>
>
>
Продавцы ночи

Продавцы ночи

17.09.2010
4

Самую большую прибыль ночной клуб имеет во второй месяц после открытия

Согласно расхожему мнению, срок жизни ночного клуба — три года. Именно столько времени нужно публике для того, чтобы оценить по достоинству заведение, принести владельцу максимальную прибыль, а потом благополучно «мигрировать» из этих стен в новые.

Красноярск — город не оригинальный: для того чтобы продержаться на плаву, клубам приходится регулярно менять формат, а то и целиком бренд. На плаву почти в неизменном виде остаются только студенческие клубы — контингент каждый год «подрастает» новый. Но и прибыль ориентированные на молодежь заведения эконом-класса имеют самую низкую.

Место под стробоскопом

Сегодня в Красноярске работает порядка 30 ночных клубов различного формата. Клубный бизнес — один из самых переменчивых: в городе то и дело с шумом открываются новые заведения. Некоторые из них с таким же треском закрываются, не выдержав конкуренции. С одной стороны, вкусы общества очень переменчивы, любой новый, грамотно разрекламированный проект непременно вызовет интерес. С другой — раскрученные много лет назад бренды до сих пор уверенно работают, имея стабильный спрос.

Возможно, секрет в том, что в отличие от соседнего Новосибирска конкуренция в нашем городе не столь высока, а ёмкость рынка вполне сопоставима. По субъективным оценкам, совокупный оборот рынка ночных заведений Красноярска в месяц составляет порядка 100 млн рублей.

— Порог для вхождения в бизнес для местных предпринимателей очень высок, значительно выше, чем в том же Новосибирске, — говорит руководитель сети клубов «Иксы» Сергей Маслаков. — Заведений там больше, но по качеству красноярские клубы лучше. Когда-то местные предприниматели поставили очень высокую планку, и для того, чтобы эту планку удерживать, требуются большие денежные вливания.

Однако и прибыль не заставляет себя ждать. Как отметил Маслаков, в отличие от заведений общепита уже в первый месяц после открытия клуб имеет неплохую выручку.
— Пиковое время для хорошего клуба — второй месяц работы, — говорит он. — Именно тогда клуб снимает сливки с ажиотажа клиентов. Минимальные вложения, которые необходимо внести хотя бы в интерьер и реконструкцию заведения, а это 10-12 млн рублей, окупаются меньше чем за год. Предыдущий проект, над которым я работал — клуб «Малина», — окупился за 10 месяцев. Судя по тенденции, «Иксы», которые открываются на месте «Малины», окупятся еще раньше.

Дмитрий ШвецИ все же рынок крайне изменчивый.
— Бизнес очень чутко воспринимает настроения общества и реагирует на ошибки руководства, — говорит Дмитрий Швец, креативный директор ночного клуба «Три дня дождя». — Мы открывали клуб с расчетом на сегмент выше среднего, но время изменилось, изменились и интересы клиентов. Ушла эпоха гламура, люди научились считать деньги. Клиенты больше не хотят вип-зон, вычурных официантов, модных песен, высоких цен в баре. Клубы перестали быть местом, куда приходят послушать андерграундные новинки в музыке и продемонстрировать ультрасовременную модную одежду. Классическому клубу сложнее работать, чем два года назад, реальную конкуренцию сегодня составляют так называемые бары-клубы, или рестобары, такие как «Стерлинг» и «Харлей». Приходится работать с системой скидок и прочих приятных бонусов, чтобы удержать нужную нам публику.

Рождение и перерождение

Как и во всей России, первые ночные клубы в Красноярске открылись в 90-х годах. До появления первого в своем роде коммерческого развлекательного заведения «Шоу-азарт», которое впоследствии благополучно переродилось в «Планету Красноярск», основным местом для молодежных тусовок были дискотеки при городских ДК. Сыграло свою роль в развитии культуры ночной жизни и открытие «Нирваны». Такие заведения, как «Колорадский папа», «Гагарин» и «Лабиринт», появились практически одновременно.

Нельзя не отметить и еще один «клуб-долгожитель»: благодаря «Че Геваре» со временем в городе образовался целый пласт клубного бизнеса: клубов-баров, ориентированных на живую музыку.
— Когда эта культура у нас только зарождалась, клубный бизнес строился не на бизнесе, а на «статусности», — говорит Дмитрий Швец. — Предприниматели вкладывали деньги в ночные клубы не ради прибыли, а потому, что хотели иметь «большую игрушку», имиджевую вещь, место, которым можно похвастаться перед друзьями и компаньонами. Схема была почти всегда одна и та же. Человек покупал себе эту игрушку, ему надоедало с ней играть, и он пытался поставить ее на коммерческие рельсы, сделать хотя бы самоокупаемой. А когда это не получалось, перепродавал тому, кто еще не наигрался. И так без конца. Например, «Азартом» владела фирма, которая торговала «Сникерсами»...

Со временем ситуация изменилась, и ночные клубы начали восприниматься как бизнес-проекты, но пришло это из Москвы. После того как в столице открылось несколько прогремевших на всю Европу проектов, наши предприниматели поняли, что на клубе тоже можно зарабатывать.

Психология владельцев ночных заведений изменилась. По-прежнему среди них мало людей, которые зарабатывают исключительно на ночном клубе. Часто собственники клубов занимаются также сопутствующими видами бизнеса (общепит, реклама и т. д.) или же владеют сетью ночных заведений. Однако «имиджевых» клубов в городе уже не осталось — когда он перестает приносить деньги, его закрывают. Клубы в среднем живут три года, после чего необходимо либо изменение бренда, либо полная реконструкция.

— Очень существенную роль в выборе клуба для красноярской публики имеет интерьер, — говорит Маслаков. — Наиболее выигрышное помещение сегодня — это зал, рассчитанный на 300-500 человек. Время огромных танцполов уходит в прошлое, у таких заведений сегодня есть только один способ существовать: проводить массовые концерты звезд. Но это разовые акции, на них сверхприбыли не получишь.

У нас на раёне...

Если поделить рынок на сегменты, то самую большую выручку сегодня имеют рестоклубы и клубы по интересам, самый маленький оборот у студенческих клубов, таких как «Гагарин», Happy, Podium, Havana club и т. д. Однако у последних и затраты на поддержание имиджа несоизмеримо ниже. Поэтому прибыль тех и других напрямую зависит от конкуренции внутри каждого сегмента. Особняком от всех стоят стриптиз-клубы, там своя специфика работы и свои методы привлечения клиентов. Связана конкуренция и с зонами расположения клубов, например центр и Взлетка. 70 % выручки клубу, рассчитанному на обеспеченную публику, приносят постоянные клиенты. А таковые, как правило, не проводят всю ночь в одном заведении. Потому клубы Центрального и Советского районов борются за то, в какую «зону» этой ночью попадет нужный им посетитель.

Зато на рынке нет конкуренции с федеральными игроками, потому что оных в городе просто нет. По словам красноярских предпринимателей, и «Иксы», и «Sorry бабушка» работают не на основе франшизы, эти заведения просто используют «подсмотренный» столичный бренд. Зарегистрированы же юрлица совсем под другими названиями. Комментировать свои отношения с питерским клубом «Иксы» Сергей Маслаков отказался, сказав только, что узнавание бренда практически не сыграло никакой роли в популярности бара.

Единственный сетевой клуб в Красноярске — заведение, работающее в сегменте стриптиз-клубов, «Зажигалка».

Перешли на беленькую

Прибыль ночного клуба складывается из следующих составляющих: входные билеты, кухня и бар, а также спонсорские средства. Соотношение этих компонентов для каждого клуба разное, но общие тенденции проследить можно. Сегодня многие заведения сделали вход бесплатным, но даже тем, у кого плата сохранилась, она приносит несущественную долю выручки (максимум 10 %). Главный доход клуба — меню, причем основная доля заказов (до 80 %, если за 100 % брать всю прибыль от кухни и бара) приходится на алкоголь. Интересно, что и в этом вкусы общества за последние годы изменились. Если раньше в фаворе были дорогие элитные напитки (ром, виски, дорогие коктейли и пр.), то теперь самые продаваемые напитки — водка и пиво. Причем водка — в лидирующих позициях.

Особое место в бюджете клуба занимают так называемые спонсорские пакеты. Они определяются договорными отношениями с поставщиками той или иной продукции. Множество фирм конкурируют между собой за право продаваться в том или ином клубе: сигареты Philip Morris и British American, ром Bacardi и вермут Cinzano, пиво «Сибирская корона» и, например, Miller. За эксклюзивное право быть представленной на полках бара фирма-производитель платит заведению. Максимальная прибыль от спонсорского пакета в Красноярске — 15-20 % от всех доходов. Но таким может похвастать далеко не каждый.
Еще одна особенность сегодняшнего дня для клубов — уход от сезонности.

— Пять лет назад бизнес был сезонным, теперь же ситуация в корне другая, — говорит Швец. — По статистике, лето для клубов даже более прибыльное время, чем период с сентября по декабрь. Есть провальные дни, я бы так их назвал. Например, первая неделя после новогодних праздников. Однако начало нового сезона, механизм, который был раньше очень эффективным, сегодня реально перестает действовать. Теперь это не больше чем лишний повод прорекламировать клуб.

Кира Сергеева, «Вечерний Красноярск» № 36 (277)

Рекомендуем почитать