>
>
X Международный Фестиваль поэзии на Байкале, часть первая

X Международный Фестиваль поэзии на Байкале, часть первая

19.07.2010
24

Фестиваль завершен. В нем приняли участие самые топовые фигуры русской поэтической современности. Обо всем по порядку.

Иркутск

Не в обиду будет сказано организаторам и гостям, но лично мой шкурный или, если угодно, интеллектуальный интерес был географический: узнать дотоле незнакомую мне область, город, озеро. Никогда не отказываюсь от поездок в места, где я допрежде не был.

ИркутскА тут — сами позвали. Как выяснилось впоследствии — позвали не потому, что мы с женой (а ездил я с супругой — великой русской поэтессой Анжелой Пынзару), к примеру, поэты, или скажем, интересны организаторам, а потому, что Фонд Прохорова, главный спонсор мероприятия, нас рекомендовал. Что ж, Фонду спасибо, спасибо радостное и большое, ибо не в первый раз и не просто так.

Иркутск понравился, очень приятный, милый, разнообразный центр, архитектурно и исторически намного богаче центра Красноярска. Там реально есть, где погулять с девушкой, не тупо, как у нас, по улице Мира или по набережной, но петляя по центральным улицам, в конечном итоге все равно выходящим на Маркса. В центре много церквей, на берегу Ангары памятник Александру Третьему, не доходя до него Александр Вампилов в бронзе, где-то поблизости Ленин будто бы с бодуна... Народ демократичен, часто просят бабки, звучат песни, приезжие и местные панки зарабатывают бабло.

После десяти вечера каждый третий в Иркутске в невменяемом состоянии, в нарко- или алкогольной прострации, в темных углах бурятские банды посверкивают злыми глазами и длинными ножами...

ИркутскВообще лицо города, как минимум, на треть восточное, бурятское. То и дело встретишь бурятскую бабушку в национальном костюме или приятную сексуальную, раскосую молодуху, по всей видимости, учащуюся одно из вузов Иркутска (см. фото, одна из подобных продавала наши книжки). Много в городе зелени, цветов, фонтанов; фонтанов, наляпанных не абы как, по желанию «увлеченного» мэра, а в соответствии с эстетической необходимостью. Точечная застройка, которая в Иркутске тоже присутствует, меня лично никак не напрягла, хотя в разговоре с продвинутым иркутянином, я выяснил, что такое строительство также безжалостно и преступно по отношению к старине, как оно преступно и у нас в Красноярске.

В городе крайне неудобный вокзал, доехать до него на машине не так-то просто, нужно делать замысловатый и убивающий время крюк. Само здание вокзала красивое, есть мысли сделать из него исторический памятник, а саму станцию Иркутск перенести в более удобное место.

Внимание: по центру города ходит прилично одетая девушка, пахнущая французскими духами, с ребенком на руках, говорит, что только что ушла от мужа, просит семьдесят рублей. Мы дали, но потом видели ее не однажды. Это чистый развод.

ИркутскВ Иркутске на базаре продается курильский чай, стакан с верхом сорок рублей, всем рекомендую, помогает от многих, многих болячек, да и просто вкусен. Омуль, а это национальный иркутский бренд, лучше про запас и в дорогу ни в каком виде не брать, чтобы вам продавцы не говорили — он все равно испортится, не лежит совершенно.

Иркутск полон цветов, красочные кашпо висят на фонарях, яркие цветочные композиции выставлены в витринах, на балконах. Много цветочных лавок.

Город достаточно чистый, в пять утра его начинают скоблить дворники и машины, мы жили в гостинице «Ангара», выходящей на центральную площадь, так покоя не было совершенно: то байкеры ревели моторами, то струи очищающей воды мешали вздремнуть вольготно.

Прикольных, шокирующих мое сибирское сознание названий, я не заметил (как в Ебурге, к примеру); наиболее забавное, пожалуй, салон красоты «Нерпенок»... Что там делают, а главное, из кого, сложно себе представить.

Набережная не заставлена, как у нас, шашлычными, а, напротив, абсолютно свободна: люди прогуливаются, музыканты выступают, пивко, вода, газировка льются рекой-ангарой.

ИркутскВ Иркутске очень дорогие такси. Мы пару раз ездили, и решили, что нас накалывают; однако один, похоже, сведущий иркутянин, знакомый и с красноярскими реалиями, объяснил это дело так: «Ваш Хлопонин в свое время сказал таксистам: „Или у вас будет конкуренция, или я завтра покупаю парк такси, делаю минимальную цену, и вы все прогораете“. В Иркутске же такого губернатора не нашлось. В такси поэтому монополия».

Реально, от ресторана до гостиницы (из опыта), езды менее двух минут, с нас содрали полторы сотни рубликов. Если история, рассказанная иркутянином, правда, то «Хлопоша — хороший».

В Иркутске есть улица Урицкого, аналог Арбата, то, что у нас в Крыске сделать не получилось. И она правильно там есть: она небольшая, втекающая в центральную Маркса, насыщенная магазинами, расположенными в старых зданиях. Смотрится органично.

Не знаю насчет пробок, но я их практически не заметил: есть затруднения движения, но так, как у нас — полный безнадежный стояк — такого ни в какое время наблюдать не приходилось. Хотя улицы узкие, и на той же Маркса, к примеру, паркуются весьма вольно, автомобильной жопой чуть ли не к белой полосе. Однако и автобусам, и пешеходам места хватает перейти и проехать.

В центре мало светофоров, но много зебр, все рассчитано на порядочность водителей; и это вполне иллюстрирует мою, впрочем, не только мою известную мысль, что при отсутствии жестких дорожных запретов, нарушений и жертв движения должно быть меньше в разы.

Антон Нечаев

Рекомендуем почитать