>
>
Укус Ангела, Павел Крусанов

Укус Ангела, Павел Крусанов

25.10.2004
5


«Укус

- Что это ты там читаешь?
- Да вот, «Укус ангела» книжка называется.
- Хм... Это что, про вампиров? Интересно-интересно. Дашь потом почитать?
- Да нет, не про вампиров, а про...
- А, про ангелов, ясно.
- Ну нет же, слушай…
- И что, там никого не кусают, что ли?
- Да нет, это такая как бы альтернативная история развития России, которая из-за изменения исторического сценария в середине 19 века осталась империей, и вот один такой философ решил при помощи магии и черного пиара сделать императором своего названного брата, который, в силу обстоятельств, оказался избранным мистическим государем, а сам он чтоб был серым кардиналом, и вот… Алё? Алё, Танька, ты меня слушаешь?
- шшшшшшшшш…..хррррррр….. пииииииип… (длинные гудки)
/из телефонного разговора АА с подружкой/

В романе «Укус ангела» питерского писателя, редактора и философа Павла Крусанова пернатых мужиков с поступью Ричарда Гира действительно нет. Что, впрочем, вовсе не повод для того, чтобы бросать трубку.

Ведь «Укус» - это нечто большее, чем история о восхождении тирана, кровосмесителя и братоубийцы на императорский трон.

«Думая над феноменом имперского сознания, я в свое время "Укус ангела" и замыслил. Меня занимал вопрос: чего в трансцендентной перспективе, в идеале вожделеет имперское сознание? В результате каким-то образом сложилась картина будущей книги. Суть в том, что империя, которой удастся воплотить идею всемирности, неизбежно погибнет. Империя не может жить вне границ. Ей обязательно нужны границы, за которыми ее ждет опасность, за которыми находится враг. Без внешнего сосуществования с опасностью империя деградирует. Воплощение идеи всемирности убивает идею империи.»
(из интервью П. Крусанова)

Очевидно, в написании книги Крусанову помогал дух самого Макиавелли, - настолько выпуклыми, могучими и дьявольски опасными выглядят в романе Государь и его Империя. Присутствующие в книге практические руководства и злокозненные стратегии того, как при помощи диктата и магических примочек завоевать весь видимый (и невидимый) мир, способны стать грозным оружием в портфеле даже неискушенного и наивного пятидесятилетнего политика.

А вот в построении визуальных эффектов дело явно не обошлось без Питера Джексона. Чего стоит хотя бы гигантское адское колесо с огненным глазом, катящееся по российской империи и подчистую выжигающее вековую тайгу и миллионные мегаполисы; или мифические псы Гекаты, пожирающие души, но оставляющие для разложения физически активные тела.

А уж проходных эпизодов с ядами, способными разжижить кости и превратить человеческое тело в стонущий и гниющий мешок с вытекающим из носа мозгом (а нечего было лезть в Интернет в обеденный перерыв), и прочих реалий безумной борьбы за власть… хоть в мешок собирай (хе-хе-хе).

При всем при этом Крусанов признается:
"У человека есть четыре глаза: два - физических, с кристалликами и радужиной, устроенных так-то и так-то из такого-то вещества, и два - метафизических, которые видят. Собственно, и самого человека - два. Один - тот, что на девяносто процентов составлен из воды, аминокислот, кальция и прочего железа. А другой - тот, что страдает, мыслит и любит. Меня интересует метафизика человека. О том и речь".

И уж если автор так обходится с не интересующей его физической оболочкой, можете себе представить, что он вытворяет с человечьей метафизикой. /Меня, например, апокалиптичные кошмары посещать стали уже после прочтения первой главы./

Теперь о магии, символах, философии и прочем.
Магии, символов, философии и прочего в романе хоть отбавляй (ну или собирай в мешок).

Тут вам и девятисотлетние моги (маги), останавливающие время и вселяющие души мертвых в тела живых, и многостраничные дискуссии в сельпо о жизнеспособности теории Фрейда, и визуализированный юнговский архетип Культурного Героя.

Собственно, Герой этот и есть тот самый тиран-убийца-изувер, родившийся от семени мертвого отца у серебряной рыбки-уклейки, воспитанный мудрым деревом, женившийся на сестре и укушенный ангелом.

Что? Не нужны ли мне санитары? Нет, спасибо. Я, если можно, цитаточку приведу.

« - …То был государь истинный и по той поре тайный. Царство истое, не оплошное, не иначе родиться может, как от иерогамии, священного брака меж землею и небесами. Жених, помазанник небесный, и есть тайный государь, а невеста – держава земная со всеми ее обитателями. Вот только не всякий раз им повенчаться суждено – много на пути к алтарю терний. А если государь до алтаря дойдет, то через тот священный брак благодать небесная и земле передается. Земля без царя есть вдова.
- Ну и как того государя узнать?..
- Государь завсегда меченый. Только отметина та простому глазу не видима. Как бы тебе… Точно ангел его поцеловал – вот. Да не печально, а со страстью – с прикусом…»

С укусом мы, слава богу, разобрались, про деревья и рыбок читайте в первоисточнике.

Понравится – присоединяйтесь ко мне и ждите продолжения.

Которого, впрочем, «… не будет. Однако есть, частично уже исполненный, замысел двух следующих романов, которые вкупе с "Укусом ангела" составят своего рода трилогию, не связанную ни сюжетно, ни сквозными персонажами. В идеале должна сложиться этакая гегелевская триада: тезис, антитезис и синтез. Если, конечно, Господь попустит». (П.К.)

Анна Андерсен

Рекомендуем почитать