>
>
Ирина Прохорова: «Быть самим собой – очень сложно»

Ирина Прохорова: «Быть самим собой – очень сложно»

18.09.2006
10

Ирина Прохорова

Сестру гендиректора «Норильского никеля» Михаила Прохорова издательницу Ирину Прохорову часто «обзывают» феминизированной барышней и интеллектуалкой. И нет-нет да и заподозрят в ее издательских успехах деньги брата. Сам же Михаил Прохоров, воодушевленный вручением сестре в 2003 году Государственной премии в области просвещения, тогда же учредил Фонд культурных инициатив, заявив, что грех не использовать ее интеллектуальный потенциал в своих начинаниях.

Ирина Дмитриевна, вы входите в число тех, кто сегодня определяет интеллектуальную книжную моду в стране. Газета «Московские новости» назвала вас в числе пятидесяти российских женщин, составляющих элиту страны. Человек элиты в вашем представлении – это кто?

Честно говоря, я не люблю слово «элита», оно у меня всегда ассоциируется с феодальным кастовым обществом, эдаким обществом закрытого типа, куда нет доступа непосвященному или худородному. Я же твердо убеждена, что современное процветающее общество должно быть предельно открытым, и структурировано таким образом, чтобы максимальное количество талантливых людей могло реализовать свои способности и амбиции. В противном случае быстро наступает социальный застой. В этой связи я бы говорила не об элитах, а о профессиональных сообществах, где существуют своя ценностная градация и квалификационный отбор. Топовые представители различных сословий – это профессионалы высшей лиги, наиболее креативная часть любого цеха.

Отсюда вопрос о возможностях большой карьеры для женщины в России. В том числе и карьеры политической. Ирина Хакамада, по-моему, была последней из могикан. Не будем говорить о Валентине Матвиенко, которая – как всякое исключение – только подтверждает печальное правило.

Вы затронули больную тему, которую можно перевести в разряд хронических заболеваний. У нас в этом смысле очень патриархальная страна, в которой до сих пор упоенно обсуждают критерии «вечной женственности», вместо того чтобы говорить о женщинах как огромном интеллектуальном ресурсе. Если посмотреть на те страны, которые мы называем экономически развитыми и на которые в тайне равняемся, даже если открыто их и браним, то там женщины играют огромную роль в политической и социальной жизни. В Швеции, если не ошибаюсь, даже существует закон, по которому в парламенте должно быть не менее 45% женщин. И это оправдано не только с позиций современной макроэкономики и прочих научных материй, но и с точки зрения здравого смысла.

Согласитесь, странно, что в России, где женщин больше 50% , об их проблемах берутся судить исключительно мужчины. Женский взгляд на ситуацию очень помог бы скорректировать многие законы и решения. Давно пора отказаться от смешения понятий гражданского равенства и уравниловки. У женщин и мужчин, при безусловно необходимом равноправии, всегда будет несколько различная оптика видения в силу биологической несхожести, разного эмоционального опыта и стратегии выживания. Что же касается «вечной женственности», она ничуть не пострадала оттого, что женщины стали социально активными. По-моему, даже наоборот. Вообще, психологи недаром утверждают, самые здоровые коллективы – это коллективы смешанные.

Вам принадлежит издательство «Новое литературное обозрение». В связи с этим два вопроса:

почему для себя вы избрали именно издательский бизнес? Да еще в 1992 году, когда издание книг, да еще умных, иначе как авантюрой назвать было нельзя.

Почему «НЛО»? Увлекаетесь неопознанными летающими объектами?

Начну со второго вопроса. Я как филолог придаю огромное значение имени: как назовешь, так и поедешь. Вкусное, звучное название важно не только с точки зрения бизнеса, но и с точки зрения творческой стратегии. Когда в 1992 году я основала первый независимый филологический журнал (который теперь в славистическом мире считается ведущим междисциплинарным гуманитарным изданием, посвященным изучению русской литературы и культуры), я очень долго билась над его названием. Аббревиатура «НЛО» хорошо отражала замысел проекта – постижение нового интеллектуального пространства, открывшегося в начале 90-х годов, поиск свежих идей и концепций, радостное проживание в науке. Некоторые мои коллеги, узнав об идее создания академического гуманитарного журнала, чуть ли не крутили пальцем у виска: кому нужна ученость в момент повального увлечения массовой литературой?! Как выяснилось, заумь оказалась очень даже востребованной! Когда вокруг журнала с начала 1995 года стало формироваться гуманитарное издательство, скепсиса тоже было предостаточно. Сейчас в издательском доме НЛО 18 книжных серий в диапазоне от истории, философии, литературоведения, культурологии до эссеистики, мемуаров, эпистолярия, прозы и поэзии, детской литературы и энциклопедий.

Теперь – о бизнесе.

Издательский бизнес, как и любой другой, это, конечно, авантюра и риск. Но еще – расчет и интуиция – в сущности, те же качества, которые составляют природу поэзии. Издание «умных книг» – это почти преодоление романтического двоемирия: соединение мира абстрактных идей с реальностью, превращение интеллектуальной рефлексии в систему нового знания.

Говорят, русская литература как явление мирового масштаба закончилась в XX веке. И в области литературы российский автор не скоро вновь станет лауреатом Нобелевской премии.

Интересно, кто и где говорит? Всегда поражаюсь оборотам: «как всем известно», «все мы знаем, что…» и т. п. Между прочим, в начале XX века, в разгар знаменитого Серебряного века, тоже говорили об упадке искусств. Просто чаще всего мы, как генералы, готовимся к прошлым битвам – ищем красных или постсоветских Толстых, Достоевских, вместо того чтобы открывать новые имена и тенденции. Мы сейчас переживаем неслыханный взлет творческой активности в разных сферах, в том числе и в литературной. А в поэзии с начала 90-х годов вообще наблюдается своеобразный ренессанс, мы даже посвятили специальный номер журнала НЛО осмыслению этого феномена.

Что касается имен, не хочется выхватывать наугад одни в ущерб другим. Давайте в другой раз более обстоятельно поговорим о литературе.

Ваш журнал «Неприкосновенный запас», или НЗ (кстати, кто автор столь удачных названий, как НЛО и НЗ?) называют попыткой создания высокой журналистики и территорией для диалога. Однако само словосочетание «высокая журналистика» во времена таблоидов у многих вызывает ухмылку.

Я рада, что название моего второго журнала вам нравится, я над ним тоже долго билась. (Кстати, только что в издательстве вышел первый номер еще одного гуманитарного журнала под названием «Теория моды: одежда, тело, культура» (ТМ), который рассматривает и исследует моду как важнейший культурный феномен.) Что касается высокой журналистики в век таблоидов, то хочу спросить: а разве в советское время она существовала? По-моему, за редчайшим исключением вся советская журналистика была идеологическим таблоидом. Вообще, в любой профессии есть вершины и бездны: хороших учителей, врачей, политиков, бизнесменов совсем немного, но важность этих занятий никто не оспаривает. Задача НЗ – найти новый язык для высокой журналистики 2000-х годов, поскольку риторика и стилистика 90-х на глазах устаревает.

2006 год крупные благотворительные фонды, в том числе и Фонд культурных инициатив Прохорова, предлагали объявить в России годом благотворительности именно из соображений поднятия престижа благотворителей в стране. Но меценатство в России по-прежнему не в чести, а благотворительность любого рода вызывает сильные подозрения.

В российском обществе до сих пор доминирует превратное представление о благотворительности, несмотря на некоторые позитивные сдвиги в этой области. Меценатство в глазах общественности рассматривается либо как вынужденная повинность государства, к деньгам которого традиционно относятся как к халяве, либо как неизбежная и обязательная расплата крупного бизнеса за якобы бы совершенные им грехи. На самом деле благотворительность есть смысл и способ существования современного цивилизованного общества и моральная обязанность каждого человека, а не только «богатея». Напомню, что все духовное богатство Серебряного века было результатом частной благотворительности, в нынешнее же время развитая культура вообще немыслима без поддержки фондов и других благотворительных институций. И эти фонды совсем необязательно должны быть только государственными или личными. В западных странах чрезвычайно распространены так называемые общественные фонды, существующие за счет пожертвований частных лиц, многие из которых в состоянии перечислить очень малые суммы, но в совокупности аккумулируются огромные средства на социальные нужды.

Милосердие и благотворительность – вот что должно стать моральной основой российского социума в целом и каждого гражданина в частности.

Вопрос о революции. Символами меценатства для нас стали имена Третьякова и Саввы Морозова, деньги которого охотно тратил на революцию Владимир Ильич Ленин, но революций больше не хочется. Хочется эволюции.

Насколько я помню, главным способом пополнения революционной казны были не пожертвования парочки чудаков-миллионеров, а грабежи банков, убийства инкассаторов, а также тесные связи (говоря современным языком) с зарубежными террористическими организациями. А самое главное, революционеры находили огромную поддержку почти во всех слоях российского общества, которое с конца XIX века стремительно политизировалось. Думаю, пора заново обратиться к истокам и причинам русской революции, обусловленной в первую очередь самоубийственной политикой тогдашней правящей элиты (сознательно употребляю это слово). Согласна с вами, не хочется больше множить трагедии. Именно поэтому в деятельности Фонда Михаила Прохорова так много внимания уделяется образовательным проектам, и именно поэтому фонд начинает свою деятельность в Красноярске с цикла лекций о современных научных подходах к истории.

Что деньги лично для вас? Свобода, благополучие, рабочий инструмент в достижении цели?

Слава богу, кажется, российское общество перестало лицемерить и изображать, что наши люди выше денег. Как говорит народная мудрость, человек выше сытости, когда он сыт. Для меня как частного лица деньги – залог свободы и благополучия, как для предпринимателя – необходимый инструмент для достижения цели и индикатор успешности. Говоря о деньгах, важно, с моей точки зрения, не слишком демонизировать их (вроде «люди гибнут за мета-а-а-л!»), а с другой стороны – не обожествлять их чрезмерно. Власть денег имеет свой разумный предел: они жизненно необходимы для реализации творческого замысла, но их количество вовсе не гарантирует качество реализуемого проекта.

Фонд культурных инициатив, Михаила Прохорова презентует себя в Красноярске. Какие новые проекты собирается осуществить фонд в Сибири? Издание литературных журналов (известно, что именно Фонд культурных инициатив поддерживает журнал Романа Солнцева «День и ночь»), поддержка театров, особенно из маленьких сибирских городов, в конечном итоге продвижение молодых сибирских талантов?

Фонд Михаила Прохорова открывает свое присутствие в Красноярске с организации курса лекций «История в междисциплинарном пространстве» в рамках образовательного проекта «Локальные истории». Первые 9 лекций будут прочитаны в течение 2006–2007 учебного года и будут проходить в трех форматах: академические – для студентов и преподавателей гуманитарных факультетов (на базе Красноярского государственного университета), публичные – для широкой культурной общественности (в Университете цветных металлов и золота), встречи лекторов со студенческой аудиторией, презентации их книг и монографий (в Красноярском педагогическом университете). Цель акции – подчеркнуть приоритет исторической науки в системе современных гуманитарных дисциплин, поддержать интерес к историческому знанию в сегодняшнем российском социуме, представить богатство современных подходов к изучению и осмыслению отечественной истории. В рамках лекционного цикла мы также объявляем конкурс студенческих научных работ по одной из прочитанных тем. Победитель примет участие в престижной международной конференции по локалистике, которая ежегодно проходит в Норильске под эгидой фонда. По материалам лекций будет издан мультимедийный сборник, который будет бесплатно распространяться фондом по научным библиотекам и университетам.

В 2003 году вы стали лауреатом Государственной премии РФ и премии русской эмиграции Liberty. Не могу удержаться и не спросить: как удается быть обласканной и властью, и эмиграцией?

И заграницей, если уж перечислять все мои прегрешения, потому что в 2004 году французы сделали меня кавалером Ордена литературы и изящных искусств (друзья теперь в шутку называют меня «кавалер-девицей»). Не скрою, мне очень приятно быть отмеченной столь высокими наградами, тем более что сама специально их не искала. Поверьте, я не лукавлю и не пытаюсь разыграть ложную скромность, просто не будем забывать, что если полностью вкладываться в создание высококачественного продукта, то результат вполне может быть замечен и без дополнительных телодвижений.

Кстати, на вручении Госпремии вы читали частушки собственного сочинения, на открытие книжной ярмарки во Франкфурте надели костюм пионерки. Вы всегда умеете быть свободной и остаетесь собой?

Быть самим собой – это самая сложная жизненная задача, она требует огромной силы воли. Я стараюсь по мере своих слабых сил максимально приблизиться к этому состоянию. Что же касается «неуставного» поведения, то я всегда вспоминаю фразу Нильса Бора, когда его коллеги упрекнули за то, что в его лаборатории все дурачатся и без конца смеются. Он сказал: «Мы занимаемся такими серьезными вещами, что без смеха обойтись просто невозможно».

Вопрос о главном и мелочах жизни. Вас может расстроить разбившаяся чашка?

Да, может, иногда до слез, если чашка любимая.

Чем живете сейчас? Главный жизненный принцип.

Быть счастливой вопреки всему.

 

Беседовала Саша Романова

Рекомендуем почитать