>
>
Однажды в Риме/ When in Rome

Однажды в Риме/ When in Rome

19.02.2010
2

Однажды в РимеРежиссер — Марк Стивен Джонсон
В ролях: Кристен Бэлл, Джош Дюхамель, Анджелика Хьюстон, Дэнни ДеВито, Уилл Арнетт, Джон Хедер, Дэкс Шепард
Продолжительность — 91 мин

Современная большая романтическая комедия — предмет, о котором давно уже трудно говорить без слёз. Если раньше для полноценной истории хватало, если говорить в целом, одного Гарри и одной Салли, то нынешние авторы, кажется, абсолютно искренне полагают, что любви между двумя симпатичными актёрами без какой-нибудь дико надуманной схемы, ставящей их обоих в идиотское положение, не бывает в принципе. Но даже в этаком контексте «Однажды в Риме» — кажется, какой-то рекордсмен в плане эквилибристических условностей, осложняющих двум главным героям заслуженный финальный поцелуй.

Она (Бэлл) — традиционно несчастная в любви музейная работница (в чью несчастность при такой внешности традиционно невозможно поверить). Он (Дюхамель) — спортивный журналист (хотя мы об этом узнаем минут за 15 до конца). Они встретились на свадьбе в Риме — она сестра невесты, он старый друг жениха. Мальчик, девочка, свадьба, Рим — для внятной романтической истории людям с развитой фантазией и чувством юмора такого набора хватило бы с лихвой. Авторы «Однажды в Риме», однако, решили подстраховаться — и приплели ещё волшебный фонтан, куда бросают монетки страждущие обрести большую любовь. В порыве романтического разочарования героиня вытаскивает из фонтана несколько монеток — и вся любовь кинувших их индивидуумов моментально обращается на неё. Под этим предлогом в историю впускаются четверо идиотов с различным радиусом поражения, и начинается бесконечная комедийная свалка. В качестве мелодраматической составляющей, уравновешивающей беготню, предлагается следующая мысль — а вдруг и Он влюбился не потому, что влюбился, а под влиянием тех же волшебных чар фонтана? Ближе к финалу будет ещё и побег из-под венца — так, для верности.

Милый посыл о том, что надо верить и в любовь, и в волшебство вполне мог бы оправдать «Однажды в Риме», если бы не одно но. Фильм настолько упивается своей (довольно кретинской, чего уж там) волшебной концепцией, что совершенно не замечает сильнейших человеческих сил, оказавшихся в его распоряжении. На изображение четверки эксцентричных влюбленных режиссер Марк Стивен Джонсон бросает сильнейших комедийных тяжеловесов (ДеВито, Арнетт, Хедер, Шепард) — а потом ни даёт им практически ничего интересного. Скажем, Арнетту, актёру с фантастическим талантом к абсурдному юмору, приходится весь фильм бегать в дурацком парике и много падать. У центрального дуэта Дюхамеля и Бэлл тоже достаточно обаяния и человечности, чтобы они прорезались сквозь стереотипичные роли — но вместо того, чтобы дать им воздуха, фильм едва не ногами упихивает их в рамки надуманных ситуаций. По сравнению с теми моментами, когда актёрам удаётся хоть на минутку сыграть искренне и свободно, всё то веселье, что льётся с экрана в остальные моменты, кажется мало того, что натужным, так ещё и совершенно излишним. Будто бы человек, собиравшийся просто рассказать тебе анекдот, нацепил вдобавок клоунский парик и нос, взгромоздился на моноцикл и принялся петь дурацким голосом, одной рукой крутя ручку шарманки, а второй жонглируя одноглазыми обезьянками в розовых юбочках. Тут уж не до смеха — лишь бы голову себе не расшиб.

Вердикт Кочерыжкина — назойливая романтическая комедия, совершающая раз в 15 больше телодвижений, чем нужно

Рекомендуем почитать