>
>
«Он снова здесь» («Er Ist Wieder Da»), Тимур Вермеш

«Он снова здесь» («Er Ist Wieder Da»), Тимур Вермеш

05.08.2014
0

«Его вечные шутки. И так четко. Бьет именно туда, где болит».

«Евреи — не тема для шуток».

  

«Он снова здесь» («Er Ist Wieder Da»), Тимур ВермешНемецкий журналист Тимур Вермеш написал, вероятно, самый важный политический памфлет последнего десятилетия.

Зачин истории незамысловат: в семидесятую годовщину операции «Барбаросса» на одном из берлинских пустырей приходит в себя Адольф Гитлер. От его формы слегка пованивает бензином, в голове сумятица, приправленная навязчивым желанием отодвинуть линию Восточного фронта подальше от столицы рейха, а в ушах до сих пор не погас грохот недавней бомбежки. Впрочем, интеллект, незаурядная наблюдательность и ораторское мастерство экс-фюрера не покинули, поэтому в новом времени он обживается быстро — так, всего два десятка страниц ему требуется на то, чтобы осознать положение, и еще две страницы — на то, чтобы составить план, как обернуть происходящее в свою пользу. Поскольку повествование ведется от первого лица, читатель наблюдает за похождениями тирана след в след за извивами его извращенной логики, помноженной на манию величия — и это, надо сказать, впечатляющее зрелище.

Конечно, забросить архаичного героя в футуристическое окружение, а после живописать неизбежные вследствие этого нелепости — уже пару веков как моветон, однако работает прием по-прежнему эффектно. Никаких причин пересмотреть свои идеологические принципы у Гитлера нет — он с досадой наблюдает, как «неуменьшенная Польша противоестественно существует на территории рейха», как «мировое еврейство» диктует свою волю «высшей расе», как бундесвер валяет дурака в Афганистане вместо того, чтобы готовиться к грядущей глобальной войне за «жизненное пространство». Предприимчивые медиадельцы принимают красноречивого фанатика на работу — в телевизионное шоу, которое посвящено низкопробным шуткам в адрес мигрантов. Это дает Вермешу возможность выстраивать текст фактически как сборник монологов стендап-комика, когда глубокомысленные рассуждения рассказчика на поверку всегда немного идиотичны; сцены же в духе «Гитлер осваивает Википедию» или «Гитлер выбирает аккаунт для электронной почты» смешны безусловно и гомерически. «Какая порода собак самая лучшая на свете, и кто среди собак — еврей?» — с издевкой спрашивают телезрители; он отвечает серьезно, обстоятельно — и ты буквально видишь высокого субъекта с характерными усиками у микрофонной стойки посреди гогочущего зала.

Будь «Он снова здесь» рядовой книжкой-хохмой, мимо неё стоило бы пройти, не задумываясь. Однако мастерство Вермиша проявляется в том, что, изображая главного злодея всех времен и народов, автор не уподобляется карикатуристу: его Гитлер — это действительно очень плохой человек, который, тем не менее, действительно очень остро мыслит. Воспринимаемый публикой в качестве слегка ненормального актера экс-фюрер неуклонно гнет свою линию, потихоньку подчиняя себе окружающих и формируя нужное общественное мнение — но происходит это по очевидной, в общем-то, причине. А кто, собственно, кроме Гитлера, в современном мире может дать справедливую и честную оценку происходящему безобразию? Кто, будучи популистом, не боится, тем не менее, вызвать гнев и недовольство демоса? кого не подкупить и не соблазнить? кто не дорожит насиженным местом и равнодушен к политической конъюнктуре? Наконец, кто такой Вася Пупкин, чтобы критиковать, но вот Гитлер — это же еще какой авторитет!

Заклятый французский враг, кстати, переродился в нашего закадычного друга. При каждом удобном случае руководящие петрушки бросались друг другу на шею, клятвенно обещая, что никогда больше не станут спорить как настоящие мужчины. Их твердая воля была зацементирована в неком европейском альянсе, более напоминающем банду школьников. Эта ватага проводила время исключительно в спорах о том, кому можно быть главарем и кто принес из дому больше сладостей. Тем временем восточная часть континента старалась сравняться с западной по уровню дурачества, с одним отличием: между ними не велось никаких споров, потому что главной и единственной целью у них было «кто лучше плюнет вслед большевистской тирании»

Евросоюз, когда за поход в бордель испанца и грека платит немец, школьник-турок, который владеет лишь азами языка и удовлетворен этим, националист, который ни черта не смыслит в национальной идее, эколог, плюющий на экологию, и демократ, легко готовый на сотрудничество с бывшими нацистами: Гитлер охотно и умело обнажает многочисленные язвы толерантного к язвам, но привыкшего их не замечать общества.

Ангелу Меркель он называет «женщиной с обаянием плакучей ивы», Владимира Путина — человеком, который считает, что «без рубашки его политика выглядит лучше, чем в рубашке», прилюдно изничтожает лицемеров и лизоблюдов, острые темы проговаривает так, что оппоненты бегут из студии или прячутся в кусты. Как итог — миллионная аудитория в интернете («Фюрер рулз!» — пишут ему на сайте), обожествление со стороны незашоренной и обожающей провокаторов молодежи, признание индустрии — а самовлюбленная либеральная пресса, расценивающая идеолога нацизма в качестве обличителя нацистов нынешних, делает всю работу по его популяризации «без малейшей необходимости в цензуре», как удовлетворенно отмечает Гитлер.

«Тогда люди тоже смеялись», — наблюдая шоу Гитлера, предрекает пожилая еврейка, чудом пережившая Холокост и ещё помнящая предыдущий приход безумца к власти. Ближе к финалу Вермеш сползает в откровенный алармизм — если нынешние политики не разберутся с нынешними проблемами, то из прошлого восстанут страшные силы, которые все сделают сами, но потребуют огромную цену, и не факт, что человечество сумеет её заплатить в третий раз. За вычетом гротеска, за вычетом намеренно упрощенного психологизма и некоторой сюжетной вычурности, автор совершает не только литературный, но и гражданский подвиг; его произведение одинаково актуально не только для Европы, но и для Азии, Америки, и даже — вот невидаль-то — для России. Достаточно ли будет книги? Нет, вероятно, без телевизора и ютьюба все равно не обойтись.

АСТ, Corpus, 2014 — 384 стр. Тираж — 3 000 экз.

Кроме «Он снова здесь», на сайте ЛитРес вас ждут еще 380 000 книг

Рекомендуем почитать