>
>
Антон Глушков: «Саморегулируемые организации не «отменят» обманутых дольщиков»

Антон Глушков: «Саморегулируемые организации не «отменят» обманутых дольщиков»

30.04.2009
5

Появление саморегулируемых строительных организаций даже у строителей порождает множество вопросов и домыслов. Кто войдет в новые структуры? Что будет с неудачниками? Некоторые до сих пор живут иллюзорной надеждой, что смогут продолжать строить до окончания срока старой лицензии. Генеральный директор по развитию строительной компании «Культбытстрой» Антон Глушков попытался развеять эти слухи и рассказать «ВК», как это будет на самом деле.

Антон ГлушковЭксперты говорят — не все строительные организации, которые сейчас работают на рынке, попадут в СРО. Это проблема?

Отмечу, СРО уже существуют в России. Просто пока строительной деятельностью можно заниматься еще по ранее выданным лицензиям. Кстати, с января этого года их уже не выдают. Так что фирмам, решившим влиться в отрасль сейчас, как ни крути, придется вступать в СРО. Впрочем, так же как и тем, кто еще работает по старым правилам. Вариантов нет.

В нашем крае выдано около 3800 строительных лицензий. По закону не все должны вступать в СРО. Однако мы предполагаем, что порядка 2500 компаний должны работать в новом статусе. Сколько из них реально может претендовать на это, пока сложно сказать.

Антон Николаевич, все-таки малые организации, не обладающие значительными финансовыми средствами, могут не попасть в СРО?

Действительно существует два камня преткновения. Ни для кого не секрет, что для получения лицензии необходимо было предоставить целый ряд документов: договора аренды, дипломы, соглашения и т. д. После этого можно было ни о чем не думать до окончания срока лицензии. То есть никто не проверял, насколько ты соответствуешь тем требованиям, которые заявил.

Ситуация с СРО немного иная. Она сложнее. Соответствовать заявленным требованиям необходимо на протяжении всего срока действия компании. СРО самостоятельно будут проверять своих членов.

Получается, что создать фиктивную компанию станет сложнее?

Совершенно верно. Никаких фикций насчет численности сотрудников или наличия техники. К тому же меняются сами требования по количеству специалистов: в среднем это пять рабочих с профильным образованием или пять инженеров. И так для каждого из 35 видов деятельности, в которых создаются СРО. Таким образом, если вы хотите заниматься семью направлениями (в данном случае я не говорю только о строительстве), придется для каждого нанимать по несколько сотрудников. Во времена лицензирования всем этим мог заниматься один человек, например.

Так вот, возвращаясь к малым организациям, для них действительно появился барьер. Это плата за вхождение в СРО. Для того чтобы попасть сюда, необходимо внести три вида платежей. Первое — 300 тысяч рублей в компенсационный фонд. Второе — вступительный взнос, который оговаривается самой саморегулируемой организацией и идет на приобретение ее имущества: оргтехники, помещения, транспорта. Третье — регулярные платежи, которые идут на бюджетирование организации.

Каким образом формируются регулярные платежи?

Общим собранием участников утверждается бюджет организации на год. Сумма делится на количество участников. Получаем объем одного взноса. То есть чем больше организаций, тем меньше текущие платежи.

Вы не упомянули о страховании…

Да, это еще один вид платежа, но он скорее относится уже не собственно к СРО, а к общим требованиям. Платится он просто не в общую кассу, а страховой компании. Это своего рода ОСАГО в строительстве. Мы страхуем свою гражданскую ответственность в области причинения вреда в результате некачественного проведения работ.

Кстати, пока существует лишь пять компаний, которые разработали правила для этого вида страхования и зарегистрировались в Росстрахнадзоре.

Все те виды платежей, о которых я говорил выше плюс страховка как раз и являются ограничителем для многих малых компаний. Фирма должна выделить как минимум 400 тысяч рублей из своего оборота, для того чтобы просто продолжать свою деятельность на законных основаниях.

Из хороших моментов могу отметить лишь письмо налоговой инспекции по Московской области о том, что данный вид расходов можно относить на себестоимость продукции. Среди специалистов очень долго велись споры относительно того, что эти траты должны высчитываться лишь из прибыли. Понятно, что не у всех компаний по результатам года есть такая прибыль.

Можно ли в таком случае строить прогнозы относительно ухода некоторых компаний с рынка?

Скорее всего, речь стоит вести не об исчезновении, а об укрупнении и слиянии строительных компаний. Думаю, это вполне нормально. Требования и вправду жесткие, но не стоит их воспринимать как некий подвох со стороны законодателей.

Смотрите, стоимость даже самого минимального строительного объекта очень велика. Цена индивидуального дома стартует с 10 млн рублей. Понятно, что компания должна отвечать за риски. И если у нее нет 400 тысяч рублей, чтобы оплатить даже минимум, то она не должна работать на рынке. Такие пороги есть у банкиров, страховщиков…

Но существует ли опасение, что компенсационного фонда может не хватить на покрытие всех рисков?

В данном случае существует трехступенчатая ответственность. СРО в результате наступления страхового случая несет ответственность за своих членов не по всем рискам. Например, обманутые вкладчики не попадают в сферу ответственности СРО. Если же обрушился дом или стена треснула, это другая ситуация. Тогда в первую очередь отвечает страховая компания. Это примерно 4% от общего оборота. Если этих денег не хватает, то строительная фирма сама отвечает за ошибку. В крайнем случае средства изымаются из компенсационного фонда. Его минимальный объем — 30 млн рублей.

Вы считаете, этого хватит? Сколько стоит построить девятиэтажный дом?

Не стоит строить такие пропорции. Соотносить стоимость ущерба и объекта все-таки неправильно. Ущерб может быть мизерным при стоимости объекта в несколько миллиардов рублей, или наоборот. Вот посчитайте: оборот «Культбытстроя» составляет 6 млрд рублей в год. Если мы возьмем те же 4%, то получается больше 30 млн рублей. Наша ответственность, таким образом, застрахована на большую сумму, нежели находится даже в компенсационном фонде. Если же у организации оборот четыре миллиона, то и риски у нее соответствующие. Думаю, здесь все закономерно.

Вот вы сравнивали этот вид страхования с ОСАГО. Но не получится ли на самом деле как с «автогражданкой» — страховщики поначалу стремились в эту область, а сейчас плачутся о невыгодности?

Для того чтобы об этом говорить, нужна статистика. Вы сами сказали, что страховщики активно кинулись в эту отрасль, а сейчас не знают, как бы вылезти. Кстати, один из косвенных показателей надежности страховщика — это его портфель по ОСАГО.

Конечно, подобное может произойти и в строительстве. Однако есть одно «но», из-за чего история не должна повториться. При ОСАГО ответственность лежит лишь на водителе. Здесь же многое зависит от эффективности самой саморегулируемой организации. Ведь это не просто «общак», куда все «скидываются». СРО — это постоянная деятельность, нацеленная на повышение качества работ организаций, которые туда входят.

В чем это заключается?

Сотрудники СРО имеют право круглосуточного доступа на объекты, имеют право контролировать качество. Собственно, потому СРО так и называются — они самостоятельно регулируют свою деятельность и заинтересованы в том, чтобы максимально сохранить свои денежные средства. Это солидарная ответственность. Тем более СРО может установить даже более жесткие требования, чем это прописано в законе.

Например?

Можно повысить квалификационные требования. Обозначить, например, количество инженерно-технического состава не в пять, а в десять человек. Естественно, данное решение должно быть одобрено членами СРО.

Но в таком случае не получится ли некоего лоббирования? Ну будут пускать в СРО только «своих»? Не превратится ли это в некую форму давления на неугодных?

Прием в члены СРО осуществляется по формальному признаку. «Не нравится» — это не повод. Если все документы и требования выполнены, то отказать в приеме невозможно.

С другой стороны, СРО может и, на мой взгляд, должно очень придирчиво относиться к своим членам, дабы не пустить в свои ряды ненадежные компании. Такие рычаги действительно есть, но это ни в коем случае не отбор «своих». К тому же решение СРО можно всегда обжаловать в суде.

Будет ли кто-нибудь следить за деятельностью самих СРО?

Сегодня эта функция возложена на Ростехнадзор РФ. Причем полномочия отнесены именно федеральному органу, а не региональным отделениям этого ведомства. Уже создан специализированный отдел, который занимается исключительно этими вопросами. Специалисты отдела как выдают разрешения на создание СРО, так и принимают решение об отказе или отзыве. Предполагается, что такой надзор будет вестись в режиме онлайн.

Кроме надзорного органа существует общественный. Называется он Общественный совет по деятельности СРО. Это скорее совещательная структура, отвечающая за создание неких общих норм в законах. Ведь саморегулирование вводится по всей стране, и должна быть некая унификация. А если в каждом регионе будет все слишком разниться, то это приведет к негативным последствиям.

Также есть Росстандартизация. Этот орган должен проверять достоверность предоставляемой СРО информации.

Хватит ли у Москвы специалистов, чтобы уследить за всеми? Да и не далековато ли?

Людей сегодня требуется достаточно много, ведь поток заявок велик. Потом, скорее всего, будет легче, потому что придется выполнять лишь надзорную функцию.

Получить разрешение сложно?

Очень сложно. Все-таки не зря пока зарегистрировано лишь две СРО во всей России.

Как дела обстоят у нас?

Сегодня нам остался лишь один формальный критерий — наличие компенсационного фонда. Организаций — уже более ста. Теперь каждый член должен предоставить выписку из счета, чтобы добраться до минимальных 30 млн рублей. По сути, остались формальности. Думаю, в ближайшие дни мы исполним это требование.

Все-таки СРО — это плохо или хорошо?

В любом нововведении есть плюсы и минусы. Потому сказать однозначно — да или нет — невозможно.

Давайте начнем с минусов?

По сути, их немного — всего два. Первое — это изменение структуры. Когда предприятиям и так несладко, не очень хороший шаг. Хотя, когда закон о СРО принимался, никто, видимо, не догадывался, что нагрянет кризис. Второе — это пресловутые дополнительные траты. Нужно признаться, что в строительной отрасли существует объективная нехватка оборотных средств. Потому сегодня в Госдуме обсуждается возможность корректировки минимальных платежей до 200 тысяч рублей. Когда это случится и случится ли вообще, я не знаю.

А плюсы?

Самое главное — введение СРО приведет к реальному повышению качества работ. Все необходимые механизмы, которые отвечают за этот показатель, должны будут проверяться очень придирчиво. Второй положительный момент — это дополнительные гарантии для инвесторов, что их средства будут сохранены. И наконец, формирование некоей солидарной ответственности — это тоже плюс. Предприятия теперь будут конкурировать перед покупателем, а не подрывать соперников.

Означает ли это, что обманутых дольщиков станет меньше?

Я уже говорил, что СРО застраховано от рисков, которые произошли в результате производства строительных работ. Финансовый риск — это из другой группы и регламентируется другим законодательством. Однако вопросы, связанные с недостройкой объектов и их заморозкой, касаются качества работ. Не всегда, но достаточно часто. Тут очень тонкая грань.

Нельзя говорить, что СРО «отменит» обманутых дольщиков. Но повысит уровень строительных компаний. Таким образом, этот аспект косвенно может влиять на некоторое снижение проблем со вкладчиками.

Не увеличится ли стоимость квадратного метра из-за всех этих дополнительных плат?

Тут надо понимать, что в СРО входят не заказчики и не генподрядчики строительства. По большому счету это субподрядчики, которые выполняют физические объемы на стройке. Сегодня функции заказчика и генподрядчика практически не регламентированы. Привлечение денежных средств — это функция заказчика. Конечно, есть и интегрированные компании, где все вопросы решаются единым руководством. Но большая часть — это все-таки субподрядчики. Так что члены СРО — это те, кто занимается производством работ, непосредственно строительством, и не затрагивает другие виды деятельности. Потому говорить о том, что появление саморегулируемых организаций скажется на стоимости квадратного метра, нельзя. Тем более на сегодняшний момент цена формируется исключительно спросом. Два года назад этот показатель действительно рос, исходя из стоимости затрат. Например, выросли цены на материалы, автоматически вырос квадрат. Сейчас все зависит от того, сколько покупают.

Почему принято решение о продлении лицензий в этом году?

Дело в том, что ситуация с СРО оказалась в подвешенном состоянии, потому Федерация и приняла такое решение. Но, так или иначе, все СРО должны быть созданы уже в этом году на базе некоммерческих партнерств.

Кстати, есть ли противники СРО?

Конечно, тот же лицензионный центр, который ныне должен быть ликвидирован, был категорически против. Собственно, если бы не его лоббистская деятельность, СРО могли бы уже существовать.

Строительная отрасль всегда считалась достаточно коррумпированной. Возможно, что после введения СРО ситуация усугубится?

СРО — это абсолютно прозрачный орган. К функциям исполнительной дирекции отнесен минимальный объем функций. Он печатает документы, развозит, разносит, занимается другой организаторской деятельностью. Все решения принимаются на общем собрании. Если две трети организаций проголосуют за, решение будет принято. Также есть совет — выборный орган.

А коррупция возникает именно тогда, когда существует исключительное право решения одного человека. Здесь для этого просто нет почвы.

Марат Винский, «Вечерний Красноярск»

Рекомендуем почитать