>
>
>
«Если идешь в точные науки ради жениха, надолго там не задержишься»: как женщина-ученый строит карьеру и борется со стереотипами

«Если идешь в точные науки ради жениха, надолго там не задержишься»: как женщина-ученый строит карьеру и борется со стереотипами

17.03.2022
9
Софья Козлова
Фото с личной страницы «ВКонтакте»

Кто вас вдохновил пойти в науку?

Это получилось само собой. В школе я выбирала между разными сферами. Родители мне помогали найти баланс, хотя видели мои способности в математике и постоянно подталкивали в эту сторону. В результате по их совету я подала документы на прикладную математику (ИКИТ). Правда, непонятно было, чем заниматься после окончания университета.

Я не была программистом в полном смысле этого слова, поэтому самым естественным стало пойти в науку. Папа — доктор технических наук, мама — кандидат физико-математических наук. Было почти очевидно, что меня куда-то туда дорога приведет. Родительские гены, воспитание, среда — всё повлияло на меня.

В то время, когда я училась, было популярно экономическое направление. Мне вокруг говорили: «Давай на „эконом“ — престижная специальность, конкурс большой, ты точно пройдешь». Но я не уверена, что мне бы это понравилось. Там бы не было той событийности и среды, которая связана с научной работой. Получаешь гранты, едешь куда-то, общаешься с кем-то интересным, здесь много плюсов для меня. Экономика —не моё. Я также могла бы выбрать гуманитарное направление, но решила, что нет. Потом я наверстала, даже была редактором газеты в институте! А родители чувствовали, мама особенно, что я буду находиться в той среде, которая будет мне близка, интересна, которая будет меня развивать.

Не пожалели, что пошли по родительским стопам?

Я хорошо училась в школе, да и родители следили за моей успеваемостью. Конечно, были разные моменты. Но я выбрала науку и с 2012 года проделала в ней большой путь. Среда, возможности, научный руководитель, сотрудничество с зарубежными учеными — все это очень ценно для меня. Сейчас я скорее физик-теоретик, чем математик, это мне ближе.

Я защитила кандидатскую диссертацию по специальности «Механика жидкости, газа и плазмы». Я занимаюсь термодиффузией в многокомпонентных смесях. Это процесс, противоположный диффузии — перемешиванию. Диффузию мы наблюдаем, когда капаем чернила в воду и они там растворяются. А если нагреть одну стенку сосуда (предположим, стенки плоские), а противоположную охладить, то у стенок образуется разная концентрация чернил. Позже так же станет между верхом и низом сосуда. Это и есть процесс термодиффузии — разделения смеси.

По теме моего исследования мы сотрудничаем с Бельгией и Испанией. Эксперименты выполняются лабораториями и коллективами в Европе, в том числе наши зарубежные коллеги проводят наземную подготовку экспериментов на Международной космической станции. Я же занимаюсь теорией.

Чем вы занимаетесь в Совете молодых ученых?

Я стала председателем Совета молодых ученых неожиданно для себя, когда была в отпуске, в отъезде. Мне предложили поучаствовать в выборах, и я вдруг их выиграла. Я понимала, какая это ответственность и дополнительные обязанности, ведь тогда я планировала погрузиться в написание кандидатской диссертации. Потом мы провели конференцию, и я поняла, что это то, чего мне не хватало со студенческой поры. Так и «разогрелась». Мы проводим конференции, помогаем готовить документы для заявок на гранты, конкурсы, премии для молодых ученых, например, для премии Главы города или для получения жилищных сертификатов. Раньше Совет молодых ученых занимался еще спортивными мероприятиями, теперь эту функцию мы не выполняем.

Как председатель Совета молодых ученых я вхожу в ученый совет института, являюсь «мостиком» между молодыми учеными и администрацией, институтом вообще, ведь новые аспиранты, к примеру, могут вовсе потеряться в новой для них системе. Мы можем подсказать что-то, если, например, чей-то научный руководитель не в курсе разных конкурсов и программ для аспирантов и студентов. Раньше выделялись специальные средства на Советы молодых ученых, из них можно было, например, оплачивать поездки для аспирантов на конференции в соседние регионы. Сейчас этого нет, увы. Ищем ресурсы в научных фондах.

В Совете нас 6 человек. Есть еще ребята, которые официально в Совет не входят, но постоянно помогают. Я периодически провожу собрания, мы обсуждаем, что нужно сделать. Сейчас, например, планируем конференцию молодых ученых. Решаем все организационные вопросы: нужно привлечь максимальное количество участников, собрать и обработать заявки, выбрать жюри и прочее. Меня зовут на различные собрания, потом я доношу информацию до Совета. Летом в основном затишье. Осенью проходит сбор документов на жилищные сертификаты, фестиваль «Наука 0+», в котором институты Академгородка участвуют на площадке от ФИЦ КНЦ СО РАН (из-за эпидемии фестиваль не проводился два года подряд). Бывают и другие научно-популярные мероприятия, мы проводим мастер-классы, записываем научно-популярные лекции и прочее.

С коллегами
Фото: ksc.krasn.ru

Есть стереотип, что ученый, особенно физик или математик — это интроверт, который, занимается только своими «сухими», сложными расчетами. А вы много общаетесь, занимаетесь организационной работой...

Не скажу, что я экстраверт. Я больше интроверт, но с развитым навыком коммуникации. Еще в университете занималась общественной деятельностью, вот и закрепились эти способности. Параллельно учебе я попробовала себя в разных областях, поэтому моя научная деятельность теперь разносторонняя, так скажем. Кто-то предпочитает погрузиться в исследование и считает, что другая деятельность отвлекает и распыляет силы и время. Я думаю, что в науке нужны разные люди, каждый выполняет свою важную роль.

Я лично не смогла бы работать, если бы мне нужно было только сидеть в кабинете, решать дифференциальные уравнения и публиковать статьи. Для меня этого недостаточно. Тем более для ученого важно быть активным, проявлять инициативу, искать возможности. Благодаря общению с коллегами, обмену информацией, участию в конференциях узнаешь, куда двигаться дальше. Мне повезло с руководителем, он мне всегда помогал найти возможности поехать на стажировку, получить грант, написать заявку. Под лежачий камень вода не течет, поэтому если сидеть на месте, то упустишь свой шанс. Ты сам ищешь, другим помогаешь искать, и это все дает тебе какие-то возможности.

Больше всего мне нравится общение с людьми из своей сферы: физиками, математиками, экспериментаторами. Люди определенного склада ума из разных городов, зарубежные коллеги; мне с ними, прямо скажем, классно. В нашем институте пока что немногие сотрудничают с другими странами, хотя такие тоже есть, не буду говорить о своей уникальности. Я много раз ездила в Испанию и Бельгию, бывала на научных конференциях в других странах.

Как удается совмещать научную работу с организационной? И личной жизнью

У меня в работе, как правило, проходят все отпуска, поездки, выходные, праздники, даже в больнице, если приходится лечь, то ноутбук всегда со мной. Это тяжело, если честно. Нередко ночами приходится делать какие-то расчеты, подавать заявки, отчеты, писать статьи, постоянно какие-то дедлайны.

За последние лет шесть я каким-то чудом нашла некоторый баланс. Хотя не могу сказать, что всё вполне хорошо. Друзья, поездки, семья, личная жизнь и работа — ты пытаешься все успеть, но неизбежно что-то страдает. Многозадачность — это хорошо, но часто необходимо включить «однопоточный формат» и в нем какое-то время работать.

На отдыхе
Фото с личной страницы «ВКонтакте»

Ваша семья и друзья все из научной сферы?

Как я уже говорила, мои родители из научной сферы, но, конечно, не все друзья из науки. Многие живут в разных городах: в Перми, Харькове, Москве, Новосибирске и других — друзья, которые появились в моей жизни благодаря работе. Это либо сотрудники, которые раньше работали здесь, но потом переехали, кто-то, наоборот, приезжал к нам в Красноярск на какое-то время, и мы успели подружиться. То есть мы разбросаны по всему миру, но профессиональная сфера нас объединила. Это взрослые дружеские отношения, несмотря на тысячи километров и разницу в часовых поясах.

Эти друзья понимают мой образ жизни, потому что сами живут так же. Иногда мы подолгу не общаемся, не списываемся, а порой можем застать друг друга в сети посреди ночи, потому что оба срочную работу работаем. У меня много друзей из IT-сферы, у них похожий режим. Подруга пишет из Перми: «Помоги со статьей», или я с ней советуюсь — у всех похоже проблемы. Мы как родственные души. Общение с людьми, интересы которых тебе понятны, близки — вот это объединяет, и я этим дорожу.

Что вдохновляет в работе? Чем гордитесь?

К работе я отношусь без фанатизма, но помню, когда впервые вышла на международный уровень сотрудничества. Это был будоражащий опыт. Сталкиваешься с совсем другим уровнем задач и требований. Пожалуй, я горжусь, что теперь у меня есть результаты на международном уровне. И это не только научные статьи и новые знакомые, а решение конкретных задач. Поскольку мы исследуем физические явления, возникающие в определенной ситуации, конечный «продукт» может быть применен в дальнейших исследованиях и также промышленности.

Например, возьмем эксперименты по диффузии на Международной космической станции. Я проводила анализ коэффициентов диффузии тройных смесей. Мне дали экспериментальные данные по этим коэффициентам и попросили их исследовать. Грубо говоря, пересчитать в другие системы и посмотреть. Результат не получался, и все думали, что или у меня в расчетах ошибки, или я чего-то не понимаю. Европейцы на меня странно смотрели. Я про себя смеялась, «девочка приехала из Сибири и не может с элементарной алгеброй справиться». На самом деле я была уверена и указывала на неточности в исходных данных.

Потом выяснилось, что в экспериментальных значениях (которые уже не раз публиковали) действительно были ошибки, и мы их по результатам работы скорректировали. То есть мой личный результат в этой цепочке был в том, что я, несмотря на косые взгляды и ситуацию, оказалась права, и теперь всем доступны корректные экспериментальные данные. Я не могу сама произвести какой-то промышленный продукт, но я могу описать физическое явления, а это влияет на науку в дальнейшем и уже может применяться в реальных разработках.

Также горжусь тем, что получила премию губернатора Красноярского края для молодых ученых в сфере профессионального образования. Это подтверждение моего опыта, моих навыков работы с людьми в науке и образовании: с молодежью, со студентами, с зарубежными коллегами. Я преподавала после университета два года математический анализ. Мне кажется, преподавание и популяризация науки — это важная задача, мне всегда это нравилось. Я не так много этим занимаюсь, в силу своей занятости, но считаю, что это очень полезно.

Мне часто говорят: «Зачем ты математикой занимаешься? Зачем это нужно, где это применяется, как это в жизни пригодится?». Я отвечаю, что без математики и физики никак, даже в быту. Полку прибить — уже нужно понять, где нужна опора, а это геометрия. Математика и физика повсюду, они нас окружают. Это и электричество, и погодные явления, и многое другое.

Как полюбить математику, если ты гуманитарий?

Должен быть какой-то интерес к этой области. У некоторых людей есть природный интерес к точным наукам. Но представители всех научных направлений могут получать определенное удовольствие от математики. Математика развивает логику. Если человеку объяснить простые законы математики, то эти логические связи он сможет применять и в других областях — анализе явлений в культуре, лингвистике, журналистике, в политике, юриспруденции, медицине и других.

Нейронные связи у человека формируются определенным образом, и это помогает четче выстраивать логические цепочки в своей работе, более ёмко и связно излагать какой-то материал. Я считаю, что каждый может для себя получить пользу от изучения математики. Криптовалюта, всем известный биткоин — это та же математика внутри финансовых операций. Так что математика — это еще и финансовая грамотность.

У вас получалось разбудить интерес к математике у своих студентов?

Конечно, студенты первого курса не всегда понимают, зачем им такой объем знаний по математике. Я сама, учась в ИКИТ, не сразу понимала, зачем так углубляться в этот предмет. А еще начинаешь больше понимать студентов, когда сам становишься преподавателем. Главное — постараться донести до них, что это не так скучно, сложно и ненужно, как кажется на первый взгляд.

Однажды я заменяла преподавателя по математическому анализу на военной кафедре. Ко мне пришла толпа парней в камуфляжной форме, я была единственной девушкой в аудитории. Мне 24 года, я стою у доски, никто из них, конечно, не воспринимает меня всерьез. Я срочно заменяла коллегу, он сказал: «Ты дай им просто матрицы умножать, а сама можешь ничего не делать». Я дала студентам задание, сижу за ноутбуком, и тут они начинают подходить ко мне один за другим и просить помочь. Я увидела, что они не понимают, и минут за 20 рассказала эту тему. Ребята разобрались в логике, и им стало интересно. И отношение ко мне поменялось, меня даже попросили постоянно у них вести занятия.

Софья Козлова
Фото: Анастасия Тамаровская

Часто вы кроме этого случая сталкивались со стереотипами?

Сейчас проще, я уже кандидат наук и имею какой-то опыт. Возвращаясь к студентам: когда я, молодой аспиранткой, приходила к студентам, то видела недоверие. Но потом студенты, видя мое отношение к работе, меняли свое мнение. В науке я тоже порой сталкиваюсь с подобным стереотипом, но реже. Например, когда молодая девушка — руководитель гранта, особенно если коллектив мужской. Если премию получила, тоже — «надо же, а ведь девушка». За рубежом проще, там женщин в науке больше, и ценится личный профессионализм.

Везде математика и физика еще остаются не типичными для девушек направлениями, но если ты проявляешь себя и хорошо работаешь, то судят по результатам. Еще меняется отношение к мамам, хотя все понимают, как сложно совмещать науку и воспитание детей. Раньше сильнее проявлялось такое отношение, что, молодая мама — она, наверное, одной рукой варит борщ, другой научную работу пытается писать. Сейчас так считать уже неумно, все больше стираются гендерные стереотипы.

Порой люди думают, что если девушка идет на те факультеты, где много мужчин, то просто хочет жениха себе найти. Но родители меня всегда настраивали в первую очередь на профессионализм. Я хорошо училась, поэтому подтверждала заданную установку. Правда, должна заметить, в чем-то мне проще работать в мужских коллективах. Возможно, мужчины менее эмоциональны, чем девушки, а я как раз барышня эмоциональная, вместе мы друг друга дополняем. Еще мужчины к некоторым вещам проще относятся, четче разделяют работу и личные отношения.

Когда ты с боем защищаешь диссертацию, стремишься к своим целям, плюс физика и математика — сами по себе сложные сферы, это говорит о приоритете профессионализма. В точных и технических науках ты просто не задержишься надолго, если пойдешь туда только, чтобы «найти жениха». Есть примеры среди женщин, конечно, когда она и доктор наук, и детьми занимается, и вообще все успевает. В таком случае семья «случается» сама, параллельно работе, тут другая причинно-следственная связь. К слову, в научных коллективах часто складываются хорошие семьи. Тогда они и больше времени проводят вместе и просто друг друга понимают лучше.

Для вас важно быть лидером?

Так будто само получается, видимо, раз меня выбирают председателем Совета молодых ученых, назначают редактором газеты в университете, поручают задания для коллективного выполнения. Для меня важно не затеряться в толпе, не застрять в однообразной работе. Мои планы в данный период — стать более узким специалистом, экспертом в интересующих меня областях. У меня нет цели задать себе красивую планку, например, я не думаю о том, стану ли я доктором наук. Вернемся к стереотипам: в отношении женщин это по-прежнему производит вау-эффект. Если у женщины — доктора наук есть дети, семья, то говорят: «Как это она смогла все совместить?». А если нет семьи: «Ну, понятно, науке себя отдала». Некоторое «но» еще присутствует. Для мужчины стать доктором наук —нормально, это логическое продолжение научной деятельности. А для женщины — все еще подвиг.

Стать руководителем для меня — не цель. Таковой у меня вообще нет. Это может быть только естественным продолжением моей работы. Быть председателем Совета молодых ученых — уже руководящая роль. Еще в университете я трудилась в профсоюзе как профорг группы, потом была редактором газеты, заместителем председателя профбюро... Я и сейчас — еще и член профкома института.

Главная задача руководителя, на мой взгляд, не просто управлять людьми, чтобы они правильно и вовремя выполняли свою работу, а помогать им реализовывать их потенциал. То есть важно создавать условия для благоприятной и эффективной работы коллектива, тогда каждый будет наиболее успешен в том, что ему по душе и по способностям. Ведь именно об этом мы сегодня, кажется, говорили?

Источник: ФИЦ «Красноярский научный центр Сибирского отделения Российской академии наук»

Рекомендуем почитать