>
>
Связанные одной целью

Связанные одной целью

25.09.2013
13

В Красноярском крае существует более 3 тысяч общественных объединений, но реально из них работают только единицы. О причинах этой ситуации и о том, за счет чего и кого сейчас действуют некоммерческие организации, в проекте Newslab.ru, посвященном гражданскому обществу, рассказывает председатель Совета Гражданской ассамблеи Красноярского края Алексей Менщиков.

Настоящие и «грантоеды»

председатель Совета Гражданской ассамблеи Красноярского края Алексей МенщиковНекоммерческий общественный сектор существует в России относительно недавно — ему не более 20 лет. В дореволюционный, советский период деятельность таких общественных объединений была возможна только по специальному разрешению и, по большому счету, именно государство обеспечивало эти организации. Например, ветеранские организации всегда финансировались за счет членских взносов и некоторых государственных ресурсов. 20 лет назад, когда были приняты законы об общественных объединениях — сначала советские, потом российские, — государство заявило о том, что граждане в составе более трех человек могут создавать общественные организации под свою ответственность в рамках действующего законодательства и они должны сами себя обеспечивать. Эта ситуация привела к тому что из более 3 тыс. общественных объединений Красноярского края реально действуют далеко не все. На голом энтузиазме в нашей стране далеко не уедешь.

Общественные объединения, на мой взгляд, можно разделить на несколько основных групп. Начну, пожалуй, не с самых чистоплотных организаций — это так называемые «грантоеды». Эти объединения продались Западу и берут иностранные деньги под разного рода сомнительные проекты. Либо они вступили в преступный сговор с недобросовестными чиновниками и поэтому из года в год получают гранты в одних и тех же структурах.

Есть еще одна группа — общественные объединения, которые создаются для решения определенной проблемы. Например, экологической. Большинство членов таких организаций — честные люди. Но нередко отдельные граждане начинают паразитировать на этой теме, и она постепенно перерастает в политическую, поскольку такие товарищи стараются стать депутатами разных мастей.

К третьей группе я отнесу настоящие, эффективно работающие общественные организации. Эти организации объединяют людей, персонально заинтересованных в решении какой-либо общественной проблемы, изменения сложившейся ситуации в какой-либо сфере и при этом они имеют независимые источники финансирования. К сожалению, таких объединений не так уж много и это говорит о несовершенстве существующей модели организации деятельности некоммерческих организаций в нашей стране.

Многое в некоммерческом секторе стоит пересмотреть. Например, я поддерживаю мнение, чтобы общественные объединения отчитывались, где они взяли деньги и на что их потратят. Необходимо постоянное обновление списка организаций, которые распределяют гранты, экспертов, принимающих в этом участие, и грантополучателей. Для этого нужны определенные изменения в нормативно-правовых актах — на федеральном, региональном, муниципальном уровне, запрещающие регулярное участие одних и тех же фондов, экспертное сопровождение одними и теми же людьми. Кроме того, если грант является государственным, то нельзя допускать, чтобы чиновники или депутаты принимали по нему решение. Данные меры позволят избежать частой на сегодня ситуации: есть ряд общественных объединений, которые несколько раз поучаствовали в конкурсе на получение грантов, ничего не выиграли и впредь отказываются от участия, поскольку у них сложилось четкое представление о том, что весь процесс коррумпирован и им никогда ничего не дадут.

Анализирую список проектов, которые получили в этом году президентские гранты, и некоторые решения вызывают у меня удивление. Например, зачем издавать собрание сочинений Анатолия Собчака за 10 млн рублей, зачем тратить 6,5 млн рублей на наблюдение на выборах, зачем нужны многомиллионные транши общественным объединениям республик Северного Кавказа? В этом случае я выступаю за широкое обсуждение подобных вопросов с участием разных представителей общественных объединений из разных субъектов РФ.

Союзники государства

Тем не менее, как я уже говорил, по-настоящему полезные обществу некоммерческие объединения в России имеются. И самое большое богатство этих общественных объединений — люди. Активных людей немного, но их количество в разное время остается неизменным. Они идут в общественные организации не из желания заработать, а потому, что пытаются сообща решить определенные задачи. И общественники в большей степени нуждаются не столько в финансовых ресурсах, сколько в информационной поддержке своей деятельности, помещениях. Например, в Красноярске неплохо было бы создать офис, где общественные организации могут за символическую плату пользоваться офисной техникой, телефонной связью и интернетом. Если мы не будем помогать, то эти активисты все равно никуда не уйдут. Зато могут перевести свою энергию в крайнее поле, образовать протестный класс. Ведь что такое бунт? Это голос неуслышанных.

Задача любой власти — слышать голос граждан и создавать условия для того, чтобы они могли свой голос высказать. Одной из таких площадок является Гражданская ассамблея Красноярского края. Но этого мало. Для развития гражданского общества нужно большое количество общественных объединений. Но нужно разбираться, где «грантоеды», а где те, кто действительно энтузиасты и кому нужно помочь.

В этом вопросе частично возможно ориентироваться на опыт других стран. Но Россия — государство с определенной культурной, политической и общественной традицией. В чистом виде ни одна зарубежная модель, на мой взгляд, для нас неприемлема. В мире чуть более 250 стран. И если вы думаете, что в них существует разгул толерантности и демократии, то глубоко ошибаетесь. В значительной части деятельность общественных организаций ведется с большим трудом. Их работа может быть затруднена в силу религиозных, расовых и других причин практически в любой стране мира. Абсолютной демократии нет нигде.

Россия, если она хочет построить общество неравнодушных и сильных людей, должна исходить, прежде всего, из собственного опыта. Нужно помогать активным людям, потому что от их гражданской позиции во многом зависит качество нашей жизни. Когда они объединены определенной идей и чувствуют поддержку, то становятся союзниками государства. Я за развитие гражданского общества путем двусторонних контактов. Но здесь главное не впадать в крайности — не «приручать» некоммерческие организации с помощью грантов или, наоборот, преследовать их, публично заявляя, что те или иные общественники — ненормальные люди с бредовыми идеями.

Алексей Менщиков

По заказу агентства по реализации программ общественного развития Красноярского края в рамках долгосрочной целевой программы «Содействие развитию гражданского общества и поддержка социально ориентированных некоммерческих организаций в Красноярском крае» на 2012–2014 годы.

Рекомендуем почитать