>
>
Иван Курбатов: «Нельзя украсть недра!»

Иван Курбатов: «Нельзя украсть недра!»

04.06.2012
9

В Красноярске прошел VI Международный горно-геологический деловой форум МИНГЕО 2012. Специалисты из России и других стран обсуждали проблемы и перспективы отрасли. Один из организаторов форума, заместитель начальника управления Красноярскнедра Иван Курбатов рассказал, почему профессия геолога оказалась невостребованной и стоит ли России слезать с сырьевой «иглы».

Без кино и песен

Иван Иванович, вот мнение человека со стороны: раньше геология была популярной и престижной профессией, про геологов снимали фильмы, о геологах пели песни... Сейчас все переменилось. Что произошло?

Иван КурбатовЧтобы ответить на этот вопрос, давайте кратко пробежимся по историческим фактам. Когда Пётр I получил оплеуху от шведов, каково было его действие? Он учредил Бергколлегию, положив тем самым начало организации геологической отрасли в России. Всего за несколько лет были найдены новые месторождения на Урале. На своём сырье была создана военная промышленность. И как потом разрешилась ситуация со шведами, а Россия вошла в число государств — мировых лидеров, известно всем.

Когда стране в Великую Отечественную войну понадобилось активно нарастить ресурсную базу в Сибири, поскольку вся европейская часть была захвачена, то многие геологи были освобождены от фронта, их «фронт» проходил здесь — в Сибири, на Урале, на Дальнем Востоке. На тот момент поставленную задачу российские геологи решили. Далее после изобретения ядерной бомбы стране срочно понадобился уран, которого не было. Нужно было золото для восстановления народного хозяйства. Получить это можно было только с помощью развития собственной сырьевой базы в Сибири, Средней Азии, на Дальнем Востоке. Стране нужно было сырьё и, следовательно, специалисты, способные обеспечить его поиски и разведку. Отсюда популяризация профессии геологов в 60-е годы: фильмы, песни, открытие в ряде вузов отдельных специальностей. И то поколение 60-х годов геологов поработало так хорошо, что создало весьма значительный ресурсный потенциал.

А дальше все это кануло в Лету?

Впоследствии к власти пришли менеджеры в худшем смысле этого слова, которые мало понимают в геологии как таковой и в экономической геологии в частности. В их головах причудливым образом ресурсы «превратились» в запасы. Они решили, что этих «запасов» хватит на ближайшие 50 лет. И началось сокращение финансирования. Никто не подумал, что те небольшие запасы, которые реально подготовлены к отработке, достаточно быстро заканчиваются. И к 90-м годам у нас все запасы были в минусе: добывали, но не восстанавливали. Многие геологи по полгода не получали зарплату, но при этом все-таки они продолжали работать и удерживать этот нулевой баланс. У нас даже шутка в то время такая была: надо с людей брать деньги за вход на работу, все равно ходить будут.

Чем можно объяснить такое забвение?

Не могу объяснить. Слово геология стало просто непопулярным — в стране не стало министерства геологии, даже агентства геологии. Мой родной геологоразведочный факультет переименовали в институт природопользования. Почему-то активно отовсюду вытирали это слово, оставляя некую аморфную составляющую. Хотя именно геология лежит в основе всего. Ведь те же недропользователи приходят на то место, которое уже оценено, разведано и подготовлено для них геологами. Кроме того, сегодня простой «скрепкоподаватель» в банковской сфере или шоу-бизнесе получает за свой труд в разы большую зарплату. Простой вопрос: как при таком отношении со стороны государства привлекать в отрасль молодых специалистов? Отсутствует полностью как материальная, так и нравственная мотивация со стороны государства и бизнеса.

Но ведь большие компании все равно содержат у себя геологические службы, отделы?

Есть компании, которые занимаются восстановлением ресурсной базы, а есть те, которые на это особо внимания не обращают. Они зарабатывают деньги и вкладывают их в себя, во что угодно, но только не в геологию. Вот титульный спонсор и инвестор футбольного клуба «Зенит» — компания «Газпром». Бюджет клуба в 2011 году — почти 4.95 миллиардов рублей. Для сравнения — суммарные затраты из государственного бюджета на геологоразведочные работы в Красноярском крае лишь немного превысили 3 миллиарда. А как хорошая игра клуба «Зенит» влияет на мощь страны или на ее обороноспособность, или на экономическую защищенность? Да никак. Пусть футболисты живут хорошо, я не против, но должна быть какая-то паритетная пропорция.

На игле

Иван КурбатовСпециалисты в таком случае должны из России бежать?

А так оно и происходит. В той же Канаде работает огромное количество наших профессионалов. В прошлом году главный геолог одного из крупных российских предприятий — великолепный специалист — в августе еще был здесь. Через два месяца узнаю, что он уехал в Австралию. Приехал туда, посмотрел, как живут люди, и почтой отправил заявление об увольнении.

Сейчас многие говорят, что Россия должна слезть с нефтяной «иглы», перейти от добычи к производству. Это, на ваш взгляд, вообще реально?

Есть распространенное мнение, что наличие ископаемых — это сырьевое проклятье... Если бы я решил выражаться в стиле лидера ЛДПР, я бы сказал, что это Госдепартамент США внедрил в мозги россиян эту мысль, чтобы подорвать основу экономической мощи страны. Но постойте: помимо сырья у нас есть инженерные кадры, научный потенциал, «еще мы делаем ракеты и даже перекрыли Енисей...». На мой взгляд, наличие мощной и многообразной сырьевой базы — это не проклятье, а «сырьевое преимущество», данное России от Бога. Главное — воспользоваться правильно божьим даром. Примеры? Пожалуйста: сырьевая страна Канада живет великолепно, сырьевая страна Австралия живет великолепно... Китай — мировой монополист по производству редких металлов и редких земель и явно на этой основе выбивается в лидеры по производству высокотехнологичных изделий. Латинская Америка на своем сырье тоже живет неплохо. Посмотрите на уровень жизни в этих странах. В Канаде горняки, геологи — уважаемые люди, про них все знают от таксиста до министра. В рейтинге популярности работники этих отраслей где-то сразу за хоккеистами. Но ведь при этом там есть и высокотехнологичная промышленность, и лесная отрасль. Я за Сколково, за нанотехнологии. Но где можно взять на это деньги? Да всё от того же сырьевого сектора. И в отличие от европейских стран у нас этот потенциал весьма велик благодаря природным ресурсам от Бога. Если уж совсем отвечать на вопрос: нужно ли слезать с сырьевой «иглы», то ответ такой — да нужно, но вот только «иглу» при этом не нужно ломать. Она ещё очень пригодится.

Вы сами сказали, что сначала война, потом уран. Сейчас можно найти какую-то новую идею, чтобы профессию геолога вновь вывести в разряд престижных?

Сегодня другие отношения. На романтику походной жизни молодежь не затащишь. Да и не нужно никаких специальных идей. Нужно четкое понимание, что ресурсы — это основа всего. Это фундамент экономики. Вот недавно были выборы президента. Практически каждый кандидат от оппозиционных партий с трибуны заявлял: срочно нужно национализировать недра! Получается, что они не читали даже основной закон — Конституцию, в которой четко прописано, что недра — собственность государства, они и так национализированы. Добывающие же компании — это недропользователи, которым государство дало право пользоваться ресурсами и не более того. При этом за пользование ресурсами государство как собственник получает доход в форме различных налогов и платежей. В собственности у бизнеса есть фабрики-заводы. Но не недра! Тогда давайте так и говорить: как в 1917 году национализируем средства производства. Так будет честнее.

Второе, от чего нужно избавиться, — это государственная сверхмонополия. Все было сделано для того, чтобы убить конкурентную среду, и она благополучно убита. Меня удивляет, когда в новостных выпусках должностные лица с недоумением говорят: «на 30 миллиардов уменьшились иностранные инвестиции»... Так вы примите побольше законов в угоду так называемым естественным монополиям, и инвестиций совсем не будет! Такой подход к недрам объясняют так: придут иностранные компании и разграбят наши недра. Это как? Можно станки вывезти, корабли угнать..., но недра как можно унести заграницу? Значит любой инвестор, в том числе и иностранный, будет на месте строить производство, платить налоги и, тем самым, влиять на развитие неосвоенных районов и инфраструктуры регионов в целом той страны, которой недра принадлежат. Естественно, при этом они будут получать и свою прибыль. Иначе причём тут бизнес? Свою прибыль получают и отечественные недропользователи, но вот инвестируют её почему-то за границу в футбольные клубы, яхты, недвижимость.

У Ходорковского же получилось украсть, судя по решению суда?

Нельзя украсть нефть. Нефть — это не то, что можно унести в ведре. Украсть немного нефти могут ребята из ОПГ, которые просверлили дырку в трубе и «отсосали» в бензовоз. Ходорковский, судя по решению суда, украл не нефть, а утаивал налоги. А это другое. Здесь просто необходимо совершенствование системы учёта и налогообложения.

И возвращаясь к монополии. Иностранные компании вместе с их деньгами уходят из страны. Но ведь история в том, что наши отечественные, допущенные к недрам компании не делают ситуацию лучше. Одни зарегистрированы в оффшорах, другие, используя «толлинговые схемы», уводят уже не иностранные, а наши с вами деньги за границу. Надо перестать заниматься самообманом.

А Красноярский край как на общем фоне смотрится?

Основное отличие от других регионов за Уралом пока — то, что здесь удалось сохранить геологические кадры и геологические предприятия. Во многих субъектах выживают одна — максимум две компании. У нас же эта среда настолько конкурентна, что некоторые предприятия идут работать и в Кемерово, и на Чукотку, и в Забайкалье. Так что у нас пока не все так плохо.

Фотографии предоставлены организаторами Мингеофорума-2012

Рекомендуем почитать