>
>
>
С поля боя — на стройку будущего: какой была жизнь фронтовика-бородинца Анатолия Решетеня

С поля боя — на стройку будущего: какой была жизнь фронтовика-бородинца Анатолия Решетеня

13.04.2020
0

В сорок пятом, когда я был молод,

Мы пришли сюда, в дикий лес,

Чтобы в дебрях воздвигнуть здесь город,

В глухомани построить разрез...

А. Решетень.

Характер и талант, которые рано себя показали

Анатолий Афанасьевич Решетень родился в 1925 году в селе Малая Камала Рыбинского района Красноярского края. Еще совсем ребенком он освоил навыки чтения и проникся чистой детской любовью к стихам и сказкам Пушкина. Воспоминания об этом есть в очерке краеведа Анатолия Афанасьева:

«Еще до школы Толик Решетень, научившись от деда книжной грамоте, помогал ему пасти скот, вынимал из своей пастушьей сумки дорогую книжку и сам читал сказки и про царя Солтана, и про петушка, и про Балду... А дед слушал и радовался за смышленого внучка — даст Бог, грамотным человеком станет»...

Анатолий Афанасьевич Решетень

Так и вышло. В итоге Анатолий Решетень стал известен как поэт и писатель, автор произведений о войне и очерков о Бородино и людях, которые строили там угольный разрез. Его называли «человеком с записной книжкой», поскольку всю жизнь он носил с собой ручку и блокнот, куда с документальной точностью описывал всё, что происходило вокруг. Вместе с тем его отличали глубокие знания истории, литературы, искусства, политики.

К сожалению, не только сказками запомнилось Анатолию Афанасьевичу его детство. Когда мальчику шел восьмой год, его отца, который вел единоличное хозяйство и не хотел вступать в колхоз «Красный Октябрь», арестовали и увезли. О дальнейшей его судьбе ничего неизвестно, а убитая горем мать Анатолия тогда забрала пятерых детей и отправилась в Заозерный. При этом шестой её сын, сам Толик, остался в Малой Камале.

«Из всех разоренных хозяйственных построек на родительском уже бывшем дворе уцелела лишь одна — свинарник. Вот в нем-то он и жил, точнее, пробедовал в холоде и в голоде две зимы. Сразу же после ареста отца он на своей шкуре испытал и другой холод — людского отношения. Для сельчан он стал „кулацким отродьем“, так презрительно стали отзываться о мальчишке и за спиной, и прямо в глаза», — рассказывает в своем очерке Анатолий Афанасьев.

Но всё же Толик справился и во многом благодаря тому, что сумел проявить характер, который помог ему и в то тяжелое время, и в последующей жизни. Сам он вспоминал: «Уж сильно мне хотелось учиться, и, хотя я был уже переростком, но пошел в школу». Там его под своё крыло взяли учителя, о которых потом писатель с теплом отзовется в книге воспоминаний «Малая Камала».

В 1938 году мальчишка все-таки покинул родное село, и спустя несколько лет он уходил на войну уже из материнского дома. Но еще до начала войны случилось другое важное событие — в начале 40-х Анатолий начал впервые записывать свои наблюдения в тетрадь, а чуть позже на её страницах появились его первые стихотворения.

Тяжелые годы войны

После начала войны два года Анатолий подростком работал от зари до зари в колхозе. Когда в 1942-м ему исполнилось 17 лет, его призвали на фронт. Рядовой Решетень воевал в минометном полку третьей гвардейской танковой армии, а с 1943 по 1945 год был водителем лендлизовского американского грузовика «Студебеккер» — возил по фронтовым дорогам 120-миллиметровый полковой миномет.

Анатолий Решетень в молодые годы
Фото: litkarta.kraslib.ru

Был он и участником самого большого в истории Отечественной войны танкового сражения на Курской дуге, в котором получил контузию. Еще одной тяжелейшей военной травмой стало ранение в ногу, в результате которого молодой парень оказался инвалидом второй группы:

«Уже почти в конце войны, в начале февраля 45 года, в боях за столицу Нижней Силезии — тогдашнего немецкого города Бреслау, в жестоком бою Анатолий Решетень попал под немецкий бронетранспортер, обошедший позицию минометчиков. Вражеская машина раздавила и миномет, и его расчет. На тот момент из восьми бойцов было уже трое, в том числе и младший сержант Решетень. Он чудом уцелел. Но остался инвалидом. Военные хирурги сложили почти оторванную и пережеванную в правом бедре ногу. Бывший фронтовик так и прожил всю свою жизнь с этой изуродованной ногой».

Даже на тех страшных дорогах войны боец записывал всё что видел в свои дневники, однако все эти записи оказались уничтожены в сгоревшей машине.

Возвращение домой и великая стройка

В общей сложности на полях сражений Анатолий Решетень провел три года, а возвращение домой он позже опишет в своих воспоминаниях:

«Тихо открыл калитку, которую я когда-то закрыл за собой, не надеясь открыть еще раз. Ступаю костылями, подхожу ближе... Мать, усердно налегая на ребристую, деревянную доску, стирает... Сосуды на руках у матери вздулись, и казалось, там, под кожей, до самых локтей заправлены гнутые прутья толстой проволоки... На ногах латанные-перелатанные сандалии. На руке нет обручального кольца, в ушах вместо сережек дужки из медной проволоки. По всему стану когда-то стройной и красивой женщины проглядывают выступы — признак постоянного недоедания. Она достирала тряпку, выжала... случайно повернулась и увидела меня. Даже в минуты страшных испытаний тридцатых годов я не замечал на ее лице такого выражения — не то испуга, не то тяжкого сострадания и горького сожаления. Она вдруг так необычно отпрянула к дощатой стенке, распластала в стороны руки и как бы с упреком произнесла: «Не ждала я тебя...»

Младший брат Анатолия Саша в ту пору вот уже как два года бросил школу, чтобы заработать столярным ремеслом на кусок хлеба. Самому Анатолию Афагасьевичу мысль о том, что он будет нахлебником, казалась невыносимой. И он сразу принялся искать работу, несмотря на свою инвалидность.

Анатолий Афанасьевич в зрелом возрасте
Фото: cbsborodino.krn.muzkult.ru

Скоро так случилось, что работа сама его нашла. Начальник, заказавший у брата-столяра стол, рассказал, что приехал с только начинающего строиться разреза и спросил, нет ли у кого на примете человека, разбирающегося в американских автомобилях. Навык вождения «Студебеккером» пришелся кстати — Анатолий Решетень попал на Ирша-Бородинский разрез в числе первых строителей.

Там он сначала руководил на работах по сборке автомобилей небольшой группой курсантов — бывших военнопленных. К слову, события тех лет, которые тоже тщательно записывались в дневники, Анатолий Решетень позже перенесет в книгу «Живая память». Она вышла в 2006 году и стала подарком для жителей Бородино, которым небезразлична история малой родины.

Там описывались ранее почти неизвестные и даже запрещенные для распространения детали. В том числе, поведана история о том, как 8 августа 1945 года на станцию «Заозерная» прибыл полк военных строителей, сформированный из бывших советских военнопленных, освобожденных из немецких лагерей американцами и англичанами. Именно они и стали первыми, кто в чистом поле заложил фундамент города и будущего мощнейшего в России угольного разреза. Они же выполняли самую тяжелую работу — тянули железную дорогу Заозерная-Южная-Разрез, проводили 13-километровую линию электропередачи с Уральской электростанции.

Но и доля шофера была несладкой — дорог еще совсем не было: где впервые проезжала машина, там и укатывалась колея. Но, бывало, непогода сводила все усилия на нет, поэтому лопату шофер всегда держал наготове. И всё это при том, что бывший фронтовик едва-едва научился ходить после тяжелого ранения.

Строительство Бородинского разреза начиналось с землянок и большого объема непосильного ручного труда — в первые годы угольную траншею будущего предприятия-гиганта прокладывали кирками и лопатами.

В то же время Анатолий Решетень был невероятно вдохновлен, осознавая, что в полном смысле является первостроителем огромного разреза и места, где в скором времени будут жить угольщики. Поэтому неудивительно, что именно он установил на тогда еще пустынном участке доску с пророческой надписью «Здесь будет город заложен». Это случилось 10 августа 1945 года.

Материалы по теме
«Горное дело»: почему Красноярский край — угольная кладовая России
Как добывают черное золото на крупнейших разрезах в стране

В последующие десятилетия отважный солдат Великой Отечественной, первостроитель Бородинского разреза и душевный автор и поэт Анатолий Решетень отдаст еще немало сил городу Бородино. Он много лет проработает водителем грузовой автомашины, 11 лет — старшим мастером гаража, 3 года — председателем профкома. Одновременно он будет выполнять общественные обязанности в качестве депутата и наставника молодежи и станет с энтузиазмом поддерживать все добрые начинания в городе угольщиков.

Что до литературного наследия, то Анатолий Афанасьевич написал три книги воспоминаний об истории строительства разреза, о войне и малой родине —Малой Камале. За все эти заслуги, за безупречную трудовую деятельность и активную жизненную позицию 17 ноября 2000 года ему было присвоено звание Почетного гражданина Бородино. Свою же признательность городу, который он строил и любил всей душой, Анатолий Афанасьевич выразил в следующих строках:

На семи холмах, словно Рим,

Распахнул вовсю гордый вид,

Поражая блеском своим,

Величавый город стоит.

Судьба Анатолия Афанасьевича Решетеня, а также еще почти сотни фронтовиков и тружеников тыла, нашла отражение в книге «Герои Победы — герои СУЭК». Ее Сибирская угольная энергетическая компания с благодарностью посвятила людям, кто, оставив в прошлом все ужасы войны, вернулся к созидательному труду и связал свою биографию с угольной отраслью Красноярского края. Творческий коллектив проделал колоссальную работу, по крупицам собрав такие истории каждодневного подвига в военное и мирное время в городских архивах, музеях, подшивках пожелтевших газет. Издание будет посвящено 75-летию Великой Победы.

Интернет-газета Newslab

Рекомендуем почитать