>
>
>
«Открытость становится реальностью»: в Красноярске создан общественный совет по обращению с радиоактивными отходами

«Открытость становится реальностью»: в Красноярске создан общественный совет по обращению с радиоактивными отходами

25.06.2020
0
Строительная площадка подземной исследовательской лаборатории осенью прошлого года в Нижнеканском массиве
Фото: www.norao.ru

Шаг на пути к открытости

Созданию экспертно-общественного совета предшествовало подписание соглашения между Национальным оператором по обращению с радиоактивными отходами (ФГУП «НО РАО»), Институтом проблем безопасного развития атомной энергетики (ИБРАЭ РАН) и Сибирским федеральным университетом (СФУ). Стороны договорились объединить усилия для подготовки научных кадров, проведения совместных исследований, а также для реализации просветительских и образовательных программ. Причем как для студентов, так и для общественности. Было решено вести открытый диалог с заинтересованными гражданами по вопросам использования атомной энергии и безопасного обращения с радиоактивными отходами на территории региона.

«Как правило, деятельность технологических лидеров в различных отраслях остается во многом закрытой, и в этом отношении структуры „Росатома“ — не исключение. И понятно, почему: наша страна является лидером по внедрению различных технологий и еще с советского времени вынуждена скрывать наработки в ядерной отрасли. Но на сегодняшний день запрос общества на её открытость довольно велик, и создание общественного совета — это шаг на пути к этому. У участников будет возможность задать вопросы разработчикам, послушать, что по этому поводу думают эксперты и ученые и разобраться в довольно сложных процессах проектирования и создания подобных объектов», — комментирует доцент кафедры экологии и природопользования СФУ, директор Института экологии и географии СФУ Руслан Шарафутдинов.

Информация о лаборатории не замалчивалась и раньше. На фото заместитель директора по информационно-аналитической поддержке комплексных проблем ядерной и радиационной безопасности ИБРАЭ РАН Игорь Линге демонстрирует участникам технического тура стратегический мастер-план исследований, которые будут проводится в НКМ-лаборатории. Тур состоялся осенью 2019 года

Лаборатория — для исследований

На первом заседании совета, которое прошло в формате онлайн, представители Национального оператора по обращению с радиоактивными отходами рассказали ключевые сведения о НКМ-лаборатории (НКМ — от названия места расположения — Нижнеканского массива).

Прежде всего, данная лаборатория не является пунктом финальной изоляции РАО, как считают некоторые, а создается для того, чтобы пока только такую возможность. Результаты этих научно-исследовательских работ должны стать известны не раньше 2030 года, а может и многим позже. За несколько лет ученым предстоит досконально изучить характеристики и свойства горных пород на глубине 450-525 метров, на основании чего затем будут составлены прогнозные расчеты по обоснованию безопасности. И если данные исследования подтвердят возможность размещения высоко- и среднеактивных долгоживущих РАО, то только тогда они будут изолированы в глубоких геологических формациях Нижнеканского скального массива.

«Все разговоры о том, что что завтра здесь будут размещать РАО — это неправда. Сейчас у оператора объекта даже нет лицензии на вид деятельности, связанный с использованием радиоактивных веществ, и такой она останется еще десятилетия, до завершения исследований», — добавляет заведующий отделением анализа долгосрочных рисков в сфере обеспечения ядерной и радиационной безопасности ИБРАЭ РАН Сергей Уткин.

ИБРАЭ РАН — институт, созданный в конце 80-х годов после аварии на Чернобольской АЭС для квалифицированной оценки по сложным вопросам использования атомной энергии. Теперь он активно участвует в создании НКМ-лаборатории, полостью контролируя его научную составляющую.

«Мы замахиваемся на создание цифровой подземной исследовательской лаборатории, в которой были бы синхронизированы все расчетные коды, модели, базы данных. Уже сейчас на информационную платформу отправляются данные мониторинга, который ведется на площадке. Что касается аспектов радиационной безопасности, то пока они не первоочередные, потому что до радиации там еще очень далеко. У нас сейчас на повестке горные дела, которые займут неопределенное время. Была разработана комплексная научная программа исследований, горизонт планирования которой 2030 год, но это не означает, что именно тогда лаборатория закончит свое существование. Это означает, что мы смогли спланировать свою деятельность пока только на 10 лет, поскольку в таких сложных проектах трудно говорить конкретно, необходима гибкость. В моем понимании, где-то к 2025 году лаборатория должна быть построена и затем эксплуатироваться лет 15-20», — рассказал Сергей Уткин.

Открытость порождает доверие

Тем не менее, члены экспертного совета могут уже сейчас посещать строящуюся подземную лабораторию и наблюдать лично за этапами работы, чтобы убедиться в достоверности слов участников процесса. Такая договоренность достигнута с НО РАО.

«Красноярский край один из первых среди регионов страны пошел по пути расширения деятельности экологических общественных инспекторов. Если в ближайшие годы у активной общественности дополнительно появится возможность посещать на различных этапах строящейся в Железногорске объект, то его открытость станет реальностью, а открытость всегда порождает доверие. Мы уже договорились, что НО РАО будет обеспечивать нам выезды на объект, а значит в наших силах сделать так, чтобы население получало доступную информацию. На место решено ехать сразу после завершения карантинных мероприятий, связанных с пандемией», — рассказал проректор по научной работе СФУ Руслан Барышев.

Строительная площадка подземной исследовательской лаборатории осенью прошлого года

Одновременно с этим экспертно-общественный совет, сформированный на базе СФУ, будет проводить встречи в стенах университета, консультироваться с учеными вуза в области химии, физики и геологии, общаться с представителями надзорных органов и запрашивать необходимую информацию непосредственно у создателей лаборатории. Не исключено, что уже в ближайшем будущем подобная открытость станет частью многих проектов в атомной энергетике. По подобному пути, например, долгие годы развивается атомная отрасль во Франции. Там для специалистов ядерных технологий работа с заинтересованными людьми и донесение материала до населения в доступном виде — привычное дело. При этом страна не переживала ни одной атомной аварии в своей истории.

Материалы по теме
Подземные лаборатории: красноярский проект и французская реальность
Чем отличается действующий европейский объект от сибирского объекта?

«Человечество летит к звездам не на керосине и не на угле, поэтому атомная энергетика — перспективная отрасль, которая должна оставаться одной из ключевых для России. И нельзя не согласиться с известными физиками, лауреатами Нобелевских премий, которые считают, что атомная энергетика достаточно чистый источник энергии. В случае сомнений в надежности лаборатории или других подобных проектов я бы рекомендовал людям не опираться на мнения, связанные с эмоциями, а попробовать самим разобраться в этих вопросах и составить для себя достоверную картину», — отмечает Руслан Шарафутдинов.

Как минимум, можно задуматься о том, а что будет, если мы не будем создавать современные сложные объекты, какой станет НКМ-лаборатория, ни в Красноярском крае, ни где-то еще? Это означает, что РАО первого и второго класса останутся храниться на поверхности и будут представлять непосредственную опасность. Тогда как идея глубинной изоляции в том и состоит, чтобы не допустить риски, а полностью исключить их.

Интернет-газета Newslab.ru

Рекомендуем почитать