>
>
>
Превращения активов

Превращения активов

01.06.2010
0

Чем акция ликвиднее, тем больше вероятность, что она переоценена. Чем «голубая фишка» голубее, тем чреватее. В этом смысле, наверное, самые удивительные активы в РФ — Газпром и Сбербанк. Но прежде чем развить мысль, вспомним немного биржевой истории...

Инвестиционные хроники

Превращения активовА потом уже вернемся в май 2010 года. Обремененные памятью. Каким манером заманивали в фондовый рынок РФ в 2007-2008 годах? Какая мантра говорилась при том? Примерно такая: добрый день, обратите внимание, а вот эта волшебная фишка за минувшие годы выросла более чем в сто раз. В сто раз, уважаемые сограждане. Вы могли вложить сто тысяч рублей в 1999 году и снять более десяти миллионов. Вы не успели тогда? Не надо отчаиваться, давайте повторим волшебный трюк — давайте сюда ваши жалкие сто тысяч. Несколько лет, и вы уйдете с миллионами.

Неявно подразумевалось, что история повторяется, тренд вечен и линейная экстраполяция рулит. Так говорили брокеры и представители ПИФов, живущие с оборота денег. Так говорили эксперты, работающие на брокеров и ПИФы. Так говорили журналисты, наслушавшиеся экспертов. В общей тональности было и высказывание президента РФ Владимира Путина на пресс-конференции в феврале 2007 года. Тогда Сбербанк и ВТБ вышли с народным ipo, как помним. И первое лицо страны высказало, что покупка этих акций — очень даже неплохая идея. В общем, солидная компания вступилась тогда за тренд.

А ведь из нашего 2010 года уже отлично видится: если какая-то фишка выросла в сто раз и десять лет не падала по-настоящему — это же мрак и ужас. Это худшая рекомендация, которую можно дать на покупку акции. Это уже не акция, это бомба, которая взорвется у вас в руках. «Десять лет непрерывного роста» — это рекомендация на продажу, и только. Биржа живет волнами, биржевая цена никогда не равна цене, высчитанной по фундаменталу, она всегда выше или ниже (как правило, выше). Она может сравняться один раз в десятилетие, после чего биржевая цена обязательно улетит — сильно вверх или сильно вниз.

Изначально акция фиксирует долю в бизнесе и право на дивиденды, но на бирже обращается совсем другая акция. Любая котируемая акция есть в некоем смысле фьючерсный контракт самой себя. Люди покупают на бирже не долю в бизнесе и не право на дивиденд, а определенное ожидание будущих цен. Грубо говоря, что бы мы ни покупали как инвестиционный актив — золото, валюту, недвижимость, — мы покупаем ожидание, что это вырастет. Вырастет, потому что раньше росло.

Но спекулятивная покупка чего угодно, будь то московская недвижимость, паи ПИФа, контракт на поставку нефти, — оправданна только на глобальном «бычьем» рынке. На медвежьем рынке это просто подарок продавцу. И главный вопрос для оценки сделки: а какой сейчас рынок по данному активу? Ну вот конкретно весной 2010 года?

Где мы?

Есть такое неявное допущение, из него исходят все, кто вкладывается во что-то «спекулятивное»: рынок всегда растущий, если подождать достаточно долго. Может быть плохая неделя, месяц, на худой конец год. Но, как известно, «недвижимость — это вечная вечность», «в долгосрочке ПИФ всегда отыграется» и т. д. Это очень неявная и очень сильная гипотеза. Теоретически она верна: рано или поздно все отыграется. С одной практической корректировкой: некоторые инвесторы, к сожалению, могут не дожить до своего реванша.

Приведем одну картинку. Вот золото. Вроде бы в цене, вроде бы всегда растет. Но это шепчет наша обывательская премудрость. По факту мировой рынок золота был медвежий с 1980 по 2001 год. В феврале 2001 года цена на унцию достигла исторических минимумов, и теперь золото десять лет на бычьем рынке. Если мы вкладываемся, положим, в обезличенные металлические счета, то такая спекуляция, мягко выражаясь, подразумевает нехилый тайм-фрейм. Эдак в полвека, чтобы гарантированно «выкупилась возможная просадка».

Но вот золото как раз в 2010 году на восходящем тренде. А вот где, интересно, пребывает российская недвижимость? А акции российских компаний? А нероссийских?

Когда в 1991 году квартира в РФ менялась на дешевую и подержанную японскую машину, а машина — на две тысячи долларов, то были удивительные времена. Рынок российской недвижимости начался с патологичного минимума. Но не менее странно, если квартира в Москве стоит дороже дома на Средиземном море, а квартира в Сибири — дороже домика в Юго-Восточной Азии. Реальная формула для поймавших момент в каком-нибудь 2008 году: продать 3-комнатную в Москве, купить дом в Испании, разницу в деньгах положить в банк и далее жить на проценты. Если это странно, то жизнь это поправит. Как поправила она странность с квартирами за две тысячи долларов. И не важно как. Может быть, разберутся с коррупцией (в которой десятки процентов текущей цены). А может, российские города покажутся невозможным для жизни местом. А может, ликвидность откачается с рынка.

Касательно фондового рынка РФ вопрос стоит так: чем было ралли с марта 2009 года по апрель 2010-го? Если это новый большой цикл, вроде того, что пошел после 1998 года, то мы увидим и 3000 пунктов ММВБ, и 4000, и небо в алмазах. Но если это коррекция к падению 2008 года, то в апреле, вполне возможно, мы видели годовой максимум чуть выше 1500. Тогда здравствуй, 1000 по ММВБ, и далее ниже.

Хотелось бы верить в лучшее, но... «Вера в лучшее» тут слишком похожа на доверие тех, кто на народном ipo 2007 года закупался акциями Сбербанка. И математически рисунок похож. И психологически. «Акции выросли в 6 раз за минувший год, налетай, покупай». В 6 раз. За год. Наверное, купить надо затем, что за год они вырастут еще в 6 раз, а за два года — в 36 раз, а за три — в 216?

И, наконец, вопрос терминологии: активы — это инструменты, через которые притекает капитализация, машинки для делания денег, говоря грубо. Но если точка выхода из спекулятивной покупки меньше точки входа — может быть, уже вернее считать такой актив пассивом? Машинкой для выбытия денег? И рано или поздно, заметим, полночь разворота и превращения в тыкву наступает для любого актива.

Александр Силаев, «Вечерний Красноярск», №20 (261)

Рекомендуем почитать