>
>
Робин Гуд/ Robin Hood

Робин Гуд/ Robin Hood

14.05.2010
28

Робин ГудРежиссер — Ридли Скотт
В ролях: Рассел Кроу, Кейт Бланшетт, Марк Стронг, Макс фон Зюдов, Уильям Хёрт, Оксар Айзек, Дэнни Хьюстон, Айлин Аткинс, Кевин Дюранд, Мэттью МакФейден, Марк Эдди, Скотт Граймс
Продолжительность — 142 мин

Сейчас точно уже не поймёшь, когда конкретно это началось — то ли с приходом Рассела Кроу, ставшего для Ридли Скотта талисманом на все нулевые, то ли ещё раньше, с попытки Скотта рассказать историю Христофора Колумба. Но факт, в общем, налицо — где-то в пути мощного режиссера Ридли Скотта, автора «Чужого», «Бегущего по лезвию бриты» и «Тельмы и Луизы», подменили на непонятную маломощную копию. И «Робина Гуда» — как и практически всё, сделанное Скоттом в нулевые, с немногочисленными исключениями — снимала именно она.

Забавно, что как проект «Робин Гуд» начинался настолько весело, насколько только возможно. Изначально предполагалось, что это будет лихая пост-модернистская реконструкция, в которой положительным героем станет вовсе не Робин, а ноттингемский шериф. Потом заговорили о том, что шериф и Робин вообще будут одним и тем же человеком. Потом были ещё трансформации, и ещё, и ещё, и в результате перед нами оказался скоттовский «Робин Гуд» — продукт настолько традиционный, что зубы сводит.

Впрочем, нет — кое-какие современные веяния в фильме всё же прослеживаются. По заимствованной из последних экранизаций комиксов традиции в «Робин Гуде» рассказывается, гм, история становления героя — этакий, знаете, «Робин Гуд: начало». (На финальной ноте нетрудно представить, как сценарист, дописав последнюю страницу, немедля сел придумывать какого-нибудь «Тёмного лучника»). Причём начало у Робина вышло во всех смыслах довольно тёмное. В знаменитый Шервудский лес будущего благородного разбойника, по версии Скотта и сценариста Брайана Хелгеланда, приводит такая запутанная цепочка личных и общественно-политических событий, что любители исторических точностей уже разносят фильм на щепочки, а у обычного зрителя от чехарды сменяющихся мест действия просто кругом идёт голова.

Но самое смешное вот в чём — сочинив Робину запутанную историю происхождения, придумав ему мотивировку и снабдив его всем необходимым набором канонических соратников, создатели «Робин Гуда» в процессе как будто забыли, что они делают захватывающий приключенческий фильм со схватками на мечах.

Вместо этого они соорудили что-то похожее на масштабное советское кино про героев соцреволюции — где хмурый, но сосредоточенный герой из народа поднимается против жестокой тирании властей предержащих и бьётся за свободу и равенство до конца. (Здесь даже в какой-то момент в адрес отца Робина, этакого первого стихийного социалиста, за это и казненного, звучит до боли знакомая торжественная формулировка «Он умер, но дело его живёт»). И вот эта совершенно чистосердечная, судя по всему, свинцовая серьёзность в адрес освободительной войны Робина окончательно превращает «Робин Гуда» в такой неподъемный литой монумент.

Смотреть на него, конечно, можно, и отчасти даже занимательно (талантов по визуальной части Скотт пока ещё не растерял, и смотрится «Робин Гуд» действительно довольно мощно, даже когда в качестве кульминации нам предлагается развернутая цитата из вступления «Спасти рядового Райана», переиначенная в средневековых терминах). Но пялиться на памятник, пусть и дородно сработанный, два с половиной часа подряд — затея предельно странная. Он же, того — не живой. Не шевелится.

Вердикт Кочерыжкина — исторический эпос в типичном для позднего Скотта виде — красиво, размашисто, мощно, непонятно зачем

Рекомендуем почитать