>
>
>
Красноярск — это внутренняя Россия

Красноярск — это внутренняя Россия

05.03.2013
2

В конце февраля в Красноярском музейном центре открылась мультимедийная выставка «Сцена географий» голландских художниц Ине Ламерс и Аннеке де Бур. В серии фотографий, аудио- и видеозаписей Аннеке рассказывает о характерах живущих в Детройте американцев, а Ине — о своем опыте знакомства с Железногорском, который она изучает уже несколько лет. Корреспондент Newslab.ru поговорил с художницами об их работах и впечатлениях от России.

Расскажите, пожалуйста, подробнее о своих проектах.

Ине Ламерс и Аннеке де БурАннеке де Бур: Если коротко, то я ищу интересных людей и спрашиваю у них, что должен знать актёр, чтобы их сыграть. Так я пытаюсь узнать, что люди думают о себе, как размышляют над своей личностью. Мне кажется, что точка зрения, с которой человек смотрит на себя, раскрывает культурный контекст, в котором он живёт — например, позволяет говорить о национальных особенностях культуры.

Я начала свой проект в 2011 году в Детройте. Опрашивала множество горожан — от детей до пожилых людей — но самыми интересными почему-то оказались сорокалетние мужчины. Я задавала им несколько вопросов — тот самый вопрос об актёре, в частности, затем интересовалась, важно ли, чтобы играющий их актёр был похож на них, спрашивала, есть ли у них какой-то жизненный манифест... Вообще я пытаюсь как можно ближе подобраться к границе внутреннего мира человека.

Когда я говорила с американцами из Детройта, то была поражена — эти люди, которые не готовились к нашей беседе, говорили очень литературно, как по писаному. Мне очень интересно, как в этой ситуации будут вести себя русские — в Красноярске я планирую продолжить работу над своим проектом.

На выставке моя работа разделена на видео- и аудио-части, которые были записаны в разное время. Когда я готовила выставку, то поняла, что очень непросто соединить воедино речь человека и то, как он позирует перед камерой. Аудио состоит из ответов участников проекта на вопросы, а на видео — что-то вроде кастинга для фильма, на котором участники показывают себя.

Ине Ламерс: Моя часть выставки включает в себя два раздела: серию фотографий Железногорска, которые я сделала здесь в 2011 году, и видеоспектакль по роману Владимира Сорокина «Очередь». «Очередь» я тоже прочла в Красноярске — её дал мне один из моих здешних знакомых. Тогда меня поразил язык этого романа — Сорокин использует слова, которые можно было бы услышать, гуляя по улице советского города в 80-е. Готовя спектакль, я пыталась понять, как люди, живущие в современной России, реагируют на этот восьмидесятнический язык, чувствуют ли они, что это часть их прошлого, которая продолжает в них жить. Кроме того, я пыталась понять, насколько чувство коллективности, характерное для советских людей, живо в сознании нынешних россиян. Так что я выбрала молодых людей для съемки в своем фильме; таким образом я также попыталась установить параллель с Сорокиным, написавшим «Очередь» в молодости. А читали роман мы в Красноярском музейном центре, где сейчас проходит наша выставка.

Но — повторюсь — этот проект я придумала в то время, когда работала над другим. В свой предыдущий визит в Красноярск я на протяжении трех недель пыталась поймать образ Железногорска. Это было очень сложно ведь, я не могла попасть в город. Поэтому на выставке представлены фотографии, которые я сделала не в Железногорске, а с берега реки неподалеку от города, издалека. Железногорск еле уловим на этих снимках; кажется, что они сделаны случайно. Вообще, работая над этим проектом, я чувствовала себя немного Дон-Кихотом — знала, что у меня не получится запечатлеть, этот город, но всё равно пыталась (смеётся).

А почему вы выбрали именно Железногорск? В России есть и другие города с похожей историей...

Ине Ламерс и Аннеке де Бур

Ине: Когда я приезжаю в какой-либо город, я всегда ищу в нём что-то необычное, что-то интересное. В Красноярске таким местом для меня оказался Железногорск: еще до поездки сюда я слышала, что здесь неподалеку есть закрытый город в горах — такое, по-моему, практически сказочное место.

У моего исследования есть и другая часть — серия видеоинтервью с живущими в Железногорске людьми — которая, к сожалению, пока что не закончена. Я планирую продолжить работу над этой частью и в этот приезд. Не знаю пока что, во что это выльется — может быть, закончив работу, я подготовлю книгу о Железногорске, может быть, придумаю ещё что-то. В любом случае, для меня очень важно сравнить современное состояние Железногорска и его историю. Мне кажется, что его история чем-то даже похожа на миф, очень мистична.

Откуда вы узнали о Железногорске и Красноярске?

Ине: Впервые я впервые услышала о Красноярске несколько лет назад, когда преподавала в летней школе для дизайнеров в Самаре. Потом, когда я вернулась в Голландию, мне напомнил об этом городе мой знакомый художник Андре Деккер, в 2008-м тоже делавший здесь проект.

Вообще я работаю в России с 2003-го года. За это время я успела побывать в разных городах — Самаре, Тольятти, Санкт-Петербурге. В Красноярск я приезжаю в четвёртый раз — до этого я была здесь в 2009, 2010 и 2011 годах. Для меня в принципе очень важно несколько раз возвращаться в город: сначала я просто знакомлюсь с ним, а потом углубляюсь в исследование. А вот Аннеке здесь новенькая.

И как вы чувствуете себя здесь?

Аннеке: Когда ты находишься в новом месте, ты начинаешь интерпретировать его с позиций собственной культуры. Я стараюсь избегать этого. Сейчас я могу только сказать, что происходящее здесь не кажется мне каким-то странным или непривычным. Кроме того, многие места и люди здесь мне знакомы — Ине рассказывала мне о них или показывала на своих фотографиях.

Ине: Да, всё то время я фотографировала город — и теперь даже уверенно могу говорить, что и как здесь изменилось за последние годы. Красноярск совсем не похож на другие российские города, в которых я побывала — здесь какая-то внутренняя Россия. В 2013-м году сюда приезжают многие голландские художники — этот год объявлен годом активного сотрудничества между нашими странами — но в настоящую Россию, которую можно обнаружить в Красноярске, отправились только мы. Остальные работают в Санкт-Петербурге — по-моему, это очень скучно (смеётся).

Чего вы ждете от поездки?

Аннеке: Это может прозвучать странно, но я всегда стараюсь не иметь слишком больших ожиданий. Я лишь надеюсь, что наша выставка пройдёт хорошо, что мне удастся выполнить свою работу и что я смогу поближе узнать вашу культуру.

Ине: Конечно же, я тоже надеюсь, что наша выставка пройдёт хорошо. Кроме того, мне очень интересно, как мои знакомые, которые снимались в «Очереди», отреагируют на это произведение — надеюсь, им понравится.

Поскольку в Амстердаме я занимаю должность декана факультета фотографии в академии Геррита Ритвельда, для меня очень важен этот месяц, который провожу вдали от работы. Здесь я наконец-то могу полностью сосредоточиться на собственном творчестве, ни на что не отвлекаясь. Надеюсь, что я вновь обнаружу здесь что-нибудь интересное: может быть, продолжу исследовать Железногорск, а может быть, найду другую тему.

7 марта в Красноярском музейном центре пройдёт открытая встреча с Ине Ламерс и Аннеке де Бур. Они расскажут о позиции художника-исследователя в современном искусстве.

Александра Воробьева, интернет-газета Newslab.ru

Фото Юлии Кукарских

Рекомендуем почитать