>
>
ЕНИJAZZ: С джазом по жизни

ЕНИJAZZ: С джазом по жизни

29.09.2011
4

С 23 по 25 сентября в Красноярской краевой филармонии прошёл фестиваль «ЕНИJAZZ» — своего рода перезапуск под новой вывеской «Джаза над Енисеем», знаменитого красноярского бренда с 30-летней историей. Перезапуск можно считать состоявшимся — дебютировал новый фестиваль ярко, мощно и при практически полных залах.

Плакат Никлауса ТрокслераНачалось всё, впрочем, немножечко раньше — в этом году у фестиваля была довольно обширная программа, включавшая в себя массу мероприятий помимо концертов заезжих звезд и местных исполнителей. На фестивале проходили выставки, кинопоказы, мастер-классы, творческие встречи музыкантов со студентами и преподавателями СФУ — разумеется, объять всё это в рамках рубрики «Концерты» никак не получится. Успеем лишь на бегу отметить выставку джазового плаката швейцарского графика Никлауса Трокслера, открывшуюся в самом здании большого концертного комплекса филармонии — его работы, довольно смело размещенные прямо на полу, были замечательные.

Концертная программа фестиваля уложилась в три дня, с 23 по 25 сентября. Причем у каждого фестивального дня был свой концепт — в день открытия, 23-го, на сцену поднимались либо красноярские коллективы, либо коллективы, так или иначе имеющие отношение к студенчеству (например, кемеровское студенческое трио Joy Spring, или томский биг-бэнд «ТГУ 62», функционирующий вот уже почти сорок лет на базе Томского государственного университета). Второй день был посвящен танцевальной программе, а в день закрытия на сцене большого зала выступали, возможно, самые именитые гости фестиваля — легендарный московский преподаватель по классу саксофона Александр Осейчук и его ансамбль «Зеленая волна», и знаменитый джазовый пианист Иван Фармаковский, представивший на "ЕНИJAZZ«’е совершенно новый состав своего международного квартета. Впечатлений, как вы сами понимаете, было море — попробуем их как-то систематизировать.

Всё лучшее детям

Первый день отличался заметной эклектичностью — причем не только потому, что на сцену поднимались коллективы самого разного творческого уровня. Открыл концерт и вовсе депутат Законодательного Собрания края Василий Моргун, который при помощи сорока, кажется, детей из детской оперной студии исполнил песню из репертуара коллектива Earth, Wind & Fire — как жест это было эффектно и ярко, но только как жест. Юных исполнителей на сцене большого зала в тот день было немало — выходили студенты красноярского колледжа искусств имени Иванова-Радченко (из них запомнилась девочка, замечательно солировавшая на вибрафоне) и победители курируемого Вероникой Махотиной фестиваля «Дети играют джаз» (девочка-певица и мальчик-саксофонист, оба старательные), играл СФУ-шный ансамбль «The Bittersweet Cake» (симпатичный) и коллектив из, кажется, Академии музыки и театра под названием «Mad Orange», давший довольно сильного джаз-рокового фьюжена. Те же кемеровчане из Joy Spring отыграли сразу три песни, и были бы очень хороши, если бы их барабанщик не старался всю дорогу стучать с поистине роковым напором. Из взрослых коллективов, выходивших в первом отделении, запомнились два новых филармонических квартета — Jam-квартет и Квартет Игоря Устинова. Эти два коллектива возникли на базе ушедшего на покой мини-бэнда Игоря Дадаяна, и я, знаете, с удовольствием схожу на их грядущие концерты — играли они ярко, интересно и зажигательно. 23-го, кстати, у обоих квартетов состоялся публичный дебют — и, по-моему, прошёл он весьма удачно.

Второе отделение первого концертного дня было полностью отдано большому джазовому оркестру из Томска «ТГУ 62». Они были замечательные — ровно до того момента, когда, разгоряченные приемом публики, не начали на бис играть попурри из песен к «Бриллиантовой руке», моментально превратившись тем самым из отличного биг-бэнда на большой филармонической сцене в отличный биг-бэнд в дорогом ресторане. Плюс из-за этого долгого финиша сильно сдвинулось по времени начало финального концерта первого дня, который проходил не в большом зале, а в Зале торжеств (так теперь называется помещение в фойе большого зала). Там выступал квартет саксофонистов «SAX Mafia», ведомый Сергеем Летовым — и, по мне, это было лучшее выступление фестиваля. Четыре человека на сцене делали со своими саксофонами невероятные вещи — заставляли их выть и реветь паровозными гудками, перешептываться и плакать. Как мастер-класс того, на что способны одни только саксофоны, их выступление было исчерпывающим — «SAX Mafia» выдавали и зажигательные ритмичные вещи, и протяжные минималистичные композиции, и свободную импровизацию, и чёрт знает что ещё. Интересно при этом, что, играя довольно сложную для восприятия музыку, они делают яркие, мощные, очень веселые концерты. Ближе к финалу, когда на заключительной композиции «Марш таинственных негодяев» участники квартета сошли со сцены и принялись маршировать в разные стороны по залу, не переставая играть, в зале осталось человек тридцать, не больше — зато было прекрасно видно, что уж эти тридцать вовлечены в процесс по самую маковку. Этот вечер с «SAX Mafia» был одним из тех волшебных моментов, ради которых и стоит вообще ходить на все эти концерты.

Сегодня будут танцы

Танцевальный день 24 сентября начался с получасового спектакля «Перекрёстки» на музыку Дюка Эллингтона — его балетмейстер из Санкт-Петербурга Наталья Каспарова поставила на месте за три недели с участием красноярского танцевального коллектива «Экспрессия». Я по разным причинам его пропустил, но все, кто видел, говорят, что это было хорошо. Я же успел застать выступление Свободного балета Валерия Терёшкина, от которого остался, скажем так, в недоумении. Во-первых, было решительно непонятно, почему, принимая участие в джазовом фестивале, балет никак не удосужился развернуть свою программу в этом направлении — из шести номеров, на которые у меня хватило терпения, хотя бы отдаленное отношение к джазу имели в лучшем случае два. Во-вторых, только в этих двух и теплилась какая-то жизнь — остальное выглядело какой-то гротескной жутью. Впрочем, публика была иного мнения — переполненный большой зал регулярно взрывался аплодисментами, встречал улюлюканьем любимых солисток и так далее.

Зато насчёт выступавших в тот вечер в Зале торжеств Live Sax Party мы с присутствовавшей на них публикой куда быстрее пришли к консенсусу. Live Sax Party — танцевальный проект саксофониста Антона Румянцева, в рамках которого он вместе с ди-джеем и перкуссионистом играет такую довольно традиционную танцевальную музыку для дискотек, только в сопровождении саксофона и перкуссии. В записи такое ни за что слушать не станешь — быстро сольётся в незаметный музыкальный фон; а вот в живом исполнении музыканты давали достаточно энергии, чтобы всё происходящее превращалось из банальной дискотеки в дискотеку очень хорошую. Особенно старался перкуссионист Лев Слепнер — он так танцевал, скакал, прыгал и строил рожи за своей установкой, что оторвать от него глаз было решительно невозможно. Румянцев тоже не отставал — подзадоривал публику, то солировал, то заставлял саксофон работать чуть ли не перкуссией, а после примерно часа такой вот эйфорической дискотеки признался, что они совершенно не рассчитывали на такой темп и такую продолжительность: «Думали, поиграем лаундж на полчасика и всё».

Публика действительно не хотела отпускать ребят — веселье продолжалось чуть ли не до полуночи, что для филармонии, сами понимаете, дикая редкость. К тому же при внимательном рассмотрении выяснилось, что «ЕНИJAZZ» умудрился собрать очень разношёрстную публику. На тех же Live Sax Party в зале плясали и хипстерского вида молодые люди, и гламурные девушки в вечерних платьях, и взрослые тетеньки с детьми, и оркестранты филармонии, и её же генеральный директор, и молодой человек, крутившийся вокруг своей оси без остановки не менее сорока минут подряд. Всем, кажется, было очень хорошо.

Он трудный самый

В последний день накал страстей несколько поутих — выступало всего два коллектива, и оба в большом зале. В первом отделении играла московская «Зелёная волна», творческая лаборатория знаменитого преподавателя Александра Осейчука, через которую проходило великое множество его студентов. Играли они хорошо, но как-то одинаково — все композиции (а за часа полтора они сыграли всего семь вещей) были выдержаны в более-менее одинаковом среднем темпе, порядок солирующих инструментов от песне к песне никак не менялся, и в конце концов такая однообразная виртуозность начала натурально убаюкивать. Хотя пианист у них был очень мощный, этого не отнять.

Вышедший следом Квартет Ивана Фармаковского формально следовал той же тропой — тот же инструментальный состав «пианино-бас-ударные-саксофон» (разве что в «Волне» саксофонов было два), те же длиннющие, под дюжину минут композиции; но впечатление при этом было совершенно иное. Там, где «Волна» всю дорогу выписывала такую стабильную кардиограмму больного в коме, музыка квартета Фармаковского взмывала, опадала, моталась в неожиданные стороны, путала следы, разворачивалась на месте и совершала множество иных захватывающих телодвижений. Их аранжировки были хитро устроены и невероятно динамичны — скажем, исполненная в середине вариация на тему песни «Полюшко-поле» превращалась в какое-то огромное эпическое полотно. Помимо «Полюшко-поле», кстати, квартет сыграл ещё «Оранжевую песню», а под занавес выдал замечательное прочтение песенки «Спят усталые игрушки». Особые овации регулярно срывал барабанщик Дональд Эдвардс — его затейливые ритмические рисунки заметно приукрашивали композиции, а заковыристые сложные соло будоражили кровь. Выступление квартета Фармаковского стало отличной финальной точкой отличного насыщенного фестиваля — разностороннего, яркого, полного сюрпризов и явно не последнего в своём роде. С нетерпением будем ждать продолжения через год.

Сергей Мезенов,
фото Никиты Ларионова

Рекомендуем почитать