>
>
>
Город, где света много

Город, где света много

17.12.2009
14

От курса на энергосбережение Красноярск отказался в 2004 году

Такой огромный город: тысячи фонарей, иллюминация, лампы накаливания в каждой квартире, микроволновки, телевизоры — и все это капля в море потребления Красноярском электроэнергии. Общий объем, который потребляет город, — 22 млрд кВТ/ч в год. И только 6 % тратит население.

Город, где света многоГлавный городской «пожиратель» электроэнергии — металлургический гигант КрАЗ, на втором месте железная дорога, третье место — «КрасКом», который осуществляет теплоснабжение и водоотведение. А вот освещение улиц, в том числе и красивая иллюминация, — это всего 0,1 % от всего миллиардного объема. При таких процентах очень странно звучат инициативы устанавливать те же датчики на городских фонарях — какой будет экономия от одной десятой в масштабах всего городского хозяйства? Правда, пока дальше инициатив дело не идет. Зато в администрации взяли другой курс — на внедрение натриевых ламп. При том же потреблении, что и у ртутных, натриевые дают большую освещенность.

А вот экономить на своих квартирах горожанам, безусловно, стоит, считает заместитель начальника департамента городского хозяйства Сергей Островский.

— У нас ведь затраты горожан за несколько лет выросли в два раза. Было около трех процентов от всего объема, сейчас — больше шести. В первую очередь это случилось за счет появления новых источников потребления — бытовой техники, например.

Экономить можно и нужно и на освещении квартир, считает Островский. Достаточно не включать свет везде и всюду, а пользоваться точечными источниками — бра, одной из трех ламп в люстре.

Детали

Все лампы можно разделить на лампы накаливания, газонаполненные и светодиодные. В департаменте городского хозяйства уверены — будущее именно за светодиодами. Что касается президентской инициативы отказа от ламп накаливания, в этом, считает Островский, есть большой резон. Во-первых, энергосберегающие лампы примерно в восемь раз долговечнее по часам работы, во-вторых, они потребляют в четыре-пять раз меньше электроэнергии.

— Если разом заменить все лампочки накаливания на газонаполненные, то это окупит себя за год, а на следующий год даст прибыль, потому что потребления меньше будет, а лампа служит 6-8 лет, — делится расчетами Островский. — Но самая главная проблема у нас не электричество даже, а теплоснабжение. Ведь внедрять энергоэффективные и энергосберегающие технологии можно тогда, когда есть учет. В электроэнергетике учет есть, а вот с теплом дело обстоит намного сложнее.

Если организовать учет горячей и холодной воды достаточно просто (установить счетчики), то отопление (плата за которое составляет около 45 % от оплаты всех услуг) «посчитать» труднее. Всему виной вертикальная разводка систем в наших домах. Кстати, в тех, которые построены в последние десять лет, по словам Островского, системы учета есть. Только процент таких новых домов в городе крайне мал. Получается, что экономия тепла и электроэнергии в глобальных бытовых масштабах городского хозяйства — вещь если не призрачная, то труднодостижимая. А по версии некоторых экспертов, еще и невыгодная.

Не сберегли

В попытках сделать что-то в направлении энергосбережения Красноярск опередил и послание президента, и федеральный закон об энергосбережении и повышении энергоэффективности, подписанный Дмитрием Медведевым в минувшем ноябре. Опередил на 11 лет. Правда, попытки так и остались попытками.

В 1998 году была создана компания «Центр энерго- и ресурсосбережения» (ЦЭРС). Основная цель — ввести работу по энергосбережению в Красноярске в цивилизованное и планомерное русло. Специалисты центра провели аудит сетей, работа которых оплачивалась из городского бюджета, и сделали любопытные открытия.

— Мы выяснили, что бюджет переплачивал энергетикам — тогда это было Красноярскэнерго — около полутора миллионов долларов ежегодно, — рассказывает руководитель центра, ныне первый заместитель директора Красноярского института экономики Санкт-Петербургской академии управления и экономики Георгий Змановский.

Он на живом примере поясняет, откуда взялись такие цифры. Сравнение стоимости договорного потребления энергоресурсов с суммой сборов платежей по нормативу в 43 жилых домах Кировского района города дало сумму переплаты за год в 15,5 миллиона рублей (77 процентов сверх того, что должны были платить). Если считать «подомно», получается от ста тысяч до миллиона рублей с хвостиком на каждый, в процентах — от 30 до 200. То есть реально жители получают в разы меньше тепла, чем тот объем, который они оплачивают. Аудит проводился в 2004 году. При обследовании использовался, в частности, специальный прибор (тепловизор) для обнаружения «дыр» в тепловом контуре. Материальным результатом обследования был энергетический паспорт объекта — вполне официальный документ, на основании которого можно было проводить какие-то мероприятия по повышению энергосбережения и эффективности.

— После того как результаты нашего аудита в форме отчета мы представили чиновникам, получили кучу проблем, — вспоминает Змановский. — Этот бизнес курировался на уровне заместителя главы города, и никому наши открытия не были интересны.

Никому не нужны были энергопаспорта, отражающие реальное положение дел. В виртуальном темном омуте рыбка ловилась исправно. Понятно, что рекомендации по установке энергосберегающего оборудования в обследованных домах в мэрии просто не стали читать. Вход в жилые дома специалистам центра после этого закрыли. Они пытались продолжить работу на условиях локальных договоренностей с каждым конкретным объектом. Обследование пристроенных и встроенных помещений, в которых размещались школы, больницы и детские сады, дало похожий результат.

— Напрашивались два вывода: либо те, кто отвечает за энергоэффективность этих объектов, абсолютные дураки, чего по внешнему виду не скажешь, либо они четко замотивированы на то, чтобы все оставалось как есть, — говорит Георгий Змановский.

В колесах повозки, которую пытался разогнать ЦЭРС, появилось столько палок, что все работы в этом направлении пришлось в конце концов свернуть.

Невостребованными оказались и другие предложения специалистов центра. Например, существует технология, которая позволила бы в результате ремонта и утепления фасадов старых «хрущевских» пятиэтажек получить до 50 процентов экономии тепла, подаваемого в дом. И в квартирах при этом стало бы не холоднее, а теплее. Рассказывать об этом приходится в сослагательном наклонении: то, к чему сегодня призывают президент и закон, могло быть реализовано в Красноярске минимум лет пять назад.

— Модернизация экономики и вообще любой сферы не может ограничиваться только технологией. Нужна воля власти. Это вопрос политический, — подводит черту Георгий Змановский.

Геннадий Васильев, Сергей Санников, «Вечерний Красноярск»

Рекомендуем почитать