>
>
>
Уличные кошки и псы останутся на улице

Уличные кошки и псы останутся на улице

26.03.2012
224

Проблема бездомных животных для Красноярска не нова. Уже лет десять ее поднимает общественность, иногда о ней вспоминают городские власти. Но воз и ныне там. Вопросы на эту тему, адресованные городским политикам и чиновникам, будь то организация приюта для бездомных животных или кладбища для домашних, наталкиваются на, скажем так, ленивые ответы, которые можно выразить общей фразой — «сами виноваты».

Добро из соцсетей

Руководитель красноярской региональной общественной организации «Объединение любителей животных «Друг» Виктор Долженко лелеет мечту о кладбище для животных, кажется, с самого детства. Еще в середине «нулевых» он возил журналистов на бесхозные земли между Северным и Солнечным — показывал необъятные земельные просторы, на которых планировал создать кладбище для четвероногих. Там же должен был находиться крематорий и сквер. Но как бы Долженко ни старался, какие бы участки ни предлагал, до сих пор у него ничего не вышло.

Ради спасения бездомных животных в последнее время люди, как правило, объединяются в группы в социальных сетях. Одна из них — красноярская — «Белый клык» насчитывает почти 22 тыс человек. «Задумайтесь о том, что именно Вы можете спасти одну беззащитную душу. Ведь за добрые дела всегда получаешь добро в ответ! Бездомный мир собак и кошек станет счастливее на одного малыша. А Вас много... И вместе мы сможем осчастливить себя и окружающий мир. Вы только представьте, что произойдет в Вашей душе после этого поступка — Вы почувствуете себя героем... и это правильно», говорится в описании группы.

Одна из активисток группы «Белый клык» Анастасия Старова говорит:

— Возможно, и не все 22 тыс человек помогают, но большая часть людей точно. Помогают, кто чем может. Кто-то — кормом, кто-то — лекарством, деньгами, временной или постоянной крышей над головой, транспортом и т.д.

Участница другой общественной организации помощи бездомным животным «Хвостики» Роза Долматова считает, что главная задача таких групп — популяризация гуманного отношения к животным.

— На самом деле львиную долю всей работы и ответственности несут активисты и организаторы, — рассказывает она. — Они налаживают контакты с ветеринарными клиниками города, ведут отчет по финансам, зачастую сами стерилизуют животных, делают перевязки, капельницы, уколы, проводят полную реабилитацию пострадавших особей. Эти люди так же, как и мы с вами, работают на своих работах, но буквально все свободное время отдают попавшим в беду собакам и кошкам. Я знаю людей, у которых по 10-12 кошек на передержке. И все эти животные получают необходимый уход, питание, внимание и ласку.

По словам Долматовой, подобные группы, прежде всего, реагируют и помогают тем, кто сам готов участвовать в спасении найденного животного. — Они помогут с лечением и другими оргвопросами. Окажут поддержку кормом, лекарствами, распространением объявлений, прививками, возьмут найденыша на выставку-ярмарку после всех необходимых прививок. Кстати, именно «Хвостики» периодически проводят благотворительные концерты. Последние два года их популярность только растет. Очередной концерт состоится в мае в одном из ночных клубов города.

Писем нет

Вопросами приютов и кладбищ домашних животных ведает в администрации города департамент городского хозяйства. Его пресс-секретарь Светлана Нажалова довольно просто и аргументировано объяснила — почему в Красноярске нет ни того, ни другого.

— Предложения от горожан по созданию приютов приходят регулярно. Но это просто письма из серии: «постройте приют, а мы возьмем его в аренду и будем там работать». Это не выглядит как бизнес-план, это выглядит всего лишь как предложение. В письмах пишут, например: «Приют, по нашим расчетам, стоит столько-то — это меньше, чем городская администрация тратит на отлов животных». Но при этом люди не учитывают затраты на персонал, на электроэнергию, на транспорт и пр. Наши специалисты все это пишут в ответах — ведь, чтобы выделить бюджетные деньги, необходимы веские основания. Но доработанных, реальных, конкретных предложений нет до сих пор. Все — из серии демагогии: о том, что приют — это будет лучше, что через семь лет бездомных животных не останется. Но никаких расчетов нет. Администрация города всячески «за» и готова помогать и содействовать. Но дельных предложений нет, вот в чем проблема.

История с кладбищем в изложении Нажаловой аналогична — предложения поступали лет пять назад. Сейчас их нет вообще даже на уровне «а давайте создадим».

Может быть, городской Совет мог бы взяться за решение данной проблемы? Но даже самые активные депутаты проявили спокойствие, услышав такие вопросы. По словам Андрея Селезнева, совместно с городской администрацией депутаты поднимали тему около полугода назад. Но с тех пор, говорит Селезнев, ничего не произошло. Народная избранница Елена Пензина, которая, к слову, наконец, добилась выделения помещения под приют для бездомных людей, считает, что вообще этой проблемой пока заниматься рано.

— Что касается собак, то я считаю, что когда людей негде разместить, как-то цинично собаками заниматься. У нас ведь есть специальные службы, которые занимаются отловом. Думаю, такими проблемами надо заниматься тогда, когда другие будут решены.

Ради здоровья

Меж тем проблемой обеспокоен даже главный санитарный врач России Геннадий Онищенко. В минувшую пятницу его ведомство выпустило постановление, в котором региональным чиновникам настоятельно рекомендуют пересчитать домашних собак и кошек, а кроме того, найти деньги на строительство приютов для бездомных животных.

Правда, беспокоится Онищенко не о самих тварях божьих, а о заразе, которую они носят. Без реализации предложенных мер, по словам Онищенко, стране не справиться с проблемой бешенства, которая приобретает все более угрожающие масштабы.

Что касается статистики, то она такова — ежегодно в России риску заражения вирусом бешенства подвергаются более 250 тысяч человек. По данным «Российской газеты», чаще всего за помощью к врачам обращаются жители Астраханской области, республик Северная Осетия, Калмыкия, Хакасия, Удмуртии, Хабаровского края, Орловской, Самарской, Смоленской, Калужской и Тверской областей. К слову, за последние три года от бешенства умерли 57 человек.

Фото со страницы общества «Белый клык»

Рекомендуем почитать