (если стоит здесь вообще искать родню) Луи Селин с его крайним негативизмом и чернушным облизыванием-смакованием. Я сам это знаю, признаю и люблю и почти с презрением посматриваю на людишек, боящихся «объективной реальности». Эта книга, в основном о канадской жизни автора, не сладенький репортажик по какому-нибудь «Афонтово» о тошнотворно-сусальной жизни курортной Америки.

Это Северная Америка наоборот, та, которая есть на самом деле и которую большинство из нас не знают, и знать не хотят. Это Америка русского парня, хлебнувшего там лиха, наверное, на пять жизней вперед. Книга и о самом парне, не желающем (не могущим?) приспосабливаться или хоть минимально смиряться с окружающим миром. Уходящего то в алкоголь, то в энциклопедию Брэма…

Была б у нас в России литературная жизнь, литература, а не лит-ра, для любого журнала это был бы самый козырный текст. А пока в ожидании этой самой жизни с разрешения Всеволода выставляю повесть «Самоед» (.doc, 670 кб).

Антон Нечаев

Рекомендуем почитать