>
>
>
«Это вам не „Столбы“!»: как работает национальный парк «Шушенский бор»

«Это вам не „Столбы“!»: как работает национальный парк «Шушенский бор»

31.07.2019
9

Это вам не «Столбы»

«Шушенский бор» — это национальный парк. Все его сотрудники знают, чем нацпарк отличается от заповедника, и даже немного обижаются, когда их любимый "бор" называют заповедником.

«Вот возьмем, к примеру, „Столбы“: официально он считается заповедником, но по факту это национальный парк. Заповедник по закону не может принимать такое количество туристов, какое бывает на „Столбах“. Мы, „Шушенский бор“, — национальный парк, и мы можем. У нас много туристических программ — и отдых, и рыбалка (небольшая, правда), и экскурсии», — рассказывает биолог «Шушенского бора» Элинор Пэйт.

Пусть вас не смущает имя сотрудника сибирского парка. Элинор родилась в Шушенском, после учебы уехала в Штаты, вышла замуж и получила официальное гражданство и немного измененное имя. Но спустя время вместе с мужем все же вернулась в родные края и устроилась в национальный парк.

«Природа здесь великолепная, есть, что поизучать и за чем понаблюдать. А все остальное — условия и зарплаты, это, как говорится, второстепенно», — говорит Элинор.

Сейчас «Шушенский бор» состоит из двух кластерных лесничеств — Перовского и Горного. В Перовском степь, лес, памятники, а в горном — горная система и охранная зона. Расстояние между кластерными участками 72 километра. За гигантской площадью следят лесничии.

«В профессию я пришел, можно сказать, случайно. Окончил технологический университет, переехал в Шушенское, и начал здесь работать в лесном хозяйстве. Сначала был радистом, потом мастером. Первые лет шесть только добирался до лесничего, а общий стаж у меня 34 года. Я застал тех, кто работал здесь с самого начала — советские партийные кадры, для которых работа была превыше личного интереса. Сегодня профессия лесничего специфичная. Раньше это была солидная работа, ее активно рекламировали, сейчас, конечно, уже нет такого авторитета. Сейчас я молодым ребятам говорю: нужно будет делать то, что вы не делали — и мусор собирать, и людей просвещать, и с пожарами бороться, и туризм развивать», — рассказывает о своей работе лесничий Перовского лесничества Сергей Автушко.

Сейчас на территории лесничества организовано несколько туристических стоянок. Плата за них, можно сказать, символическая — 30-50 рублей. Можно разбить палатку, развести костер и провести время в уединении. Но так было не всегда.

Лесничий Сергей Автушко

«В 2000-е у нас было много проблем, хотелось просто уволиться. Лесное хозяйство постоянно реформируется: казалось бы в лучшую сторону, но, к сожалению, не в лучшую. Я уже даже привык к зарплате — есть дача, помогает свое хозяйство, но не все нынешние законы я могу принять. Работаешь-работаешь, нарабатываешь стаж, а потом — раз, и новый закон все перечеркивает. Но мы в федеральном подчинении — это очень хорошо, никто из краевых у нас дачи не строит. Зато и спрос с нас строже — приезжают федеральные ревизоры и проверяют по всей строгости», — говорит Сергей Николаевич.

Раньше леса постоянно поджигали — то частники, то арендаторы соседней земли, то пьяницы.

«Несмотря ни на что, лес вокруг Шушенского стоит — и это наша гордость. После советской власти даже ходили такие разговоры — наконец-то этот бор снесут, не нужен он здесь. Но бор еще до нас сохраняли, а мы продолжаем это дело».

Пишем «Летопись природы»

Кроме того, что в «Шушенском бору» берегут и сохраняют лес, в нем ведут «Летопись природы» — огромный труд, в котором собраны абсолютно все данные за год. Занимается этим специальный научный отдел нацпарка. Старожилы говорят: найти работников сейчас трудно, молодежь после выпуска не хочет ехать в Шушенское. Работа у нас тяжелая, кропотливая, а зарплаты не самые высокие.

О том, как пришла работать в «Шушенский бор», рассказала новая сотрудница Евгения.

«Здесь я работаю совсем недолго — с марта. Я родилась и выросла в небольшом поселке, поэтому Шушенское для меня почти город: здесь и работа есть, и развлечения можно найти. Если честно, не совсем нравится, что многое происходит здесь, в кабинете, а не на природе. Мне нравится выезжать, наблюдать, записывать. Надеюсь, хватит сил задержаться в этой профессии», — говорит девушка.

Вот так научный сотрудники нацпарка выходят для полевых исследований. Потом из всех данных складывается «Летопись природы»
Источник: «Шушенский бор»

Выйдем в поле вдвоем

Но особая страсть всех экологов — это полевые работы. Каждый сотрудник регулярно обходит территорию Бора — посмотреть за популяцией животных, сравнить, как растут цветы и деревья, сделать замеры, сфотографировать что-то необычное...

Материалы по теме
«Выследить браконьера — тяжелая работа»: чем живет Саяно-Шушенский заповедник
Снежные барсы, браконьеры и экологическое просвещение

Опасностей в лесу много. Многочисленные клещи и дикие звери — не самые страшные из них. Самая серьезная угроза — это человек.

«Как только на территории решили сделать национальный парк, поставили ее под охрану и запретили массовую охоту и вырубку, местные сразу начали буянить, — рассказывает мой проводник Элинор Пэйт. — За инспекторами гонялись с ружьями, угрожали, иногда и до рукоприкладства доходило. Сейчас, конечно, уже поутихло все, но до сих пор есть „приветы“ от охотников. Я однажды сделала замечание охотнику, что сезон еще не начался и пока нельзя добывать дичь. А на следующий день после обхода территории на тропе увидела подвешенную голову куклы. Значит, кто-то шел за мной и оставил знак. Я сильно напугалась, но снимать ее не стала — так она и висит там до сих пор».

Национальный парк «Шушенский бор» в будущем году отметит свое 25-летие. Дикая природа — флора и фауна — сохранена здесь в том числе и благодаря сотрудникам парка. Работа это нелегкая, а иногда даже опасная. Но те, кто работают тут давно, по-настоящему нашли свое призвание и буквально стали частью той самой природы, которую они оберегают.

Валя Котляр специально для интернет-газеты Newslab

Рекомендуем почитать