>
>
Сергей Натаров: «Краевое здравоохранение спасет хирургическое вмешательство»

Сергей Натаров: «Краевое здравоохранение спасет хирургическое вмешательство»

06.05.2008
0

Председатель комитета по здравоохранению, спорту и туризму Законодательного собрания Красноярского края Сергей Натаров в эксклюзивном интервью поделился своим видением ситуации, сложившейся в системе здравоохранения региона.


На фото: Сергей Натаров

«Теневые» доходы

Сергей Васильевич, тема отмены платных услуг в краевых и муниципальных учреждениях сегодня одна из самых обсуждаемых. С чего вдруг появился интерес к проблеме?

Вопрос достаточно большой и неоднозначный. Возьмем программу государственных гарантий, которая на сегодня составляет порядка 22 млрд рублей (деньги Федерации, региона, муниципалитетов). Объем платных услуг официально составляет 900 млн рублей – около 4% от программы госгарантий. Я же считаю, и многие коллеги меня в этом поддерживают, что подобным образом мы вполне законным образом занимаемся тем, что вытаскиваем деньги из карманов граждан. Платные услуги ввели в 90-х годах прошлого столетия, и это объяснялось резкой нехваткой средств в здравоохранении. Но до сих пор мы от этого не можем отказаться. Не происходит и цивилизованного развития направления. Мы видим, что эта проблема волнует не только нас, но и администрацию края… Я уверен в том, что в этом вопросе заложены коррупционные вещи. Мы сегодня проводим глубокий анализ ситуации, заказали исследование, которое в том числе покажет объем «теневых» платных услуг.

Хорошо, отменим мы платные услуги. Неужели сразу улучшится качество бесплатной медицины?

Это одно из решений. Не стоит забывать, что проблем много. Тот же вопрос лицензирования клиник стоит очень остро. Для того чтобы его закрыть в ближайшие два года, краю необходимо 20–25 млрд рублей. Огромная сумма. Большинство медицинских учреждений в крае создано десятки лет назад. Они не соответствуют новым СНиПам. Известная БСМП принимает 1000 пациентов, а по современным СНиПам может только 450… При этом не имеющие лицензии учреждения по закону не имеют права оказывать медицинские услуги. Кроме того, сотрудники этих больниц не получают федеральные доплаты к зарплате. Мы сегодня собираемся обратиться к правительству с просьбой рассмотреть вопрос об индивидуальном подходе к каждому лечебному заведению в процессе лицензирования.

Как же тогда работают наши больницы и сколько их таких?

Около 20. Как работают? Это тоже элемент коррупции. Решают проблемы всеми доступными способами… Но сегодня еще и не все врачи задействованы в системе платных услуг. В краевой клинической больнице № 1, которая за 2007 год заработала 43 млн рублей и 18 млн выделила на зарплату, из 2500 врачей и медсестер доплату получили 150–200 человек… Одним махом проблему не решишь. Надо учитывать и тот факт, что приток кадров в систему краевого здравоохранения составляет 0%. 300 выпускников медакадемии ежегодно приходит, и 300 же человек по различным причинам уходит.

Отучился – отработай

Сегодня их нет, завтра они тоже вряд ли появятся…

Необходимо принимать соответствующие законы и подзаконные акты. Государство сегодня тратит огромные средства на обучение медиков? Тратит.

Обязать студентов отрабатывать эти деньги?

Обязать. Другого выхода нет. Никто не спорит, что помимо этого необходимо еще и создавать стимулирующие условия для прихода в отрасль специалистов и их дальнейшей работы.

Возвращаемся к советской системе?

Я бы так не сказал. Сегодня в России денег на здравоохранение тратится намного больше, чем тратилось в советские времена. Притом что население России меньше, чем было в СССР. Это о чем говорит? О том, что деньги, которые закладывает федеральный бюджет, бюджеты регионов и муниципалитетов, тратятся не так эффективно, как хотелось бы.

За 15 лет власть не смогла создать эффективной системы, а отдуваться за это нынешним студентам? Расписались в собственной беспомощности?

Нет. Я не разделяю сейчас власть на законодательную и исполнительную. Пациенту, который пришел в больницу за качественными бесплатными медицинскими услугами, без разницы, кто виноват, что этих услуг нет. Любая власть отвечает за те процессы, которые происходят в обществе. На протяжении семи лет моей работы в ЗС я всегда старался больные для краевого здравоохранения темы вытаскивать на поверхность. Это все, что я могу сегодня. Обсуждать проблемы публично, чтобы они не замалчивались. Конечно, исполнительная власть – департамент, агентство – должны сегодня заниматься планированием развития отрасли с учетом изменений в законодательстве, демографической ситуации. Красноярский край своеобразен. Проблем много. Очень много сейчас споров идет относительно оптимизации работы сети медицинских учреждений. Предлагается уйти от стационаров. Сегодня на социального больного тратится столько же денег, как на больного инсультом. Но это абсолютно разные вещи. Необходимо сегодня честно говорить о заработной плате врачей. Укомплектованность персоналом сегодня составляет около 50 процентов, а ставок оплачивается 100 процентов. Оставшуюся половину врачи делят между собой. Но мы не можем укомплектовать штат на 80–90%. Знаете почему?

Всем сестрам по серьгам не хватит…

Именно. Врачи в этом случае будут получать копейки. Нужно говорить об этом. Нужно искать пути решения проблемы. Конечно, мы все понимаем, что малыми силами врачи не могут оказывать качественные услуги. Но если увеличение штата не будет подкреплено существенным увеличением финансирования, то о том же качестве будет рассуждать просто смешно.

Вертикаль здравоохранения

Что же делать? Насколько я знаю, сегодня активно обсуждается вопрос о выстраивании вертикали управления медицинскими учреждениями?

Мы пытаемся выработать механизм полной вертикали в системе здравоохранения. Этот вопрос, кстати, сегодня обсуждается и на федеральном уровне. ФЗ № 131 «Об общих принципах организации местного самоуправления…» полномочия передал муниципалитетам. Но у них нет на эти полномочия средств, поэтому их оплачивают региональные бюджеты. Политику по здравоохранению определяют муниципальные власти, а платит за все это исполнительная власть субъектов РФ. Это неправильно. Такого нет ни в одном государстве.

Принцип «платящий заказывает музыку» не работает?

Нет. И это сказывается на системе управления здравоохранением. Я считаю, что в России и в Красноярском крае сегодня нет понимания, куда движется отрасль и что она из себя представляет. Нет видения того, какой должна быть эффективная система здравоохранения. Поэтому логичным видится установление в регионе вертикали управления здравоохранением и одноканального финансирования. Посмотрите сегодня на частные клиники. Там нет такого бардака, который творится в государственных медицинских учреждениях. Собственник управляет, собственник же выделяет средства на развитие. Все четко и понятно. А у нас до сих пор нет стандартов лечения. Заболели вы ОРЗ, и каждый врач вам свою методику лечения советует, хотя она должна быть единой.

Другие регионы поддерживают наши начинания?

У всех одни и те же проблемы. Те полномочия, которые сегодня переданы на муниципальный уровень, практически целиком финансируются за счет региональных бюджетов. Платит край, а управляет, определяет политику город, район. Назначают главных врачей и их же после выборов увольняют... Это же неправильно. Я думаю, в этом вопросе все субъекты выступят единым фронтом. Иначе мы не сможем что-либо изменить. Пока нет системы управления, невозможно говорить о будущем развитии, понимать, куда мы движемся. У нас сегодня благодаря разношерстной передаче полномочий, благодаря многоканальному финансированию (Федерация, регион, муниципалитет) системы нет.

То есть можно говорить о том, что система здравоохранения Красноярского края неэффективна?

Один из основных показателей эффективной работы системы здравоохранения субъекта РФ – младенческая и материнская смертность. Средний по России у нас выдерживают только Красноярск и Норильск, за пределами краевого центра младенческая смертность превышает его. Мы сегодня строим перинатальный центр. Вы думаете, он закроет все наши проблемы? Ничего подобного. Нужна новая модель, плановый подход к отрасли. Вечером посмотрели сюжет в новостях, узнали о какой-то проблеме, наутро собрали совещание, что-то решили. Такого не должно быть.

Но прежде всего нужны деньги?

Да. Деньги. Условия. Но можно еще глубже взглянуть на проблему. Уже сейчас нужно говорить не о том, что мы можем навести порядок в здравоохранении, приняв тот или иной закон, ту или иную программу. Сегодня необходимо говорить об ответственности человека за свое здоровье. Все это должно закладываться в семье, детском саду, школе и т. д. Если этого не будет, никакие миллиарды не смогут решить проблему выздоровления человека… Очень важен и еще один вопрос – создание единого информационного поля. Сегодня люди практически ничего не знают о своих правах, которые дают им те же страховые полисы. Многие понятия не имеют, какие услуги оказываются бесплатно, а какие платно. С врачом они поспорить не могут. Однако врач не должен быть истиной в последней инстанции. Все должны четко знать свои права и обязанности.

Нацпроекту «троечку»

Как оцениваете реализацию в Красноярском крае национального проекта «Здоровье»?

Конечно, огромный плюс, что таких средств в первичную и высокотехнологичную помощь до появления проекта никогда не вкладывалось. Но есть и проблемы. Оборудование поставлялось, но не успевали найти кадры для его обслуживания. Кроме того, долгое время не был решен вопрос, кто будет оплачивать расходные материалы – Федерация или край. Стоит отметить, что НП «Здоровье» – это лишь некий бонус к нашим собственным проектам. Регион сегодня вкладывает в здравоохранение гораздо большие суммы. Это хорошо, но в комплексе проблемы не решаются.

Расскажите, что сейчас из себя представляет фармацевтический рынок.

Он достаточно тяжелый. Российский фармрынок – очень слабый. Из всего спектра жизненно важных препаратов большую часть занимает импорт. Именно поэтому на федеральном уровне сегодня поднимается вопрос о лекарственной безопасности страны. Что касается рынка Красноярского края, то у нас в регионе представлены многие крупные игроки – «ПРОТЭК», «СИА», «Аптека-холдинг», «РОСТА». У них край вызывает понятный интерес – объем рынка оценивается в миллиарды рублей в год. Они стараются создавать в регионах свои сбытовые сети, что для нас только на руку – это гарантия того, что мы будем защищены от подделок – они слишком дорожат своим именем. Мелким аптекам каждый день поступают предложения – я это знаю – приобрести или поддельные лекарства, или препараты, у которых истекает срок годности. Поэтому мы, как представители власти, заинтересованы именно в заходе на наш рынок крупных игроков… Остановлюсь на еще одном забавном моменте, связанном как раз со спецификой фармацевтического рынка России. Совсем недавно мне попалась на глаза информация по объему потребления конкретных лекарств россиянами. Первые три места делят препараты против гриппа, «Виагра» и настойка боярышника.

С первыми двумя все более-менее понятно, а чем боярышник-то знаменит?

(Смеется.) Тем, что в его составе 90 процентов спирта…

На федеральном уровне озаботились лекарственной безопасностью страны. Вместе с тем в Красноярском крае резко (бывает же такое) возник дефицит атропина. Врачи отказываются делать операции…

Это следствие своеобразной российской политики в области лекарственного обеспечения. Остался один завод, который производит этот препарат и у которого возникли проблемы… Вот и все.

Скальпель нам поможет

Что сегодня происходит с частной медициной? Ведь пока еще ей закрыт доступ ко многим направлениям медицинской деятельности. Ситуация будет меняться?

С каждым годом лицензирование проходит все больше частных клиник различной направленности – диагностические центры, женские консультации, привычная уже стоматология. Частные инвесторы все больше денег вкладывают в отрасль. Это надо только приветствовать. У человека всегда должен быть выбор. Однако говорить о частной медицине как о полностью альтернативной государственной пока что не приходится. Высокотехнологическая помощь – кардиохирургия, нейрохирургия – слишком дорогостоящие направления, затраты на которые пока под силу лишь государству. Но ситуация понемногу меняется. Я не удивлюсь, если в ближайшее время в Красноярском крае появятся частные родильные дома. Это нормально.

Не боитесь, что это еще больше усугубит кадровую проблему в системе государственного здравоохранения?

Об этом надо говорить. Мы сегодня обсуждаем проблему 2020 года. Развитие России на ближайшие 12 лет, создание Красноярской агломерации и т. д. То же самое должно происходить и со здравоохранением. Мы, с учетом всех факторов, должны предполагать, что нас ждет в отрасли в ближайшие 12 лет. Кадровый вопрос невозможно рассматривать на 2–3 года вперед. Врачи только в медицинских вузах шесть лет обучаются.

Чиновники, представители медицинской среды понимают все это?

Конечно. Все очень серьезно относятся к кадровой проблеме…

Я сейчас не это имею в виду. Понимают ли они, что необходима серьезная программа развития здравоохранения в Красноярском крае на ближайшие 12 лет?

Понимают. Вообще-то она должна была быть давно. О карте здравоохранения губернатор Александр Хлопонин говорил сразу после своего вступления в должность.

Шесть лет уже прошло…

Да. На предыдущей сессии мы предусмотрели выделение средств на разработку программы развития здравоохранения Красноярского края.

Ее разработкой займутся московские медицинские институты…

Я еще на прошлой сессии сказал, что оцениваю происходящее как факт признания своей беспомощности департаментом здравоохранения и социального развития и агентством здравоохранения и лекарственного обеспечения администрации Красноярского края. Считаю, что большая часть программы должна формироваться краевыми специалистами.

Рецепт для проблем краевого здравоохранения у вас готов?

Когда накапливается много проблем, мы получаем огромный нарыв. После этого только хирургическое вмешательство требуется. Чем быстрей оно произойдет, в том числе и в кадровых решениях, тем быстрей мы начнем работать, а не тушить пожары.

 

Беседовал Антон Видишев, «Вечерний Красноярск»
фото Александра Паниотова

Рекомендуем почитать