>
>
>
Бережному отношению к природе необходимо учить с детсада

Бережному отношению к природе необходимо учить с детсада

Член общественной экологической палаты Гражданской ассамблеи Красноярского края и гость проекта Newslab.ru Николай Зубов расскажет читателям о том, как избавить город от пробок, свалок и строительства предприятий вроде ферросплавного завода.

В зоне нашего дыхания

Николай ЗубовКрасноярск занимает третье место в России, после Москвы и Санкт-Петербурга, по количеству автомобилей на душу населения. Число старых машин превышает все разумные пределы. В цивилизованных странах, чем старше автомобиль, тем больше владелец платит экологических сборов. Получается дешевле продать старый и купить новый. У нас же старый автобус, трогаясь с остановки, выпускает шлейф черного дыма прямо на стоящих детей, беременных женщин. В отличие от стационарных источников — предприятий, ТЭЦ, которые имеют высокие трубы, обеспечивающие эффект рассеивания, транспорт находится в зоне нашего дыхания.

Красноярску нужен не только четвертый автомобильный мост, но и математическая модель движения транспорта. Понимание, где расширить, сузить или вообще закрыть дорогу, позволит избавиться от пробок — максимальной концентрации вредных выбросов. Красноярск расположен в долине Енисея и при отсутствии ветра, который разносит выбросы автомобилей и предприятий, мы получаем коктейль, приводящий к обострению хронических заболеваний и появлению новых. Страдают самые слабые — дети, старики.

Раз мы такие автомобилеобильные, нужна программа, которая защитит здоровье жителей. Но четкого плана у администрации города нет. Красноярцы должны подвигать власть на волевые действия, высказывать свое мнение. Это застрахует нас от принятия неправильных решений. Все нарушения должны фиксироваться и неукоснительно наказываться. Ведь самые лучшие законы компенсируются хроническим их неисполнением. Люди должны осознавать неизбежность наказания.

За последние пять лет, у предприятий, работающих в Красноярске, отмечается снижение количества выбросов. Но это снижение тоже несистемное. В почве продолжают накапливаться фтористые соединения, переходящие в вегетативную массу растений. Страдает крупнорогатый скот и люди, которые употребляют зелень и овощи. Никто не измеряет уровень бензопирена и диоксинов, которые, попадая в организм человека, приводят к раковым опухолям.

Остаться с воробьями и крысами

Выезжая отдохнуть на природу, каждый старается выбрать красивое место. Никто не едет на городскую свалку. Почему же большинство уезжающих оставляют свалку после себя? Где логика? Они думают, что больше туда не вернутся, или кто-то за ними уберет, или вообще ничего не думают? Скорее всего, последнее. Так все мы вскоре окажемся на одной большой городской свалке. Разбросанные ПЭТ-бутылки не просто портят пейзаж, они представляют ловушку для насекомых — они массово заползают в бутылку и не могут выбраться. В природе все взаимосвязано и хрупко, нарушение экологической пирамиды приведет к тому, что мы останемся жить с крысами и воробьями.

Во всем мире уже поняли: для того, чтобы избавиться от свалок, нужно применять только раздельный сбор мусора — отдельно пластмасса, стекло, металл, пищевые отходы. В дальнейшем это сырье для вторичной переработки охотно примут красноярские предприятия. Приведу простой пример. Возьмем по ложке разных полезных веществ — питьевой соды, сахара и соли. Если это все смешать, получится никому ненужный продукт. Для того чтобы снова использовать соду, сахар и соль, нужно смесь разделить. Но сделать это почти невозможно. То же самое происходит с твердыми бытовыми отходами (ТБО).

С другой стороны, насколько выгодно потребителю куда-то идти, тратить свое время и деньги на бензин, чтобы сдать ПЭТ-бутылку за три копейки? Это будет целесообразно, если сделать залоговую стоимость бутылки не ниже одного рубля. Мы обращались с подобным предложением к бывшему руководству «Пикры», но получили ответ — «это приведет к повышению стоимости продукции, что недопустимо в условиях жесткой конкуренции».

Дело в безалаберном отношении к природе — не только в менталитете. Испанцы, например, похожи на россиян, немного «разгильдяи». Но после того как в Испании на протяжении четырех лет действовала государственная программа раздельного сбора мусора, испанцы научились сортировать ТБО. Здесь нужно действовать системно. Недостаточно на улице поставить контейнеры с надписями. Я был в Турции, где в основном отдыхают русскоязычные. На улицах, как положено, стоят несколько контейнеров, где на разных языках написано — для органических отходов, стекла, металла и так далее. Я специально заглядывал — везде набросано, что попало.

В этой ситуации необходимо с детского сада приучать ребенка к бережному отношению к природе. Человека нужно воспитывать, пока он лежит поперек лавки, когда вдоль — уже поздно. В Америке я видел «Кадиллаки» 50-60х годов выпуска. Как водитель, по привычке заглянул под авто и с удивлением обнаружил, что на асфальте нет ни капли масла. Просто каждая капля, упавшая с картера, стоит 6 долларов. И американцы знают, что каждую каплю им посчитают и гарантированно выпишут штраф. А что у нас творится на стоянках? Сделал лужу — и уехал. В свое время в Красноярске экологическая милиция ловила тех, кто моет машины в естественных водоемах. Сейчас опять все принялись мыть автомобили в Енисее.

«ЧЕК-СУ» изначально пошла на обман

Человечество не придумало ничего лучше системы кнута и пряника. Не убрал за собой мусор или выбросил его не туда — получил штраф. С бизнесменами тоже нужно разговаривать в той системе ценностей, которую они понимают — если того, кто загрязняет природу, оштрафовать на 99% прибыли, он сразу начнет внедрять новые экологические технологии. Но поскольку экономического давления на предприятия в России нет, это ведет к необратимой деградации окружающей среды. Говорят, давайте сначала поднимем экономику, а потом займемся экологией. Но многие из нас до этого дня просто не доживут! Заниматься этими вопросами нужно одновременно. Просто кто-то перестанет получать сверхприбыли.

Если говорить об экологической ответственности бизнеса, то компания «ЧЕК-СУ» с самого начала пошла на обман. Во-первых, указав, что проект направлен на реконструкцию промышленных помещений, они смогли обойти экологическую экспертизу. Во-вторых, они в расчетах своего влияния на природу не учитывают существующий уровень загрязнения воздушной среды и принимают существующий фон как почти нулевой. Но завод планируют строить рядом с КрАЗом, оживленной трассой, где в принципе не может быть нулевого фона. В-третьих, все расчеты были представлены, исходя из установки новых очистных фильтров. А будут ли они вообще когда-либо меняться, если в проекте даже не указаны сроки? Ну и, наконец, руководство «ЧЕК-СУ» уверяет, что все отходы будут продавать как строительные материалы. Покажите хотя бы один контракт или декларацию о намерениях. За кого они нас посчитали, когда пришли со своим проектом?

Народ справедливо возмутился, и я поддерживаю проявленную гражданскую активность. Сколько можно нас дурить? Вспомним, что КрАЗ собирались построить в три раза меньшей мощностью и в два раза дальше от Красноярска. А построили почти в городе. Когда строили красноярскую ГЭС, обещали всем жителям бесплатную электроэнергию. А какие счета теперь мы получаем? Если какая-либо компания планирует реализовывать в Красноярске свой проект, нужно говорить об этом честно, предупреждать жителей о рисках.

Уверен, что из-за мощной волны общественного протеста, ферросплавного завода не будет. Власть на полном серьезе начала решать вопрос, методом проб и ошибок, проиграв арбитражные суды, но все равно провела публичные слушания. В Швейцарии с жителями советуются даже по вопросу, в какой цвет красить школьные автобусы. Это есть высшее проявление гражданского общества. А чем мы дышим, что едим и пьем, тем более должно широко обсуждаться. Если будем молчать или возмущаться, сидя на кухне — ничего не изменится.

Николай Зубов

Рекомендуем почитать