>
>
>
Кто мешает красноярскому Северу?

Кто мешает красноярскому Северу?

18.04.2013
1

То, что ежегодные отчеты уполномоченных по правам жителей края — маленьких или больших — превращаются в перечисление зверств, давно все привыкли. Марк Денисов любит рассказывать, как полицейские пытают бедных граждан, Альбина Комович — как дети не получают тепло и кров. Вот и Уполномоченный по правам коренных малочисленных народов в Красноярском крае Семен Пальчин из года в год рисовал депутатам картины, которые уже как бы и стали привычными. Никого не удивляет пьянство среди представителей коренных малочисленных народов. Не шокирует отсутствие нормального жилья. Не беспокоит безработица и депрессивные настроения. Но что-то там, на Северах, произошло за последний год. Вдруг грустные картинки в рассказе Пальчина существенно изменились.

Семен ПальчинКак обычно виноватым голосом Семен Пальчин начал свой доклад о соблюдении прав представителей коренных малочисленных народов. Документ разрабатывался после встреч с рыбаками, оленеводами и другими жителями северных территорий.

— Особого снижения показателей переписи населения в 2010 году по сравнению с 2002 годом нет. Есть только по отдельным народам. Но в некоторых СМИ такие показатели представляют, как физическое вымирание народностей. Ни в коем случае так считать нельзя, — предупредил уполномоченный. Снижение численности людей Пальчин объяснил миграцией «в другие, более благополучные регионы».

Что касается нарушений прав, то уже здесь можно было почуять неладное. Если раньше среди лидеров были нарушения прав на жилье, то теперь «основное — нарушение права на экономическое развитие». Виной всему является федеральное и региональное законодательство. Позже Пальчин объяснил, что такое нарушение прав на экономическое развитие. Но, похоже, никто ничего не понял.

— Я не говорю о жилье, потому что тот экономический рывок, тот импульс, который был задан, сейчас немного затухает и нужно придать новый импульс. Хатангский район еще этот импульс не почувствовал, а вот Енисейская группа районов — почувствовала, — буднично поведал уполномоченный. — Федеральный закон не учитывает все многообразие нашей России-матушки. Потому что вот, например, взять правила охоты — эвен или ненец должен ехать с зачехленным ружьем. Он не должен пользоваться механическим транспортом. А как он должен оленя ловить? Пешком, что ли?

Подобное несоответствие законов и реальности наблюдается на Северах и в плане рыболовства.

Большое неудовлетворение вызывает у северян разная правоприменительная практика чиновников. Другими словами — двойные и тройные стандарты.

— Вот, скажем, есть такое понятие, как личная нужда. Иной раз чиновник трактует его по отношению к рыбаку, что последний должен ловить рыбу и тут же глотать ее, как чайка. А если складывает в мешок — это уже бизнес. Ну, так, рыбаку надо бензин купить, «Буран» отремонтировать, шоколадку детям купить... Это разве не личная нужда? — возмущался Пальчин. Кроме того, есть нестыковки на Севере с признанием того или иного жителя представителем коренных малочисленных народов. На разной территории действуют разные правила.

Нарушений политических прав коренных малочисленных народов Пальчин за прошлый год не зафиксировал. Несмотря на то, что такой общественный орган как совет коренных малочисленных народов, который формально существует, фактически не работает. Были у докладчика претензии и к самим краевым властям в части территориального планирования, когда жители маленьких поселков «присоединяются». В пример он привел Дудинку, где после такого повысилась суицидальность — «работу он там найти не может, а в поселочке своем сетюшечку поставил, куропаточку поймал, уже можно жить...». По словам уполномоченного, на том же Таймыре природно-биологический ресурс осваивается в размере не более 35 %.

— Нужно осваивать эти места, тогда бы это обеспечивало рывок и экономическое развитие, — заключил он.

Отвечая на вопросы депутатов, Пальчин в который раз повторил, что развиваться Северу мешают в большей части федеральные законы и удаленность от цивилизации. В пример он привел фактическую невозможность провести судебно-медицинскую экспертизу умершего человека и дорожные трудности в получении лицензии на оружие.

Чудеса, но никаких жареных историй Пальчин на этот раз не приготовил. Журналисты сидели грустные. Из его рассказа выходило, что с соблюдением прав жителей Севера все обстоит более-менее нормально. Разве что законы вот мешают, но их ведь можно поправить. Очень хочется верить, что реалии полностью соответствуют докладу уполномоченного по правам коренных малочисленных народов. Но одна мысль не дает покоя — как за год так сильно могла измениться картина?

Доклад уполномоченного в 2012 году: Ущемленные народности

Рекомендуем почитать