>
>
>
Маршировать или быть «опущенным»: красноярский психолог о том, почему взрослые не умеют общаться с подростками

Маршировать или быть «опущенным»: красноярский психолог о том, почему взрослые не умеют общаться с подростками

11.03.2021
47
Дмитрий Юрков
Фото из личного архива

Начнем с нашумевшего случая. Учитель все-таки виноват?

Дмитрий Юрков
Психиатр-эпилептолог, нейрофизиолог, детский кризисный психолог. Окончил Красноярскую государственную медицинскую академию в 2000 году. Соучредитель «Лиги практикующих психологов и консультантов» в Красноярском крае. Почетный работник общего образования РФ со стажем в 22 года. Директор муниципального центра психолого-педагогической и медицинской помощи «Эго».

Первое, что нужно понимать, что так могут сказать и продавцы, и кондукторы. В обществе вообще существует проблема общения. Конкретно в этом случае произошел такой коммуникативный момент, когда учитель не нашел смысловых аргументов, чтобы убедить в своей позиции, а апеллировал к норме. «Так надо и никак по-другому!». И, конечно, дети восприняли это агрессивно, оттуда и конфликт.

Есть еще такое, когда люди думают, что другие им что-то должны, но забывают, что у ребенка, например, нет никаких ни перед кем обязательств. По Конституции он даже не обязан учиться. Все это путают, а ведь прописано, что у ребенка есть право на получение образования. Выходит, что учитель не попытался договориться с учениками и начал их учить уму-разуму, а школьники не постарались понять, чем продиктованы слова педагога.

В чем проблема в общении, о которой вы упомянули?

У любых людей есть коммуникативные трудности. Покажу, как это работает: первое, что мы делаем, при виде человека — мы оцениваем его лично, но не его действия. Конкретный пример, представьте ситуацию, что на столе стоит стакан с водой, и маленький ребенок задевает его — вода проливается. Родитель может сказать: «Какой ты неуклюжий!», таким образом он оценивает ребенка. Тем временем малыш будет считать про себя, что он какой-то не такой, да и мама с папой его за это любить перестанут.

А правильно, когда дается оценка действия: нужно обратить внимание ребенка, что здесь было сухо, а стало мокро — нужно вытереть тряпкой. Исправь последствия своих действий. Таких ситуаций можно вспомнить сколько угодно, эта проблема возникает в любых коммуникациях.

Мы как-то коллегами проводили исследование в нескольких красноярских школах, и оказалось, что 63 % девятиклассников считают, что родители их любят за отметки по учебе. Такая же история произошла и между учителем ОБЖ и старшеклассниками. Педагог не оценил ситуацию и высказал свое мнение о подростке, когда нужно было просто спросить, почему он отказывается поддержать школу в честь праздника.

Фото: unsplash.com

Сторонники авторитарного подхода в преподавании вас бы в этой затее не поддержали... Есть же советское выражение: «Старших надо уважать, малышей не обижать»

Неактуальность этого выражения — еще одна причина произошедшего конфликта. Прямо сейчас происходит процесс ослабевания вертикальной связи между родителями и детьми. То есть теряется авторитет взрослого в глазах ребенка. И тогда дети начинают выстраивать горизонталь, а вертикали в лице того же учителя или родителя начинают ей уступать.

Материалы по теме

Рассмотрим на примере: ребенок приходит в первый класс, его первая учительница для него авторитет, он смотрит на нее, рот открыв, она для него всё: и чтение, и письмо, и математика. Для детей начальных классов учитель — авторитет, но в пятом классе возникает некоторая трудность, потому что учительский коллектив становится разрозненным в глазах ребенка. У каждого свои условия, форма ведения урока — нет общего регламента этических норм. И тогда тинейджер начинает устанавливать свой личный свод правил.

У современных подростков есть потребность на искренность. Эти дети не готовы действовать по приказу: почему я должен маршировать, если взрослый не марширует? Верит ли педагог в то, что он навязывает? Такой ли он патриот на самом деле?

За счет того, что подростки не признают авторитетов, оказываемое давление взрослого для них не становится показателем силы или важности, они воспринимают это как наезд на свою территорию и начинают отстаивать независимость.

Поэтому работа с молодежью в связи с их отношением к митингам неэффективна?

И да, и нет. В данный момент я вижу, что наблюдается желание некоторых структур разбалансировать подростков, на них используются манипулятивные техники, воздействие — хорошо так промывают мозги. Почему дети этому поддаются? С ними общаются аналоговым сигналом, у нас сейчас эпоха информационных технологий, поэтому и способ коммуникации стал цифровым.

А старшее поколение как правило ошибается в том, что говорит из прошлого и интуитивно старается внушить смыслы, которые они когда-то усвоили, которые им понятны, чтобы хоть как-то удержать этот последний оплот, как в случае с маршем к 23 Февраля. Кроме Дня Победы никаких патриотических праздников у русских людей не осталось, поэтому взрослым так важно удержать эти смыслы и передать подросткам.

То есть с детьми нужно говорить на одном языке, который им понятен, и тогда произойдет всеобщее понимание.

Фото: pixabay.com

Откуда возникла такая пропасть между смыслами у разных поколений?

По ощущениям, остро это началось в 2007 году. Заметил по своим детям: если старшая дочь с удовольствием смотрела советские мультики, то средний сын от них отказался. К примеру, я 1977 года рождения, и как обычный советский школьник, когда-то увидел в журнале «Огонёк» фотографию хирурга и подумал, я что хочу стать им, когда вырасту. Этот образ был идеальной формой, к которой стремились — все хотели стать летчиками, милиционерами — это была устойчивая форма, по которой ориентировались. Она продержалась до 2007-2008 года, и эпоха стабильности сменилась на эпоху неопределённости.

Так и получается, что я рос в то время, когда всё было ясно: кто хороший, кто плохой, на кого равняться, и какое место ты занимаешь в мире. Жизнь можно было планировать на долгие годы вперед. Существовала строгая понятная идеология.

Сейчас этого нет, а новых смыслов взамен старых не появилось, поэтому взрослые переносят ту эпоху, в которой жили, в настоящее, думая, что метод сработает, что они смогут решать проблемы тем способом, который им привычен. Но мир меняется и усложняется, и мы должны понимать, что не все люди готовы усложняться вместе с ним.

Конфликты на почве непонимания могут навредить детям?

Это сугубо индивидуальная история. Возможно, такое, что через несколько лет дети скажут спасибо за эту ситуацию, потому что они нашли в себе новые качества. Но для некоторых это может стать травмирующим опытом.

Как детям и взрослым, ученикам и учителям найти общий язык?

Ребенка нужно поставить на позицию взрослого. Как только, учителя или родители начнут оценивать действия детей, будут вести разговор на равных: обсуждать общие вопросы, договариваться, выслушивать, то тогда все преуспеют.

Материалы по теме

Представьте себе, если бы в разговоре между учителем ОБЖ и старшеклассником прозвучали слова: «Я переживаю из-за того, что вы отказываетесь от участия в соревнованиях, потому что от этого наша армия ослабнет. Патриотизм — это не про разборку автомата на скорость, а отстаивание культурно-исторической нормы, ценностей страны, потому что вы с ней связаны, и если отдадите ее, то потеряете свою идентичность и не будете теми, кто вы есть». В этом бы случае неужели бы дети отказались маршировать?

Конфликты будут нарастать до тех пор, пока учительское сообщество не научится разговаривать с детьми, занимать их позицию. Я ратую за объединение учителей, за выработку собственных норм в рамках правовой педагогики. Хотелось бы видеть обсуждение и декларирование этических норм в школах между детьми и учителями. Комфортную ситуацию создать в классе несложно, когда у педагога и у каждого ребенка есть общие оговоренные правила совместного сосуществования

Беседовала Екатерина Нятина специально для Newslab

Рекомендуем почитать