>
>
Арэг Демирханов: «Архитектура – это власть, капитал и затем уже создатели».

Арэг Демирханов: «Архитектура – это власть, капитал и затем уже создатели».

02.08.2004
0

Заслуженный архитектор России, член-корреспондент Российской академии художеств и Российской академии архитектуры и строительных наук, профессор Красноярского художественного института.
Родился 21 июня 1932 г. в Новосибирске.
1956 г. - окончил Новосибирский инженерно-строительный институт им. В. В. Куйбышева, С 1957 г. - член Союза архитекторов России.
С 1964 г. - работает в Красноярске.
С 1977 г. - Заслуженный архитектор России.
С 1988 г. - член-корреспондент Российской Академии художеств.
1990 г. - профессор.
С 1994 г. - персональная творческая мастерская АМД.
с 1994 г. - член-корреспондент Российской Академии архитектуры и строительных наук.
В 1995 г. постановлением главы Красноярска присвоено звание «Почетный гражданин Красноярска».
в 2002 г. - получил звание "Народный архитектор России".

Основные архитектурные работы:

1956-1958 гг. - генеральный план г. Амурска;
1967-1975 гг. - застройка и благоустройство площади 350-летия Красноярска со зданием городской администрации и гостиницей "Красноярск";
1974-1985 гг. - мемориальный комплекс в сквере им.30-летия Победы; (соавторы А. С. Брусянин, Ю. П. Харлов)
1975-1986 гг. - застройка и благоустройство площади Мира ("Стрелка") с Концертным залом на 2200 мест и филиалом Центрального музея В.И. Ленина (ныне Культурно-исторический и музейный комплекс);
1986-1987 гг. - реконструкция и художественное оформление фасада и интерьеров Театра кукол в Красноярске; архитектурная часть памятника "Кандальный путь" и памятника А.П.Чехову;
1991-1994 гг. - библиотека в поселке Овсянка.
1993-2004 гг. - здание банка "Енисей" на ул. К. Маркса в Красноярске
1996-2002 гг. - жилой комплекс "Чайка" на ул. Дубенского в Красноярске (соавтор А. Ю. Тропин)
1998-2003 гг. - армянская апостольская церковь Сурб Саркис в Красноярске.

Персональные выставки творческих работ: Красноярск, 1970 г., 1976 г., 2003 г.

Семейное положение: женат, имеет дочь.


Арэг Демирханов

Арэг Саркисович, я знаю, что осенью в Красноярск планируют приехать представители Российской академии архитектуры. Чего Вы ждете от этого визита?

Об этом визите сейчас ведутся переговоры, но информация пока еще не подтверждена протокольно. Пока нет стопроцентной уверенности, что это будет в этом году. Представители РАА внимательно следят за Сибирью, культура которой, безусловно, заметна в общероссийской культуре. Цель визита - не столько обмен опытом, сколько проявление интереса к судьбе нашей сегодняшней градостроительной политики.

Мы надеемся, что делегация ведущих архитекторов будет работать не только в Красноярске, но побывает и в городах края. У нас совершенно уникальный край: на юге здания построены в сейсмически опасной зоне, а на севере -  на вечной мерзлоте.

Делегации будет интересно ознакомиться с такими вот крайностями, насколько это будет возможно по протоколу. Поэтому это будет наш некий отчет перед академией, совещание, требующее организационной и финансовой подготовки. Красноярские архитекторы, безусловно, проявляют интерес к предстоящему мероприятию. Напомню, что в период советской действительности именно в Красноярске было несколько выездных конференций Союза архитекторов, проводился пленум Союза, на который приезжали архитекторы практически из всех республик и регионов.


Арэг Демирханов

Арэг Саркисович, известно, что Вы как-то произнесли на людях «Я - советский архитектор!». Что Вы под этим понимаете?

Вся моя школа, основная творческая жизнь - оттуда, из советского времени. Я не могу предавать прошлое.

Учить, лечить и строить человечество будет всегда, при любых государственных формациях, в любых условиях. В этом смысле профессия у меня универсальная. Но что значит «советский архитектор»? Я в это понятие вкладываю положительный смысл, великое достоинство. Само слово «совет» по-русски – от выражения «совет да любовь».

Нас, архитекторов, учили очень хорошо, не закрывали двери и окна от достижений мировой архитектуры, мировой культуры – мы это тщательно изучали. К сожалению, у нас не было возможности осуществить все на практике.

Советская архитектура, на мой взгляд, наиболее угождала потребностям масс человеческих, а это мне всегда очень импонировало. И именно в этом смысле я «советский».

Гигантская потребность видеть вокруг себя массу людей счастливых, и мне довелось их видеть. Но и несчастья – войну, бараки, бездомье, разрушения… Мне повезло жить как раз в период восстановления. Видеть множество счастливых людей, вселяющихся в дома, которые мы строили – пусть примитивные панельные дома, пусть маленькие квартиры – зато свои.


Застройка и благоустройство площади им.350-летия Красноярска со зданием администрации и гостиницей «Красноярск»

Профессор Новосибирской академии архитектуры Валерий Блинков заявил в интервью, что архитектура – это лицо власти. Что Вы думаете об этом? Глядя на Красноярск, что можно сказать о нашей городской власти?

Есть такая фраза: «Архитектура – прерогатива королей». Это на самом деле весьма дорогое удовольствие, это миллионы рублей, это порой десятки тысяч участников процесса строительства. Поэтому архитектура – это власть, капитал и затем уже создатели.

Мне довелось проектировать мэрию, и в связи с этим я хочу сказать, что красноярская городская власть удивительно демократична. Она не потребовала помпезного здания, которое стояло бы выше всех окружающих построек. Доказательство тому – рядом стоящее высотное здание Енисейского речного пароходства. И это, может быть, даже справедливо по отношению к Енисею – главному действующему лицу в городском пейзаже.

Площадь 350-летия Красноярска задумана мною как вестибюль Енисея. Здание мэрии подчинено градостроительному замыслу, а не самолюбованию, не самоутверждению, хотя оно имеет соответствующие фасад, пластику, площадь перед собой. Но это всего лишь часть градостроительного комплекса. Не помпезная, а уютная, где приятно погулять, посидеть на лавочке перед фонтанами. А когда много лет спустя была возведена часовая башня, даже самые строгие мои критики и оппоненты сказали, что здесь стало как-то теплее. Башня создала интерьерность, камерность, сюжетность. Я верен своему лучшему педагогу, который сказал: «Архитектура хорошая – это когда ты себя чувствуешь, как дома».

В прошлом году в Красноярске открылась построенная по Вашему проекту армянская апостольская церковь, единственная за Уралом. Насколько армянская церковная архитектура отлична от русской?

Армянские церкви отличались тем, что они не имели росписей, поскольку на камне писать было, мягко говоря, неразумно.


Макет Армянской церкви

В армянском храме нет большого иконостаса, а есть престол со всего одной иконой Богоматери. Еще одно отличие - алтарная апсида храма закрывается занавесом с крестом. Сам же каменный храм и силуэт его, в нашем случае, совершенно индивидуален, но основан на традиции: это бесстолпный однокупольный храм, завершенный шатром и надвратными звонницами. Так же, как и в русских православных храмах, его алтарь ориентирован на восток, а вход расположен с западной стороны. Окраска стен его выполнена под натуральный камень – армянский туф, из которого, как правило, и строились армянские храмы.

Арэг Саркисович, я понимаю, что мой вопрос не вполне по адресу, но надеюсь на ответ. Уже все знают, что в крае сложилась сейсмоопасная ситуация, а раньше об этом не задумывались. С каким запасом прочности построены наши дома? Сколько баллов они смогут выдержать?

Я, конечно же, не сейсмолог и не конструктор-расчетчик. В наш век специализаций у меня достаточно узкая направленность – я проектирую пространство. Точнее – формирую искусственное пространство. Дома для различных функций – жилья, промышленности.

Что касается построек в Красноярске, то большая их часть - достаточно давние, более чем столетние. Одни из самых любимых нами зданий датированы 1912-м, 1914-м годом. Гарантировать их устойчивость можно только умозрительно: у них очень толстые стены, которые, в принципе, должны выстоять.

А новые здания… К сожалению, мы не делали так, как принято в зонах сейсмичности – монолитные пояса в зданиях, так называемые пояса жесткости. Тем не менее, запасы прочности наших зданий предполагали балльность. Так что мы можем спать спокойно, если были соблюдены все нормативы СНиП, потому что у наших зданий есть запас прочности, как говорят по-русски, «защита от дурака». Ну а то, что строилось наудалую, без проектов – его прочность мы не можем гарантировать.


Здание банка «Енисей» на ул. К. Маркса в Красноярске

Красноярск - очень протяженный город. Передвигаться из одного его конца в другой долго и сложно, а метро построят еще очень не скоро. Будет ли и дальше город расти в длину, или его будут уплотнять?

Город у нас уникален своим расположением относительно Енисея, он раскинулся по двум его берегам – по половине на каждом берегу, примерно по 500 тысяч жителей. И если возвести, как зафиксировано в генеральном плане, нужное количество мостов, то у нас получится еще кольцевая структура большого и малых колец, как МКАД.

Обычно наши российские города на реках растягиваются вдоль берега на многие километры – это приволжские, приамурские города. К примеру, Хабаровск, где живет примерно 400 тысяч жителей, растянут вдоль Амура почти на 40 километров. А мы можем разместить на площади диаметром 25 км 2 миллиона человек! Так что наш город весьма компактный, и растягиваться он будет только от центра к периферии. Существуют, конечно, естественные ограничители, так называемые неудобицы. Но есть и Кузнецовское плато – природная ровная площадка, которую можно застроить и разместить на ней около 300 тысяч населения.

Красноярск не только имеет реку в центре, но и зеленый оазис – остров Татышев, который 8 км в длину и 1 км поперек. Это гигантский лес в центре города, который надо сберечь любой ценой. И в этом смысле мы с вами богачи.

Как Вы считаете, могут ли микрорайоны Взлетка и Северный все еще стать, согласно генеральному плану, деловым центром города?

Задумка генерального плана, к сожалению, разрушена. В той половине, где предполагались общественные здания, появились «спальные» микрорайоны. Это одна из наших бед. Произошло это из-за демонтажа строительного комплекса, перевода его на капиталистические рельсы. В советскую эпоху сносились ветхие строения, и на их месте строились новые. Сейчас мы этого делать не можем, поэтому строим преимущественно там, где ничего нет, на пустом месте, уплотняя застройку. Часто это приводит к перекосам, к нарушению функционального зонирования.

Арэг Саркисович, в Красноярске много деревянных ветхих домов, мешающих строительству новых. По Вашему мнению, что нужно сделать, чтобы разрешить ситуацию? Сносить ветхие дома?

Я архитектор, поэтому думаю о том, как не «сносить», а бережно реконструировать, пристраивать, встраивать. Нужно не сносить, а нащупать жизнеспособные частицы домов, подлежащих сносу, либо же перенести их в другое место. Это касается ценных деревянных небольших построек, занимающих территорию в центральной части города. Сейчас обсуждается вопрос о создании так называемого «города мастеров» - историко-этнографической зоны, подобной той, что находится в Шушенском. Такую зону предполагается разместить на о. Татышев: перенести туда домики и создать кусочек исторического Красноярска со всеми этнографическими признаками - телегами, санями, с населением, если угодно.

Хотелось бы реконструировать многие дома, которые имеют плоские крыши, надстроить на них мансарды и завершения. Была раньше такая крайность - строить незавершенные, «обезглавленные» дома, а ведь на плоских крышах есть значительная площадь для строительства квартир. Кроме того, это дополнительная защита от погодных явлений, ведь многие плоские крыши протекают. И силуэт города изменился и обогатился бы!

Почему же у нас строили «обезглавленные» дома?

Плоская кровля в момент возведения дешевле, чем стропильная, чердачная. А то, что эстетически она хуже, это однозначно, и для нашего климата непригодна.

В городе Сочи был трагический случай. На крышах некоторых зданий были надстроены зимние сады и террасы, хотя по нормам этого делать было нельзя, и дома пострадали. Может быть, Вы знаете, были ли в Красноярске подобные случаи?

У нас в городе практически нет мансард, но те, что есть, были построены с соблюдением всех норм, и неприятностей не было. В таких случаях нужно изучать конструкцию дома, его фундамент, который обычно делается с запасом.

Будет ли в Красноярске построен аквапарк, подобный московскому «Трансвааль- парку»?

Я сам лично не занимаюсь его проектированием, но знаю, что постройка такого парка планируется, а может, и не одного. К сожалению, мы лишены возможности купаться в нашем Енисее, это могут делать только наши «моржи». Поэтому бассейны, аквапарки нам очень необходимы.

На Ваш взгляд, что послужило причиной трагедии в аквапарке в Москве? Верна ли версия о том, что на стеклянной кровле было слишком много снега?

Думаю, что верна. Необычно теплая зима, снеговой перегруз, смещение нагрузки против расчетов, может быть, недоработки в процессе возведения парка - комплекс причин повлиял на обрушение, скажем так - трагическая случайность.

Этот случай послужит печальным уроком и российским, и европейским конструкторам.

Ежегодно архитектурно-строительная академия выпускает какое-то количество молодых архитекторов. Как Вы считаете, все ли они находят себе работу по специальности? Велика ли потребность сейчас в архитекторах?

Безусловно, востребованность молодых архитекторов есть, но проблема их трудоустройства пока не решена. Это беда нашего нового создающегося государства. Сейчас нет проектного и строительного бума, чтобы трудоустроить всех специалистов. Но, как я уже говорил, профессия строителя будет востребована всегда, и многие наши бывшие студенты устраиваются в строительной отрасли: либо своими руками отделывают квартиры, либо находят себе место в частных проектных мастерских. А некоторые просто меняют профессию.

Арэг Саркисович, чем Вы отвлекаете себя от своей основной работы?

У меня счастливая профессия: даже мое хобби перекликается с основной работой. Я читаю, режу по дереву, рисую, но уже не проекты, а натуру. К примеру, в городской администрации выставлено 60 моих работ – акварелей, рисунков и т. д.


Резьба по дереву Арэга Демирханова

Помимо познания, это доставляет мне эстетическое удовольствие, смену занятия. А когда устаю физически, то сажусь и пишу несколько строк. Вот, такие, к примеру – «Оптимистические эпитафии»:

На Дубровинской улице,
Там, где яблони в ряд
Белоснежно красуются
Столько весен подряд,

Где дома отражаются
В енисейской воде,
Жизнь моя продолжается –
То в пирах, то в труде.

Все с друзьями, с любимыми,
Золотые года.
Енисей течет мимо –
Ледяная вода.

Скоро все образуется…
И меня на покой –
По Дубровинской улице,
По красивой такой.

А это вторая эпитафия:

Никуда мне не деться от этой часовни над Качей.
Вижу скорый конец неудачам своим и удачам.
Книгу жизни и я дочитал до последней страницы –
Прослезятся друзья, рассмеются враги и ревнивцы.
Но на сердце - покой. Я при жизни пожал, что посеял.
И над Качей-рекой, и над главной водой Енисея
Будут долго царить сочиненные мной силуэты.
Кто-то будет корить, кто–то слать с запозданьем приветы…
Даже лет через сто, если здания в прах обратятся
Люди вспомнят за то, что умел над собой посмеяться!

 

Беседовала Татьяна Сальникова

Рекомендуем почитать