>
>
>
«В огороде можно найти скелет или ведро патронов»: как красноярке живется в городе-герое Севастополе

«В огороде можно найти скелет или ведро патронов»: как красноярке живется в городе-герое Севастополе

05.02.2021
44
Красноярка Лера Качимова в Севастополе

Расскажи о себе. Где училась, кем работала до переезда?

В Красноярске я прожила до 30 лет. Сейчас мне 33. Отучилась в СФУ на пиарщика, там же училась в аспирантуре на философской антропологии. Всю свою сознательную жизнь я работала в общественных организациях, в НКО (некоммерческие организации). В общем, всё, что связано с объединением, активной общественной и личной позицией.

Изначально я переезжала в Москву с первым мужем и четырехлетним сыном. Это было начало 2018 года. Наверное, на тот момент я больше поехала за мужем — с одной стороны это была не совсем моя мотивация, но с другой я понимала, что точно хочу переехать и пожить еще где-то, кроме Красноярска, попробовать на вкус мир, испытать себя. В Москве очень быстро нашла работу опять же в НКО.

Я, конечно, переживала, что мой сибирский диплом, полученный уже давно, и время декретного отпуска — всё это оттолкнет моих работодателей и с работой будет туго. Однако на деле все оказалось иначе — в Москве наше сибирское упорство, трудолюбие, надежность и доведение дела до конца прямо нашло отклик. То есть — ты сибиряк, и это некий знак качества. Ко мне никто никогда не относился, как к девочке из глубинки.

В какой-то момент жизни в столице мы с мужем поняли, что идем разными дорогами. Бережно по отношению к ребенку и друг другу мы развелись. Несколько месяцев после этого мы с сыном жили в Москве одни.

Вместе с сыном уже в Севастополе

Почему выбрала Крым?

В 2019 году я с сыном переехала в Иркутск (там началась моя новая история любви). В Сибири мы прожили полгода, после чего решили, что хотим двигаться дальше, к морю. Мы с сыном долетели до Сочи на самолете, а мой мужчина приехал из Иркутска на машине. Там мы встретились и вместе поехали через все побережье Черного моря от границы с Абхазией до Евпатории, выбирая место, где нам понравится жить. То есть ты заезжаешь в город и думаешь — отзывается он в тебе или нет, хорошо ли тебе здесь. Это был ноябрь, не сезон, мы могли видеть все прибрежные города без прикрас и толп праздничных туристов.

Некоторые города, конечно, произвели удручающее впечатление. По итогу мы остановились в Севастополе. Этот город был живой. Надо отметить, что Крым и Севастополь — это немного разные вещи. Севастополь — город федерального значения, он стоит особняком, имеет отдельное подчинение, своего губернатора, экономику и т. п.

В общем, там мы сняли квартиру посуточно, прожили три дня, нашли себе жилье на долгосрочку. Прожив какое-то время в арендованном жилье, мы приобрели свое.

Вид на вечерний Севастополь

Что нравится в Севастополе?

В первую очередь — климат и менталитет людей. Они здесь очень приветливые. Очень! Например, в Сибири человек, скорее всего, не будет очень радужно тебя приветствовать и болтать с тобой, как с лучшим другом, когда ты просто покупаешь у него хлеб в магазине. Здесь это норма. Дружелюбные, расслабленные: «Да все же хорошо, солнышко светит, море плещет, чайки кричат. Чё париться, ребят?». Правда в этом есть и свой минус, но об этом позже.

Доступность. Мне нравится, что я могу сесть за руль и буквально через пять минут оказаться на пляже (море я вижу в окно), в парке, на развалинах древнегреческого города. К слову об истории. Она здесь везде: ты просто можешь прогуливаться за городом и, глядя под ноги, насобирать горсть гильз или осколков снарядов, потому что здесь шли бои. И, кстати, мой прадед освобождал Севастополь в 44-ом году.

Здесь прогуливались императрицы, воевали и были похоронены великие полководцы и адмиралы. Здесь всё пропитано героизмом. Но он не сваливается в дешевый пафос — люди в этом живут, это реальность, которая накладывает какой-то особый отпечаток и ответственность. Каждый камень этого города щедро полит кровью. Без шуток. Ты у себя на огороде можешь копать яму для дерева и найти скелет солдата времен Великой Отечественной войны, или ведро патронов. Потому что здесь это всё было, вот прямо тут, под твоими ногами. Это не может не накладывать отпечатка на твой характер.

Ты — в центре событий. Здесь есть ощущение, что ты живешь в важной части страны, до которой есть дело всем. В отличие от Сибири, где ты как бы немножко у Христа за пазухой — в большом мире что-то происходит, в Москве творятся какие-то перипетии, но до тебя далеко, у тебя отдельная своя жизнь. Здесь — ты часть этой большой жизни. И все что происходит на политической арене и вообще вокруг — оно отражается на тебе. Я не знаю, как это объяснить, но ты по-другому себя чувствуешь, когда мимо тебя проплывают военные корабли. Ты периодически слышишь стрельбу, потому что неподалеку находится военный полигон. Это новый опыт, очень интересный. Хочется быть его частью.

Недостатки?

Уже упомянутый менталитет местных жителей, вернее, их расслабленность. К этому очень тяжело привыкнуть. Они могут более расслаблено работать, быть непунктуальными, не выполнять обещаний. Не пришел человек на встречу, ну и ладно — ты его подождал под солнышком, не дождался, ну и ладно. Вот эта расслабленность, она несколько нервирует, она замедляет твой привычный ритм.

Сибиряки живут довольно быстро, этот темп ты привозишь с собой, поэтому мы держимся здесь диаспорой — группы, чаты для общения друг с другом. Мне, наверное, будет проще поручить какое-то дело сибиряку и знать, что он сделает хорошо, чем доверить это малознакомому местному, который, возможно решит, что твое дело не очень срочное. Так что переехавшие из Сибири котируются здесь как люди, которые берут и делают.

Летом очень много туристов (минус вполне объяснимый — мы это понимали и были к этому готовы, это же курортный город!). На благоустроенных пляжах — не пробиться, поэтому мы ходим на дикие. На продукты, недвижимость, аренду, авиабилеты цены резко поднимаются. Город становится нагружен большим количеством людей, проблемы с парковками.

Дикий пляж вдали от толп туристов

Здесь нет привычных нам банков («Сбера», «Альфа-банка», «ВТБ» и т. п). Поэтому для оплаты коммуналки и прочего нужно заводить карту местных банков (у меня РНКБ). Однако безналичная оплата здесь очень слабо развита — практически везде приходится платить наличкой. Вот пришел ты в красивый парк, нагулялся, проголодался, ребенок просит поесть — ты видишь одно единственное кафе, нормальное, современное. Приходишь, делаешь заказ, протягиваешь карту, а тебе говорят — нет, только наличный расчет. Ты уже настроился поесть, но вынужден уйти. И вот такое здесь часто.

Здесь очень мало круглосуточных магазинов и аптек. Что касается качества и уровня медобслуживания, то с какими-то узкими специалистами мы в Крыму еще не сталкивались, но у меня был такой случай — я сдала анализы в крупной федеральной сети клиник, представленных здесь. Но что-то пошло не так и они их потеряли. Ты ждешь, звонишь, узнаешь — они говорят, мол, делается, делается. Но по итогу они их просто потеряли. В женской консультации здесь я тоже сталкивалась с потерей анализов. Вот это вот: «Да ладно, и так сойдет, ничего страшного, ну потеряли и ничего» — расслабленность, которая, на мой взгляд, немножечко граничит с халатностью.

Экономика твоей жизни в Крыму?

Стоимость квартир зависит от района — чем ближе к морю, тем дороже. Вне сезона (с октября по май) все намного дешевле. Поэтому арендное жилье, в основном, делится для сдачи на летний и зимний период. В зимний период ты можешь снять «трёшку» в хорошем районе в пределах 25 000 — 30 000 рублей. И это рядом с морем, хорошей инфраструктурой. Однако уже в июне цена значительно поднимется. К нам приезжали друзья, снимали жилье в октябре за 1500 рублей в сутки (небольшой, почти неблагоустроенный домик, но с выходом ровно на берег моря).

Первый год жизни в Севастополе мы часто тратили деньги на экскурсии. На мой взгляд, это важно — знать историю, какие-то особенности города, в котором ты обживаешься.

Здесь очень дорогое электричество — у нас выходит примерно 1000 рублей в месяц, если не больше (в Москве и Красноярске я платила меньше). При этом очень дешевый газ (за месяц платим 50-60 рублей). Поэтому многие крымчане используют газовое отопление и газовые плиты.

Я думала, мы сэкономим на теплых вещах. Однако они нам очень пригодились. Например, в одежде, в которой я ходила в Москве при −15, здесь я хожу при +5. Зимой здесь довольно прохладно — холодный ветер с моря. Конечно, это не сибирская зима, снега нет, везде цветут розы, но на долгие прогулки нужно утепляться. Зимняя резина тоже нужна — по утрам сейчас бывает гололед, редко, но бывает, особенно, если накануне был дождь.

Теплую одежду всё равно придется покупать

Сложно было найти работу? Чем занимаешься сейчас?

Если ты работаешь в сфере строительства или туристического бизнеса — welcome! В этих секторах очень много вакансий на любой вкус. С НКО здесь сложнее. Я работала помощником представителя Общественной палаты России от Севастополя. Сейчас я в декрете, параллельно обучаюсь в университете на психолога.

Крым — твой?

Как говорят местные жители: «Севастополь вернулся в родную гавань». Мне кажется, Крым — он тех людей, которые трудились для того, чтобы он был их, которые его заслужили. Это русские люди. Чей ещё он может быть? Это город моего прадеда, который родом с Алтая, но он получил здесь свои ранения и три ордена. Это город детей, которые уже в садике могут рассказать кучу историй о подвигах героических людей, живущих здесь. Да и, в конце концов, в этот город сейчас вкладывается столько сил. Здесь построили огромное количество дорог, аэропорт, облагородили парки, отреставрировали огромное количество памятников Великой Отечественной войны. Почему до сих пор всё это находилось в плачевном состоянии?

Море или тайга?

Мне сложно выбирать, потому что для меня это синонимы стихии. Это и роднит для меня Севастополь с Сибирью. Люди, которые имеют дело со стихией — они ведь похожи. Ты одновременно чувствуешь свою незначительность по сравнению с ее масштабом и, одновременно, собственную силу в том, что ты способен уживаться с ней вместе. И везде, где я жила, живу и, возможно, буду жить, я буду искать вот это самое — силу земли (природы) в огромном, мощном, богатом проявлении. Чем громче, ярче ее голос слышен — тем мне лучше.

В Москве я часто испытывала приступы клаустрофобии — потому что я понимала, что за много, много километров вокруг меня этого нет. Есть только человейники; люди, люди, люди, а где мир, где дыхание свободной сильной живой природы? Мне его безумно не хватало. Сейчас я понимаю — там, где оно есть, я могу найти свой дом.

Плавала в открытом море

Тянет в Красноярск?

В Сибирь меня тянет, как тянет любого человека к его корням. Для меня это очень важно — встреча с родной землей, давшей тебе начало. Это, наверное, соединение с той самой аутентичной частью себя, которая остается твоим внутренним стержнем в горниле любых перемен. То есть помнить, кто ты и откуда пришел. Ни в Москве, ни в Крыму я никогда не позиционировала себя как местная, никогда не пыталась ассимилироваться. Несмотря на то, что я живу в Крыму и планирую жить в обозримом будущем — я из Сибири. Это другая кровь, другой менталитет.

Мне здесь нравится, но при этом, я не могу сказать, что это — то самое место, где я хочу состариться. Согласно моей жизненной логике — нужно следовать за сердцем, так что я не исключаю, что мы рано или поздно снова сорвемся с места. Но сейчас нам хорошо здесь. Ты — в России, и точно это чувствуешь, а Севастополь — это точно русский город.

Беседовала Ольга Пестова специально для Newslab,
фото из личного архива героини статьи

Где живут бывшие красноярцы

Рекомендуем почитать