>
>
>
Артур Пилипенко: «Бума в малоэтажном строительстве не жду»

Артур Пилипенко: «Бума в малоэтажном строительстве не жду»

11.02.2010
2

По мнению архитектора Артура Пилипенко, малоэтажное строительство вряд ли получит в ближайшем будущем серьезное развитие. Люди не очень расположены строиться и жить в чистом поле. Тем не менее сегодня спрос на такого рода проекты есть. Причем заказчики стали цивилизованнее, их уже не интересует новорусская эклектика с элементами барокко. Не интересует, впрочем, и хай-тек в чистом виде. Лаконизм, но разумный, — примерно так.

Формирование пространства

Артур ПилипенкоПроектами, связанными с малоэтажным строительством, занимаются все архитекторы или это штучный товар?

Мне эта тема близка: одним из первых заказов, когда создал частную компанию, был коттедж. Все или почти все частнопрактикующие архитекторы через это прошли. Для меня все началось в 1991-1992 годах. Тогда народ как раз начинал «выпрыгивать» на землю. Все жили примерно одинаково бедно, и что такое дом, тем более — коттедж, из заказчиков мало кто понимал. Если говорить о философии, к 90-м годам не было еще представления, что такое частное жилье. Немногие представляли, что нужно, что должно быть в этом доме. Какие стандарты сидели в голове: дача — минималистическое жилье, чаще всего вообще из одной комнаты, она же кухня; второй штамп — некие, опять же больше существующие в сознании, «писательские» дачи, которые и есть-то только в Подмосковье, или поселки с генеральскими дачами, которые, как и писательские, люди видели в основном из-за забора. Был третий миф из кино: рабыня Изаура, фазенда... Из этого и строилось представление о том, каким должен быть загородный дом. С этим человек и приходил к нам делать заказ.

Кто платит, тот заказывает музыку. Приходилось выполнять?

Архитектор все-таки человек более просвещенный. Приходилось объяснять, что не всему нужно верить, не все принимать буквально. Что живем в Сибири, не всякая архитектура нашим условиям соответствует.

— Мне рассказывали, что на заре моды на коттеджное строительство многие вообще обходились без архитекторов: «Нарисуем — будем жить».

— До сих пор обходятся. Процентов восемьдесят коттеджей и сегодня строятся без участия архитектора. Считается, что архитектор — это дорого. Дешевле придумать самому. Потом человек начинает понимать: что-то не то построил. Если он состоятельный — начинаются спасательные работы. Он все-таки нанимает архитектора, в результате дом обходится ему значительно дороже, чем мог бы.

Конечно, спустя минимум 15 лет от рождения моды все-таки сформировался слой заказчиков, которые более-менее четко понимают, чего хотят. Они поездили по миру, посмотрели — и создали свою мифологию. Которая тоже постепенно модернизируется. Поначалу строить дом меньше 500 «квадратов» вообще считалось неприлично. А хорошо бы не 500, а 1 500. Один этаж — ни о чем, надо три, а лучше четыре. И мансарду сверху. Часть этих заказчиков успела построить такие дома и пожить в них. Скоро поняли: они — не для жизни. Три этажа не нужны, они «не работают». Даже второй обживается с трудом. Мало радости — бегать туда-сюда по лестнице. Оказывается, подвал, где тренажерный зал, бассейн, бильярдная, тоже не работает, его никто не посещает. Беседка в 20 метрах от дома — далековато, хорошо бы в пяти... И так далее. И оказывается, для комфортной жизни достаточно 150-200 метров. Владельцы 500 «квадратов» приходят к нам и говорят: «Нарисуйте мне чего попроще, а этот я постараюсь продать...»

Как насчет пейзажа за окном?

Эта опция появилась сравнительно недавно, раньше ею пренебрегали. Землю дали — и слава богу. Строили в прямом смысле крепости. Можно проехать на Удачный, посмотреть памятники первооткрывателям коттеджного строительства. Стоят мастодонты окно в окно, хочешь закурить — из соседнего окна огонька поднесут... Сегодня этого больше не хочется. В масштабе один к одному смакетировали чужую жизнь — не понравилось. Не жизнь. Начинает формироваться нормальный потребительский запрос, представление о том, в каком пейзаже комфортно жить. Сегодня даже дома большой площади в основном одноэтажные, ну еще мансарда сверху может быть. И пейзаж обязательно!

Качество жизни

Артур ПилипенкоКак изменился заказчик?

Сменился контингент. Прежняя публика — люди малообразованные, из низов, часто из бандитов, с соответствующей ментальностью. Сейчас публика совершенно другая. Они, может, те же вчерашние бандиты, и за 15 лет книжек больше читать не стали, но сама жизнь их обтесала, образовала по-своему. Кроме них — средний класс, который, правда, сейчас снова утопили. Еще молодые бизнесмены от 30 до 40 лет — они, конечно, сильно отличаются от предшественников. Те, кто постарше, кто прежде находился при власти и располагал возможностями, уже все построили, им уже ничего не надо.

С новым заказчиком проще работать?

Конечно! Молодежь вменяемая, с ними разговаривать легко и просто. Им уже нужна хорошая архитектура, а не та жуть с наворотами, не просто квадратные метры, как раньше. Они уже представляют образ жизни, который они будут там вести. Предыдущих заказчиков приходилось лечить от всевозможных фобий, мы больше чувствовали себя психоаналитиками, чем архитекторами. Они жили мифами, которые на практике плохо сочетались с действительностью. Мы привыкли, что вокруг — движение: кто-то шевелится за стенкой, кашляет, ругается, собаки лают соседские. И вдруг — чистое поле, и ты — один.

Насколько сегодня сегмент малоэтажного строительства насыщен?

Думаю, совсем не насыщен. Я все время задаю себе вопрос: почему до сих пор нет бума, который мы ожидали? Почему истерии нет вокруг коттеджного строительства? Ведь строить не так уж дорого, мне называли реальную себестоимость квадратного метра в шесть тысяч рублей. Конечно, это совсем небольшой домик с примитивными инженерными разводками, и цена реализации наверняка повыше, но все равно не столько, сколько стоит новая городская квартира. Почему нет всплеска спроса, почему никто не рвется?.. А я думаю, и не будут рваться. Сибирская ментальность — жить коллективно. Ну, поселился ты один с семьей в коттедже, у тебя при морозе 36 градусов система водоснабжения перемерзла — что будешь делать? К теще? Одна эта мысль мужика приводит в ужас!

Второй момент, как ни странно для состоятельных людей, — расходы на транспорт. Вот я буду жить на Шумихе, у меня объем двигателя — 4,8 литра. Я 15 тысяч ежемесячно только на бензин потрачу. А с женой, с ее машиной — 20-25 тысяч. Плюс местное отопление — выходит под полтинник. Надо мне такое удовольствие? Машину, конечно, можно поменять на «попроще» — тогда в чем кайф? Жить в хорошем доме — и ездить на «Мини-Купере»? Дом — это все-таки еще и качество жизни.

О пейзаже ты сказал. А насколько серьезно влияет на выбор места строительства, скажем, близость к реке?

Заметно влияет. Опять же — сибирская ментальность. Река — это жизнь. Заблудился в тайге — нашел ручей, по ручью вышел к реке, река выведет к жилью — спасен. Коттеджные поселки, которые стоят на холмах, мне кажется, серьезных шансов не имеют. Посмотри на «Новалэнд» напротив Солонцов — там же ничего нет! Есть комплексный подход, безусловно, но дома очень близко друг к другу, нет пространства, нет ни малейшего ручейка... Я не хотел бы там жить. Мне кажется, это потемкинская деревня, придуманная чиновниками для чиновников. Людям там делать нечего. В основном все-таки у нас продаются и покупаются участки по реке: Базаиха, Мана, Енисей... Вот там можно строить поселки, продавать дома по любой цене — будут покупать.

Хлопотная штука

Артур ПилипенкоДешевые малоэтажки — это реально?

Я считаю, социальная малоэтажная застройка — это небольшие микрорайоны с домами до трех этажей — точно не выше, это позволяет применять дешевые строительные технологии, их теперь миллион, почти на каждой строительной выставке представляют. Важно, чтобы была очень хорошая транспортная инфраструктура, хороший ландшафт, много солнца. Тогда можно обойтись и без ручья, озера, достаточно артезианской воды.

А такие примеры есть?

Нет.

Странно. Я видел у знакомого архитектора замечательный, красивый проект комплексной застройки, который не востребован, — почему? Красиво, недорого, удобно...

Мы, архитекторы, как миссионеры среди папуасов... В строительство пришли все, кому показалось, что это очень доходный бизнес. Занимался человек маркетингом томатов на Центральном рынке — решил зарабатывать деньги на строительстве. Денег-то больше. Он сначала бригадой руководил, которую собрал из таких же, а теперь — гендиректор строительной компании. Ему наши красивые проекты не нужны, ему — чтобы подешевле и быстро. А архитекторы планировать не умеют. Что такое планирование по европейским меркам? Это маркетинг. Нужно — не нужно, востребовано рынком — не востребовано. Никто этим не занимается. Почему-то все решили, что народ кинется покупать коттеджи. С чего вдруг? Ну проведите хотя бы фокус-группу, убедитесь, правильно ли вы представляете себе потребности потребителя. Пообщайтесь с людьми. Я, например, понимаю, что для меня дом на земле — большой геморрой. Я буду платить за электричество и тепло совсем не те деньги, которые плачу сейчас.

Картинку профессионально нарисовать можно, вопрос: кто ее купит?

И все-таки какую долю занимает сегодня малоэтажное строительство в общем объеме?

В деньгах объем оценить не берусь, а доля — думаю, 10-15 процентов. Не больше. Я не вижу энтузиазма среди заказчиков относительно перспектив строительства поселков или даже отдельных коттеджей. Многоэтажный жилой дом в центре города — легко, уйдет очень быстро. И динамика сохранится. А по коттеджам — в Геленджике, Сочи, то есть там, где потеплее, можно ждать бума, у нас — вряд ли.

И все-таки заказчики есть. Чего они хотят сегодня — типового простого решения или эксклюзива?

Проектирование частного коттеджа — штука довольно хлопотная. Спроектировать жилой дом многоэтажный намного проще: корпоративный заказчик, два-три согласования — и готово. Проектируя коттедж, ты имеешь дело непосредственно с заказчиком, его женой, его мамой, ее мамой... Накувыркаешься. А полученные деньги твоих усилий не окупят. Больших денег просто никто не даст. Теоретически проект стоит около десяти процентов от сметы, реально больше 500 тысяч за коттедж ты не возьмешь. Называешь миллион — слышишь в ответ: «Да ты неадекватен!» А если посчитать зарплату архитектора, специалистов по инженерным коммуникациям и уложить ее в то, что заказчик готов заплатить, на выходе получим нулевую рентабельность.

Это не значит, конечно, что мы отказываемся от таких заказов, но... как-то договариваемся. Если типовой проект — проще, там стоимость наших работ укладывается в 100-150 тысяч, и заказчик на это спокойнее реагирует.

Говорят, порой заказчики просто приносят застройщику картинку, скачанную из Интернета, где пропорции нарушены, цифры нарочно искажены...

И к нам такие приходят. У нас даже понятие такое есть — «обводить каракули заказчика». Он приносит то, что сам на листочке нарисовал, и требует сделать в точности так. Архитектор «обводит»... Но уважающий себя профессионал этим заниматься не станет. Мы не занимаемся.

Материя первична

Артур ПилипенкоЧто пользуется у заказчика большим спросом — дерево или кирпич?

Кирпич. Как ни странно, строить из кирпича дешевле. Если брать дом из кругляка, вырубленный из хорошего дерева хорошими мастерами, кирпичная стенка дешевле процентов на 10-15. К тому же наше сибирское бревно по теплосбережению не очень, кирпич лучше тепло держит. Боюсь быть неточным, но, если не ошибаюсь, в процессе естественной инфильтрации бревна ежесуточно теряется до 20 процентов тепла. Вот и выходит: дом из бревна поставили — через год начинают обшивать его кирпичиком. Надо понимать, что, если ты строишь дом из кругляка, ты ежедневно будешь на 20 процентов больше тратить тепла — следовательно, на 20 процентов вырастут твои затраты. Поэтому кругляк больше используется при строительстве дачных домиков, где ты точно круглый год жить не станешь. Ну уж при 36 градусах на улице — гарантированно.

А каркасные дома, которые сейчас активно рекламируются, как с точки зрения теплотехники?

Очень хороши. Думаю, по большому счету альтернативы им нет, это самый оптимальный вариант. Кирпич, как всякий камень, сначала надо нагреть, и потом он довольно быстро отдает тепло. А панели — это термос. Там пространство можно свечкой отапливать.

Но каркасно-панельные решения ограничивают возможность архитектурных изысков?

Сейчас требования к архитектуре в малоэтажном домостроении заметно изменились. Мы выработали некий формальный язык, позволяющий применять даже в модульном домостроении интересные архитектурные решения. Конечно, если ты хочешь сделать русское барокко и при этом используешь каркас, вряд ли удастся это совместить. Но на русское барокко народ сегодня не очень падок.

Меняются технологии строительства, меняются и инженерные решения. Как это отражается на проектах, на строительстве?

Мне приходилось слышать о том, что в котлах автономного теплоснабжения используются какие-то элементы, которые использовались при производстве подводных лодок. Как они работают и что собой представляют, никто не знает, но энергию экономят существенно. Но тут мы предоставляем заказчику право выбирать — пользоваться традиционными системами или выбирать, что подороже, но поэффективнее. Хотя, конечно, это не совсем правильно — мы-то лучше знаем. Все равно что врач предлагал бы больному на выбор три таблетки от головной боли — выбирай, что тебе больше по душе!

Какие окна заказчики сегодня предпочитают?

Если бы я предложил тебе погадать на спор, я бы выиграл. Не пластик, не дерево — алюминиевый профиль. Надежнее, менее подвержен повреждениям, а если и появляются на нем царапины — смотрятся менее безобразно, чем на том же пластике. Еще полезная тенденция — широкие, просторные окна. Мы живем в Сибири, где солнца не очень много. Люди перестали бояться больших оконных пространств, понимают теперь, что и большие стеклопакеты могут прочно держать тепло.

Новые строительные материалы добавляют свободы архитекторам?

Разумеется. Пример. Одна из стен нашего офисного особняка толщиной в один кирпич изнутри окрашена специальной теплосберегающей краской «ТСМ-керамик». Похожая краска использовалась в свое время на американских шаттлах, потом аналог разработали наши «космические» специалисты. Можно пощупать: она теплая. На БКЗ мы покрасили целую стену такой краской — там, где нельзя было нагружать никаким дополнительным утеплителем, прочность была на пределе. Слой в миллиметр сопоставим с 30 миллиметрами пеноплекса или с двумя кирпичами кладки. По цене, конечно, кусается — не готов сказать сколько, но недешево. Зато надежно.

Много новых решений и по другим материалам. Думаю, будущее в строительных технологиях — за такими решениями, связанными с космосом, с работой наших ученых и специалистов «из космоса». Будут тонкие, гибкие, теплые материалы, и со временем — недорогие.

Какие пригородные районы будут наиболее активно осваиваться застройщиками в ближайшие годы?

Во-первых, оптимальная удаленность от краевого центра — до 30 километров. Во-вторых, это направления по Енисею. В сторону Березовки, в частности. Хотя там, конечно, проблема — ТЭЦ, большой минус. Зато места живописные. Но есть надежда, что их все-таки «ужмут» до европейских норм по выбросам. До полной утилизации. Это от власти зависит, конечно.

Но, как я сказал уже, бума малоэтажного строительства я все-таки не ожидаю. Над нами довлеет привычка, ментальность не меняется.

Справка «ВК»

Артур Пилипенко

В 1983 году окончил Свердловский архитектурный институт. По распределению работал во Владивостоке. После этого вернулся на родину — в Красноярск. Работал в системе Минатома в Железногорске. В 2002 году организовал частное проектное ателье. Ныне — архитектурная группа «Первая линия».

Геннадий Васильев, «Вечерний Красноярск», №5 (246)

Рекомендуем почитать