>
>
Владислав Ефимов: «Пришло время новых проектов»

Владислав Ефимов: «Пришло время новых проектов»

08.12.2009
0

Гидроэнергетика всегда занимала существенное место в экономике нашего края. В последние годы позиции этого вида энергетики упрочились. Что и понятно, ведь динамично развивающемуся региону нужна дешевая и экологически безопасная генерация, а у гидроэнергетики в этом отношении нет конкурентов, считает руководитель дирекции по взаимодействию с регионами СФО Владислав Ефимов.

Начнем с достаточно общего вопроса - какое место сегодня занимает гидроэнергетика в мире?

Весьма существенное. В 80-е годы прошлого века доля электричества, выработанного на ГЭС, в общем объеме доходила до 26%. Развиваться эта отрасль начала сразу после Второй мировой войны, ежегодно прирастая весьма существенными объемами. С послевоенного времени к началу этого века выработка на ГЭС в мире выросла более чем в 10 раз до 2100 млрд кВт-ч. В некоторых странах, правда, позиции гидроэнергетики пошатнулись. От нее не отказываются, а наоборот - некоторые страны полностью использовали свои возможности в гидроэнергетике. Например, во Франции, которую часто приводят в пример как страну, отказавшуюся от строительства ГЭС, освоение гидропотенциала близко к 97%. США используют свой гидропотенциал на 75%, а Норвегия - на 99%. Понятно, что осваивать им больше нечего, поэтому генерирующие мощности в этих странах теперь прирастают за счет других источников. Например, атомных электростанций.

Тем не менее во всем мире сейчас строятся более 300 плотин выше 60 метров, даже в Европе - десятки. США и Канада тоже продолжают строить. С 2008 года абсолютное лидерство перешло к Китаю. Отставшие страны тем временем наверстывают упущенное: наиболее активно строительство высоких плотин ведется в Иране, Индии, Японии, Вьетнаме, в странах Центральной и Южной Америки. Даже в Австралии, стране с наиболее жестким природоохранным законодательством и очень ограниченными водными ресурсами, в стадии строительства две высокие плотины на восточном побережье.

У нас, надо полагать, все несколько иначе?

Гидротехнический потенциал России освоен менее чем на 20%. И при этом в Сибири и на Дальнем Востоке, где рассредоточено 80% гидропотенциала страны, только две крупные плотины сейчас строятся: Усть-Среднеканской и Богучанской ГЭС. Пока ни одного нового проекта в стране, только достраиваем то, что начато в советское время. Но время новых проектов не за горами.

Почему при столь небольшом освоении строительство ГЭС в свое время было приостановлено?

ГЭС перестали строить в России в 90-х годах прошлого века. Не нужно, полагаю, напоминать, в каком экономическом состоянии тогда находилась страна - огромный дефицит бюджета, потеря системы госзаказа, реорганизация контролирующих структур. Добавьте к этому повсеместный спад энергопотребления, вызванный плачевным состоянием промышленности. Понятно, что при таком положении дел ни о каком развитии энергетики речи уже быть не могло.

Надо понимать, что энергетика, притом что она всегда была локомотивом экономического и промышленного развития, сама зависима от этих отраслей. Тот спад промышленного производства, который произошел в конце прошлого - начале нынешнего века, повлиял на гидроэнергетику. Вы знаете не хуже меня, что большинство крупнейших промышленных предприятий края если и работают, то уж точно не на тех объемах, что раньше.

Тогда зачем сейчас возобновлять строительство генерирующих мощностей? Или ситуация уже изменилась?

Конечно, изменилась. Да, крупные предприятия по-прежнему далеки от прошлых объемов, но энергопотребление перераспределилось. Появился средний и малый бизнес. Плюс радикально возросшее бытовое потребление электроэнергии. Да настолько, что в старых квартирах проводка работает на пределе при всех новых бытовых приборах. Так что уже несколько лет в Сибири существует потребность в дополнительной электроэнергии.

Приведу известные, опубликованные ранее цифры. Если в 2002 году по Красноярскому краю, в зоне обслуживания Красноярскэнерго, потребление электроэнергии составляло 32,8 млрд кВт-ч, то в 2008-м - уже 36,5 млрд. Конечно, в этом году произошел спад, но не такой, чтобы снять проблему дефицита генерации. Ожидаемый объем энергопотребления в крае в 2009 году 35,3 млрд кВт-ч. Кроме того, после окончания текущего мирового финансового кризиса мы ожидаем резкий, скачкообразный рост потребления.

Надо понимать, что покрывать этот дефицит можно несколькими путями. Первое, самое очевидное - строительство дополнительных источников генерации. Второе - повсеместное внедрение энергосберегающих технологий. Третье - перераспределение электроэнергии из энергоизбыточных регионов в другие, динамично развивающиеся. Ну и четвертое - реконструкция старых сетей и подстанций в современные, передающие более высокую нагрузку. Три последних внедрять нужно так или иначе, но и без дополнительных генерирующих мощностей не обойтись.

Еще одна важная причина строить ГЭС - только ГЭС, обладая маневренными мощностями по сравнению с угольными и иными станциями, покрывают пики энергопотребления и служат для повышения надежности в энергоснабжении. Случись что с любым объектом генерации - ГЭС первыми принимают на себя нагрузку. Они решают вопросы энергобезопасности страны. ГЭС работают на возобновляемых ресурсах, и их энергия не зависит от конъюнктуры цен на органическое топливо.

Сейчас РусГидро обсуждает 3 инвестпроекта на территории края: это Нижне-Курейская, Мотыгинская и Эвенкийская ГЭС. На какой стадии находятся эти проекты?

На различных стадиях. По Нижне-Курейской в июле прошли общественные обсуждения по предварительному варианту ОВОС. Получили вопросы и предложения от контролирующих органов, администраций, общественных организаций и простых жителей. Внесли эти замечания и предложения в конечный вариант ОВОС. Сейчас завершаются процедура ведомственной экспертизы проектных материалов и подготовка документации для передачи в Главгосэкспертизу. По Эвенкийской ГЭС сейчас находимся на предпроектной стадии - стадии обоснования инвестиций. Проекта как такового еще нет. Прошли общественные слушания в Туруханске и Туре, собраны мнения и позиции, материалы направлены в 49 контролирующих организаций. Сейчас ждем их ответа. По итогам общественных слушаний для уменьшения длины полыньи после Эвенкийской ГЭС в проект может быть внесена проработка контррегулирующей станции (аналог Майнской ГЭС для Саяно-Шушенской). По Мотыгинской ГЭС также прошли общественные обсуждения, завершили этап обоснования инвестиций. Впереди - разработка проекта.

Когда же начнется собственно реализация этих проектов?

По Нижне-Курейской ГЭС в первом полугодии 2010 года мы, надеюсь, получим готовый к реализации, прошедший Главгосэкспертизу проект. В этом вопросе мы надеемся на поддержку края, интересы которого этот проект решает в первую очередь.

Мотыгинская ГЭС также интересна, но по этому объекту проект еще только предстоит разработать. Здесь все будет зависеть от темпов роста энергопотребления в крае, так как энергия этой станции предназначена для внутреннего потребления. Если прогнозы промышленного роста оправдаются, то эта ГЭС понадобится на рубеже 2020 года.

Про строительство Эвенкийской ГЭС говорить рано, сейчас мы лишь оцениваем возможность реализации такого проекта, изучаем территорию района предполагаемой реализации проекта, оцениваем возможности отечественной промышленности. Проект, безусловно, интересен, но здесь нужна тщательная оценка всех факторов и возможных рисков.

Если смотреть по выработке, получается, что строительство всех этих объектов не то что покроет собой существующие энергопотребление в крае, но и создаст излишек электроэнергии на рынке. Куда пойдет эта энергия, где будете искать потребителя?

Нужно иметь в виду, что инвестиционный цикл строительства ГЭС значительно продолжительнее, чем в тепловой и атомной генерации, поэтому и горизонт планирования дальше. Мы сегодня должны спрогнозировать, какие потребители появятся через десять-пятнадцать лет, и приложить усилия к тому, чтобы отсутствие энергии не стало сдерживающим фактором развития промышленности в перспективе. Наличие этих станций сегодня ошибочно представляется избыточным; пока мы их запроектируем и построим, может оказаться, что их мощности уже не хватает. Уже сейчас в мире нехватка энергии является сдерживающим фактором для развития экономик многих государств, а по мере истощения запасов органических энергоносителей (нефти и газа) ситуация станет еще острее. С учетом потенциала Красноярского края уверен, что вся энергия Нижне-Курейской и Мотыгинской будет востребована на местах промышленными предприятиями и населением края. Вся выработка еще не построенной Нижне-Курейской ГЭС сегодня уже законтрактована на 15 лет вперед при стоимости у конечного потребителя не выше 8 рублей за кВт-ч, тогда как сейчас с дизельных станций она поступает по 23 рубля.

Эвенкийская ГЭС в большей степени федеральная станция, предназначена для обеспечения устойчивости всей энергосистемы Сибири, Тюмени и Урала.

А какие будут экономические и социальные последствия?

Во-первых, это налоговые поступления. Во-вторых, рабочие места. Причем не только для специализированных рабочих, занятых на строительстве ГЭС, которых будет от 5 до 10 тысяч. Но и для самих жителей северных районов края, у которых со стартом строительства появятся рынки сбыта продукции традиционного промысла, улучшится инфраструктура. К тому же, как показывает практика, после появления в территории дешевой генерации там активно начинают развиваться промышленность и малый бизнес, что тоже даст и налоги, и рабочие места.

Не могу обойти стороной и вопрос технической безопасности гидротехнических сооружений. Насколько они изменятся (или уже изменились?) после аварии на Саяно-Шушенской ГЭС? Не приведет ли это к затягиванию сроков и просто ощутимому удорожанию всех трех проектов?

Конечно, авария на СШ ГЭС внесла свои коррективы в подходы обеспечения безопасности гидротехнических сооружений. Сейчас все привлечены к проблеме минимизации рисков при строительстве и эксплуатации гидросооружений: не только наши сотрудники, но и ученые и надзорные органы. Компания эту работу ведет, и я думаю, что новые требования к безопасности, усовершенствованные подходы к проектированию, строительству и эксплуатации сделают гидроэнергетику еще более надежной.

Евгений Смолин, «Вечерний Красноярск»

Рекомендуем почитать