>
>
>
Журналистов-сквернословов хотят штрафовать

Журналистов-сквернословов хотят штрафовать

18.01.2013
6

Госдума в очередной раз озаботилась моральным обликом отечественных СМИ. Нецензурные выражения должны полностью исчезнуть из теле- и радиоэфиров и со страниц печатных и интернет-изданий. Тех же, кто будет продолжать сквернословить в медийном пространстве, будут бить рублем. Такой законопроект 18 января начали рассматривать депутаты Госдумы.

Инициаторами законопроекта выступила группа депутатов-единороссов — Сергей Железняк, Дмитрий Вяткин и Роберт Шлегель. Они предложили внести поправки в Кодекс об административных нарушениях, предполагающие штрафные санкции за нецензурную брань в СМИ. Свою инициативу депутаты пояснили тем, что в Госдуму и органы исполнительной власти поступает множество обращений от граждан с требованием запретить использование ненормативной лексики в теле- и радиоперадачах, в печатных изданиях.

В настоящее время закон предусматривает административную ответственность за использование нецензурщины только в тех материалах СМИ, которые направлены на детей и подростков (закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию»). Теперь депутаты решили пойти дальше и оградить от ругающихся журналистов и взрослую аудиторию.

— Мы считаем, что мат и нецензурная брань недопустимы в любых СМИ, поэтому предложили ввести запрет на использование ненормативной лексики и ответственность за нее во всех СМИ. Средства массовой информации по определению не должны быть распространителями табуированной в обществе лексики, — заявил Сергей Железняк.

Размер штрафов, предложенных депутатами, составляет 2 тыс. руб. для физических лиц, и 200 тыс. руб. для юридических. Жаловаться на издания можно будет в Роскомнадзор, а ведомство будет пресекать распространение «нехороших» материалов и принимать решение о наказании виновных.

К слову, за последние два года в Роскомнадзор по Красноярскому краю не поступило ни одной жалобы от граждан по поводу бранных слов в местных СМИ.

Комментарии

Сергей Рубцов, первый заместитель генерального директора «СТС-Прима — Красноярск»

Главный вопрос — что будет считаться нецензурной бранью? Например, после выхода закона о защите детей от вредной информации все СМИ встали перед дилеммой — что же считать вредной информацией, какие слова и выражения допустимы, а какие нет. Это действительно дилемма, потому что, например, многие фильмы, даже признанные классикой, содержат ненормативную лексику. Не говоря уже о современном кино. В то же время редакции должны были самоопределяться с этим вопросом, так как четких норм не было установлено.

На наших каналах мы, естественно, откровенных матов и бранных слов в эфирах мы не допускаем. Хотя в информационных программах порой не избежать появления ненормативной лексики. Но если такое и случается, то слово или выражение заглушается «пиком».

Непонятно, как Роскомнадзор будет доказывать факты использования нецензурщины. Получается, что для этого у ведомства должен быть четкий список недопустимых слов. И знать их должны не только журналисты, но и те люди, которых мы приглашаем в свои передачи, кто выступает в наших информационных выпусках.

На мой взгляд, это очередная популистская инициатива, выдвинутая определенной группой депутатов, которые решили так напомнить о себе электорату.

Дмитрий Усков, шеф-редактор отдела новостей «Авторитетного радио»

Для Красноярска это точно неактуально. По моему мнению, местные СМИ, как печатные, так и электронные, следят за культурой речи. Если ненормативная лексика и проскальзывает, то это всегда вызвано какими-то форс-мажорными обстоятельствами, а не злой волей журналистов. У нас, например, несколько лет назад случился подобный казус. Ди-джеи, думая, что передатчик выключен, вели в студии приватный разговор, в котором допустили, скажем так, вольные выражения. Потом оказалось, что передатчик работал, и разговор транслировался в эфире. Но это, повторю, случайность.

Мне кажется, наша Госдума порой издает законы, не думая, а нужны ли они гражданами. Вот, издали закон о защите детей от вредной информации, и мы стали вынуждены вставлять в эфир отбивки, предупреждающие о возрастном ограничении. Так нам до сих пор звонят люди и возмущаются — их это раздражает.

Алексей Машегов, главный редактор журнала «Деловой квартал — Красноярск»

В нашем журнале за всю его историю нецензурное выражение появилось один раз. В прошлом году в одном из материалов местный бизнесмен процитировал бывшего губернатора края Александра Лебедя, который в определенных обстоятельствах сказал: «И чтоб ни одна б... на заводе больше не появлялась!» Мы решили оставить это слово, поскольку посчитали его уместным, ярко характеризующим образ человека. Естественно, «зашифровали» многоточием.

В целом, я против появления нецензурщины в СМИ, хотя, по моим наблюдениям, местные издания и телеканалы этим не особо и грешат. Ненормативная лексика — это по большей части удел таблоидов, «желтой» прессы. В Красноярске ее практически нет. А вот на федеральных каналах нецензурщины хватает. Такие программы, как «Каникулы в Мексике» или «Дом-2» я бы не штрафовал, а вообще закрыл, а создателей посадил. В том числе из-за нецензурной брани. Там же «пиков» больше, чем нормальных слов.

С другой стороны, у нас как обычно хотят решить проблему карательными мерами, а это ведь ни к чему не приведет. Начинать надо с воспитания. Если у нас ребятишки в детсадах начинают материться, то совершенно неважно, что они потом будут читать в газетах и смотреть по ТВ.

Олег Пащенко, депутат Заксобрания Красноярского края

Я с 1992 года не видел в газетах ни одного матюка! Кто будет такое писать, демонстрировать людям свою гнусность и низкий культурный уровень?! Поэтому это очередная пустая, бестолковая инициатива. Прикол депутатов, баловство. Людей просто пытаются отвлечь от куда более важных вещей, навязывая второстепенные и даже третьестепенные идеи. Грустно, что в депутатском корпусе, к которому и я принадлежу, есть такие пересмешники.

Машегов Алексей Васильевич
Экс-заместитель главы Красноярска – руководитель департамента информационной политики

Рекомендуем почитать