>
>
>
«Там болото, а у меня носки белые»: как в Красноярске ищут пропавших людей

«Там болото, а у меня носки белые»: как в Красноярске ищут пропавших людей

27.02.2017
22
Спасатели во время поисковой операции
Фото из личного архива одного из героев интервью

Главное — настойчивость

Экономят теперь во всём, поэтому не ждите, что спасатели по первому вашему звонку отправятся на поиски. Причин может быть много — от отсутствия заявления от полиции (сейчас именно на неё возложены обязанности по розыску пропавших людей) или необходимой для выезда техники, до более прозаических, например, инвентаризации или приезда руководства (но о них вам вряд ли скажут открыто). Помочь в этой ситуации может настойчивость родных и друзей пропавшего человека.

Например, недавний случай, когда мужчина заблудился в лесу в Дзержинском районе — ушел от зимовья к реке и проблуждал много дней. Спасателей удалось подключить только благодаря тому, что дочь мужчины буквально «не слазила» с руководства — приходила каждый день и требовала организовать поиски. В итоге технику и людей выделили, и мужчину удалось найти живым.

Поиск пропавших людей в лесу — один из самых трудоемких
Источник: vk.com/poiskdeteikrasnoyarsk

Пятеро смелых

Когда спасатели едут на поиски потерявшихся людей, в составе группы от 3 до 7 человек плюс 1-2 собаки. Представьте сами, что может сделать в тайге такая группка людей? А ведь поиски в лесу — очень трудозатратный процесс, причем поиски живых и погибших людей очень разнятся. Если это поиск погибшего человека, то ситуация в принципе, «не горит», подгоняют нас только родственники. Но их всегда можно убедить, и проверять лес несколько дней, осматривая участок за участком.

А если человек жив и двигается, если есть шанс спасти его, нужно как можно больше людей и много техники — проверять все тропинки и дороги. Это всегда все понимали, но нас всё равно отправляли дежурной сменой. Хорошо ещё, если заявка параллельно ушла во второй отряд, тогда на поиски приедут еще 5-7 человек.

Так что первое, что нужно делать любому, чей родственник потерялся — искать людей, готовых оказать помощь. Возможно, для этого придется посидеть достаточно долго в интернете, оставляя сообщения на тематических сайтах рыбаков, охотников, джиперов, квадроциклистов или любителей снегоходов.

На моей памяти был один случай, когда очень дружная семья несколько дней подряд сумела привозить на поиски своего пропавшего дедушки до 70 человек. Это было еще до того, как появились относительно организованные волонтерские организации. Люди просто писали заявки на предприятие, где работал сын пропавшего мужчины, нанимали автобус, организовывали питание для поисковиков.

Количество не равно качество

Однако не всегда число людей, привлеченных к поискам, обеспечивает их успех. Зачастую, отправляясь помочь людям, знакомые просто не понимают, с чем именно им придется столкнуться.

При сплошном прочесывании леса у нас бывали случаи, что родственники вдруг говорили — «впереди овраг, я туда не полезу» и проходили мимо, или «там болото, а у меня носки белые». Были и такие, кто приезжал в тайгу, одевшись как на пляж, в коротких шортах и в сланцах. Иногда "горе-спасатели" сразу доставали водку и начинали «лечить» родных.

Прочесывание леса с участием добровольцев
Источник: vk.com/poiskdeteikrasnoyarsk

Так что привлечение добровольных помощников — достаточно спорный вопрос, и руководители поиска (а, тем более, руководители на верхнем уровне) не приветствуют их появление. Причин на это несколько. Кроме того, что они порой больше мешают, чем работают, есть еще юридический аспект: если человек, привлеченный к поискам, получит травму, он запросто может обвинить в этом спасателей и требовать возмещение причиненного ущерба. Но для обычных спасателей родственники на месте работ создают нервную обстановку — могут обвинить в медлительности, а то и в бездействии, пытаются учить как надо работать.

Просто ходили мимо...

Когда на днях искали пропавшего мужчину на «Столбах», часто в комментариях звучал вопрос — неужели человека нельзя засечь по телефону? На самом деле, это очень сложный вопрос, который находится вне компетенции спасателей. У них нет специальной техники, как нет и прав на то, чтобы сделать запрос в телефонную компанию — это дело полиции. Вообще, с технической стороной работ вопрос очень сложный.

Чтобы начать поиски в тайге, нужны точные карты, нужно оборудование для фиксации осмотренной территории, чтобы точно понимать, где люди были, а где еще нет. В принципе, для этого достаточно ноутбука с картами и GPS-трекера с возможностью подключения к компьютеру, хотя бы одного на группу. Все эти технологии отработаны и знакомы многим, но, насколько я знаю, наши спасатели их до сих пор не применяют.

Материалы по теме
Как не заблудиться в лесу
Главные ошибки туристов

В итоге у нас, например, был случай, когда мы в течение 10 дней искали пропавшего дедушку в Манском районе, а нашли его на том месте, по которому ходили, вроде бы, несколько раз. Место в подобных случаях определяется на глаз — примерно от одного ориентира до другого. Потом пройденная территория отмечалась на бумажной карте, тоже на глаз. На следующий день карта передавалась новой группе, с новым руководителем. Представьте, во что превратился этот лист уже через 3-4 дня, а поиски шли 10. Естественно, что-то переносилось на новую карту, но за достоверность данных никто не ручался.

Так на карте выглядят маршруты поисковиков, вооруженных GPS-навигатором
Источник: lizaalert.org

Еще одна проблема состоит во взаимодействии с другими службами. Например, полиция никогда не ставит нас в известность, где нашли (и нашли ли) человека, которого мы искали. Это очень важно знать, потому что есть возможность проанализировать ситуацию, понять, где действовали не так, какой техники не хватило и так далее.

Безопасность превыше всего

Многие говорят — спасателям платят за то, что они рискуют. Но поверьте, мы такие же люди, нас дома ждут родные, а на работе — суровые руководители с инструкциями по технике безопасности. Поэтому, к примеру, идти ночью в лес, где точно есть медведь, вряд ли кто-то согласится. Для начала поисков придется ждать утра и вооруженного сопровождения хотя бы одним полицейским.

Ружей у спасателей нет (разве что личные), ракетницы выдали только после громкого несчастного случая, когда на наших коллег напал медведь. Кстати, сейчас этот случай руководством заповедника представляется чуть ли ни как самоуправство спасателей — сами сунулись в зону, куда заходить было нельзя. Но они забыли, что парни искали группу из двух взрослых и трех детей, которые могли выйти в тот же район, где произошло нападение.

Эти поиски закончились успешно
Источник: vk.com/poiskdeteikrasnoyarsk

«Мужик, а мы не тебя ищем»?

Но бывают и забавные случаи, которые заканчиваются благополучно и запоминаются надолго. Один из таких произошел в районе Манской Стенки — пожилой мужчина не вернулся домой вовремя и родные подняли спасателей. Народу на «Столбах» было мало, спасатели прочесывали территорию ночью и почти весь день кричали, звали потерявшегося мужчину по имени, но ответа не было.

Уже к вечеру следующего дня на тропе им встретился турист, похожий по описанию на пропавшего. На вопрос, как его зовут, он как-то испуганно головой помотал и чуть не бегом по тропе припустил. А на перевале ему родственники на шею кидаются, радуются, что нашелся. Спрашиваем, чего не сознался, а он: «Я испугался...». Ночью, говорит, какие-то хулиганы ходили по лесу и кричали.

Рекомендуем почитать