>
>
>
Счастье и горе красноярской медицины

Счастье и горе красноярской медицины

19.03.2013
13

Накануне на заседании комитета Законодательного собрания края по здравоохранению и социальной политике можно было узнать практически все о высокотехнологичной медицинской помощи, которая оказывается на территории региона. Оказалось, что с одной стороны — все у нас хорошо, работает современный кардиоцентр, достраивается еще более современный онкологический. Но с другой — проблем еще масса. И не со стенами и оборудованием, а с людьми. Персонала катастрофически не хватает.

Докладывал о состоянии высокотехнологичной медицины в крае депутат регионального парламента, руководитель регионального сосудистого центра КГБУЗ «Краевая клиническая больница» Алексей Протопопов. Кому как не ему известны все достижения и провалы здравоохранения на местах.

Алексей Протопопов. Фото А.В.БурмистроваПротопопов начал с того, что рассказал коллегам, что же такое высокотехнологичная медицина: «В первую очередь это операции на открытом сердце, трансплантация органов, нейрохирургическое вмешательство при опухолях головного мозга...», а после описал систему выделения федеральных средств на данные операции. По его словам, благодаря тому, что система финансирования поменялась, количество прооперированных больных увеличилось в четыре раза: с 34 до 127 тыс. человек. Впрочем, цифры эти общероссийские.

Что же до краевых показателей, то в 2012 году высокотехнологичную медицинскую помощь оказали в общей сложности почти 10 тыс. человек — в три раза больше, чем в 2009 году. В частности: краевая клиническая больница — пролечено 2225 человек, Сибирский клинический центр ФМБА России — 187, центр сердечно-сосудистой хирургии — 4399. Почти 3 тыс. человек лечились за пределами региона.

Но эти цифры всего через два года могут существенно измениться. И пока не очень понятно — в какую сторону. Дело в том, что сейчас подобную высокотехнологичную помощь полностью финансирует федеральный бюджет, с 2015 года ее переведут на систему обязательного медицинского страхования (ОМС).

— Пока предполагается, что с 2015 года финансовая поддержка эксклюзивных видов высокотехнологичной медицинской помощи сохранится, — добавил Протопопов, пояснив, то речь идет, прежде всего, о сложных операциях на сердце, тарифы на которые в ОМС заложить пока нереально.

От денег докладчик перешел к местным проблемам. Так, одним из основных недостатков оказания подобного вида помощи является ее малое тиражирование, то есть операции не поставлены на поток во многих учреждениях, а потому в ближайшие два года это необходимо спешно исправлять — осваивать высокотехнологичную медицину в районных центрах.

— Особенно актуальна такая задача для развития центров спасения больных инфарктом миокарда в районах края путем организации круглосуточных рентген-хирургических комплексов в межрайонных центрах Канска и Ачинска, — предложил Протопопов и напомнил, что хорошо бы больницам на юге края начать сотрудничать с хакасскими коллегами. В Абакане в скором времени должен открыться региональный сердечно-сосудистый центр. А вот красноярских коллег по медицине депутат и врач раскритиковал — так в городской больнице № 6 (более известной как БСМП) за пять лет так и не начали оказывать высокотехнологичную помощь, несмотря на приобретенный рентген-хирургический комплекс.

— Сегодня приходится констатировать, что аппарат устарел и непригоден для полноценного использования. В рамках программы модернизации в прошлом году в больницу приобретен новый аппарат. И очень хочется надеяться, что он не повторит судьбу своего предшественника, — посетовал Протопопов.

Пожаловался он также и на систему государственных закупок, когда больницы вынуждены пользоваться некачественными инструментами тех компаний, которые выиграли тот или иной тендер. И на разрушенную систему санаторно-курортной реабилитации после оказания высокотехнологичной медицинской помощи. Это «сводит к нулю результаты прекрасно выполненных сложнейших хирургических вмешательств при самых различных заболеваниях».

Но больше всего озабоченность у докладчика вызывает ситуация с медицинскими кадрами. То, что их не хватает — вещь давно привычная.

— Нейрохирург или кардиохирург, способный выполнять самостоятельные операции на безопасном для больного уровне, готовится на протяжении пяти-семи лет. То же относится к высококвалифицированным средним медицинским кадрам. Как показывает практика, целевая подготовка в крае специалистов для высокотехнологичной медицинской помощи ведется непоследовательно и хаотично. Как следствие — практическое обескровливание краевой клинической больницы и других лечебных учреждений города и края, — рассказал Протопопов. Он обратил внимание и на такой момент в кадровой проблеме, как перераспределение персонала. Люди уходят в лучшие условия и места — новые современные больницы, оставляя свои учреждения пустыми. — Лично у меня есть большие опасения в связи с приближающимся открытием онкологического центра.

Ну и куда ж без халатности — дорогую профессиональную аппаратуру в краевые больницы закупили. Но вот про сервисное обслуживание мало кто подумал и мало у кого на это есть деньги. В итоге «стоят как памятники бесхозяйственности аппараты узи, сканеры, лабораторные анализаторы, компьютерные томографы по больницам города и края...», — констатировал Протопопов.

Рекомендуем почитать