>
>
Борис Немцов: «Если Медведев выпустит Ходорковского, он точно станет президентом»

Борис Немцов: «Если Медведев выпустит Ходорковского, он точно станет президентом»

06.10.2010
115

Борис Немцов приехал в Красноярск в рамках своего российского тура. Оппозиционер, один из лидеров демократического движения «Солидарность» презентует независимый экспертный доклад «Путин. Итоги. 10 лет», который он написал в соавторстве с членом политсовета того же движения Владимиром Миловым. Немцов в разговоре явно дал понять — на выход интервью не надеется.

Вокруг да около

Борис НемцовДавайте начнем разговор не о докладе, а вокруг доклада. Ощущение, что информационный шум после выхода «Путин. Итоги» намного меньше, чем после выхода «Лужков. Итоги». Так ли это?

Абсолютно с этим не согласен. С «Лужковым» была такая история: тираж 400 тысяч экземпляров, 22 суда с Батуриной и Лужковым. Сейчас дело с Лужковым в Страсбурге, с Батуриной — в Высшем арбитражном суде. Социологический общественный эффект таков — до появления доклада 30 процентов москвичей считали, что Лужков коррумпирован, после распространения доклада — 75 процентов. И в судах адвокаты Лужкова и Батуриной сообщили, что разрушен имидж благодаря докладу.

Теперь «Путин. Итоги»: тираж — миллион, ареал распространения — Россия. С «Лужковым» это была Москва. Уже два миллиона прочитавших, по данным «Левада центра». Десять миллионов о докладе слышали. Бесконечная вендетта: дважды арестовывали меня за распространение на Триумфальной площади; арестовывали тираж в Питере, в смоленской типографии; проверяли на наличие в докладе экстремизма, но экстремизма не нашли; доклад перепечатан Лукашенко в белорусской газете «Республика»; подал в суд друг Путина Тимченко... Почему ощущение, что не такой шум? Потому что после доклада «Лужков. Итоги» Лужкова сняли. И кроме того, доклад «Лужков. Итоги» был экранизирован. Фильмы по НТВ, Первому каналу — это все экранизация доклада. Резонанс от «Лужкова. Итоги» стал крупномасштабным после того, как прошли суды. «Путин. Итоги» — его судьба три с половиной месяца, поэтому я думаю, что раскрутка доклада продолжится.

Раскрутка?

Самое интересное, что в пиар не вложено ни копейки. Там нет бюджета совсем. Мы не размещаем рекламу за деньги. Мы ничего не делаем, все делают власть, спецслужбы. Сами посудите — суд с миллиардером Тимченко. Ведь шума будет не меньше, чем во время и после судов с Батуриной и Лужковым. Плюс ко всему еще время на нас работает — впереди большие выборы парламента и президента, и тема будет актуализироваться. Поэтому интерес к докладу только вырастет. Еще я обратил внимание, что доклад распространяет не только демократическая оппозиция, но и, например, коммунисты. В Кузбассе, во Владивостоке, в Нижнем Новгороде.

В самом докладе много сносок и ссылок. Это открытая информация, получается?

С самим докладом очень сложно спорить. Он основан на цифрах и фактах официальных. Мы же научены горьким опытом, что с нами все судятся, поэтому после каждой цифры — ссылка. Это, может быть, нудно выглядит, но это сделано потому, что мы с Лужковым по судам набегались. Мои московские друзья — политики и бизнесмены — говорят, что это мы сыграли большую роль в снятии Лужкова. Он в своем письме Медведеву упомянул всего одну фамилию — мою. Поэтому, я думаю, у нас впереди будет продолжение вендетты, с одной стороны, а с другой — судебные иски. Тем более это будет первый судебный процесс в стране, где будет обсуждаться тема коррупции в высших эшелонах власти — Тимченко подал иск по первой главе о коррупции. Такого в России не было.

На пресс-конференции вы приятно удивились наличию четырех видеокамер (а соответственно, и телекомпаний). Как вообще встречают в регионах?

По-разному. Могу привести два противоположных примера. В Челябинске отделение по борьбе с экстремизмом меня охраняло от нашистов. Они сказали, что им шум не нужен, что у них тихий регион, промышленность, губернатор хочет привлекать инвестиции, а не скандалы. Или вот вчера в Абакане (разговор состоялся в четверг 30 сентября. — «ВК») подразделение по борьбе с экстремизмом поддерживало экстремистские выходки ликующей гопоты — нашистов, «Молодой гвардии».

Почему такое различие?

Очень многое зависит от губернатора. Я вашего губернатора знаю очень давно, еще когда он работал с Прохоровым, с Хлопониным. Он нормальный парень. И он так же ко мне относится. В Красноярске нет ликующей гопоты, заметили? Потому что позиция губернатора такая.

Шпион всея Руси

Доклад по Лужкову финальную точку получил. Доклад ИНСОРа, о котором много говорили... Он был глобальный, мощный, но практического применения не получил. Почему?

Это был правильный доклад. Но этот доклад сделан под эгидой Медведева. Ребята, которые его написали, по рукам и ногам скованы. Я человек вольный. Что хочу, то и делаю. Езжу, презентую. А они (авторы доклада Гонтмахер и Юргенс. — «ВК») в итоге сдулись. Медведев не будет портить с Путиным отношения, поэтому они связаны. Ты можешь быть талантливым журналистом, но если ты работаешь на НТВ или Первом канале, становишься исполнителем политических заказов. То же самое и в политике. Хотя если говорить о содержательной стороне доклада ИНСОРа, то там все правильно и мы единомышленники.

Вы вольный. На какие деньги существует «Солидарность», печатается доклад, проводятся презентации в городах? Это к теме о Немцове — американском шпионе.

Можете верить, можете нет. Я никогда в жизни на политическую и общественную деятельность не брал деньги из-за границы. Мне предлагали, я не брал. Почему? Потому что это незаконно. И стоит мне один раз так сделать, я сяду. Денег из-за границы мы не берем, это первое. Второе, в России — в первую очередь в Москве — есть смелые люди, которые, несмотря на опыт Ходорковского, Чичваркина, нам помогают. Потому что это (показывает на доклад. — «ВК») — дело, конечно, недешевое. Я не могу, разумеется, назвать их имена, я не имею права. Но эти люди — люди, которым все надоело... Надоели эти рейдеры, постоянные питерские наезды, вранье бесконечное, суды заряженные — все осточертело. Они готовы рисковать, а риск огромный.

Про шпионские истории интересно послушать.

По поводу шпионажа — это вообще комедия. В Новосибирске вышли люди с плакатом «Немцов — американский шпион». Я спрашиваю у парня, который его держит: «А ты знаешь, что у нас за шпионаж сажают?» Он говорит: «Знаю». Я спрашиваю: «А почему я тогда не сижу?» «А вы с Маккейном фотографировались», — говорит он мне в ответ. Когда я участвовал в выборах мэра Сочи, я был корейским шпионом. Потому что я требовал, чтобы в моем родном городе Олимпиаду провели по-человечески, а не по-садистски. Я предлагал разнести Олимпиаду, как это сейчас везде принято, — в горах строить комплексы, а равнинную субтропическую часть не трогать. Это ведь безумие — в субтропиках строить зимние стадионы — они потом рухнут. Столько людей уже пострадало, экология ухудшается. Тогда за Игры соперничали как раз Россия и Корея. Кстати, из всех, с кем я работал в правительстве и кто тогда руководил регионами, в оппозиции оказался я один. Сейчас еще, может, Лужков будет...

Вряд ли.

Ну да, навряд ли. А судьба нас всех как-то разнесла. Я никого не осуждаю, мы разные люди. Они карьеру делают и считают, что жизнь одна. Таких и журналистов полно, они готовы прокладываться, потому что с работы выгонят, а как жить?

После вас был Касьянов.

Касьянов действительно хороший пример. Мы сейчас с ним в коалиции, но он очень долго думал, перед тем как это решение принять.

«Яблоко» и СПС тоже создавали коалицию, а потом сгрызли сами себя...

Мы уже все битые-перебитые. Мы столько раз наступали на одни и те же грабли. Опыт современной политической борьбы показывает, что только коалиция может иметь успех. Будь то «Стратегия-31», Химкинский лес или Калининград — неважно. Кстати, партии «Яблоко» нет в коалиции. Конечно, если они придут разговаривать, мы готовы. Но мой опыт общения с ними показывает, что это секта. Там много нормальных ребят, но в сектах часто бывают нормальные люди. Это политические сектанты, и их политика ведет на кладбище. Уже привела — они с 2003 года не выиграли ни одни выборы. Один раз, объединившись с СПС, прошли в Мосгордуму, но и то это было объединение. В 2011-м у «Яблока» нет никаких шансов, рейтинг сейчас 0,7 процента. Жалко.

Взбрыкнуть

Вы считаете, что партию «Солидарность» удастся создать? Или даже так — дадут создать?

Нужно быть реалистами. Сегодня — нет. И Лужкова сегодня не зарегистрируют. Но ситуация стремительно меняется. Мы готовы к любому сценарию. Если нас не зарегистрируют, то это будет говорить о нелегитимности выборов. Потому что, если на выборах нет оппозиции, — выборы нелегитимны.

Если Ходорковского вдруг выпустят, как делить между оппозиционными движениями будете? Наверняка его засыплют предложениями.

У меня примета: Путин в Кремле — это Ходорковский в тюрьме. Очевидно, что процесс политически мотивирован, что управляет им Путин. Хоть он и говорит в интервью Колесникову (спецкор «Коммерсанта». — «ВК») про то, что ничего не знал. Очевидно, что второй процесс — это страх перед участием Ходорковского в цикле — 2011-2012. Очевидно, что Ходорковский свое уже отсидел. Очевидно, что даже те, которые злорадствуют, уже сочувствуют. И Медведев, если он реально хочет стать президентом, должен амнистировать Ходорковского. Конечно, то, что он уволил Лужкова, это сильно. Но мало. Если он выпустит Ходорковского, он точно станет президентом.

Что касается Медведева: в 2008 году многие год-два давали ему для того, чтобы выйти из-под тени Путина. Но этого не произошло. Вы что думаете?

Путин — неплохой психолог. Он долго выбирал и выбрал. Я маму — она у меня врач — спросил: «Когда Медведев станет полноценным президентом?» Она ответила: «Радиация в малых дозах повышает потенцию», имея в виду, что рядом с Медведевым всегда находится ядерный чемоданчик как символ власти. Я тогда маме поверил. Но потом понял — не для всех это правило действует. Есть знаковые вещи, которые сделают его полноправным президентом. Ходорковского мы обсудили. Второе — это уголовные дела по фактам коррупции Лужкова.

У вас сил насколько еще хватит?

Это будет зависеть от того, как я буду высыпаться. Если я буду спать столько, сколько сплю сейчас здесь, в Сибири, то ненамного (смеется. — «ВК»). На самом деле оппозиция должна быть бодрой и трезвой. Волка ноги кормят. А в России нужно жить долго.

«Вечерний Красноярск» № 39 (280)

Рекомендуем почитать