>
>
>
Депутатов отправили в колонию

Депутатов отправили в колонию

30.10.2013
12

Накануне народные избранники — члены комитета Законодательного Собрания по вопросам законности и защиты прав граждан отправились в исправительную колонию № 31, чтобы лично оценить — как соблюдаются права осужденных в Красноярском крае и обсудить — готов ли регион к амнистии, которую федеральные власти приготовили к юбилею Конституции российской.

Микроавтобус с депутатами и журналистами должен был отправиться от здания краевой администрации в 9:45. Однако даже в 10 утра он еще не был полон — съемочные группы красноярских телеканалов опаздывали. Депутат Николай Трикман сначала молча переживал задержку и постоянно смотрел на экран мобильного телефона, на котором в качестве заставки — логотип «Справедливой России». Не сумев больше сохранять тишину, он сказал своей соседке: «Для меня опоздать — что Родине изменить». Надо полагать, вчера утром в городе Родине изменила не одна тысяча горожан.

По ту сторону

Начальник ИК-31 рассказывал депутатам о своем учреждении. Сколько производств здесь, на сколько профессий можно обучиться. Что заработная плата — одна из головных болей. Есть такие работы, где заключенный может получить и 8 тыс. руб. Но в основном труд не интеллектуальный, а потому дневная выручка — около 100 руб. в день и, соответственно, максимум 3 тысячи в месяц.

В столовой — считыватель отпечатков пальцев. Это, по словам сотрудников колонии, значительно упрощает всем жизнь. Как минимум избавляет от частых общих построений и пересчета. В фойе — электронный терминал, где каждый может отправить жалобу начальству, посмотреть состояние своего лицевого счета, изучить наличие вакансий на портале службы занятости, получить правовую консультацию.

Светлый просторный зал, приличная по размерам кухня и меню. На завтрак: омлет натуральный, каша пшенная, хлеб, чай, масло, молоко, творог. Обед: суп гороховый на мясном бульоне, картофель тушеный с мясом и помидорами, хлеб, компот, сок. Ужин не такой шикарный: тушеные овощи, жареная рыба, хлеб и чай.

— Я не узнаю ее! Это не та колония, в которой я снимала сюжет в двухтысячных! — поражалась депутат Марина Добровольская, выходя из столовой.

В медсанчасти исправительной колонии приличнее, чем во многих поликлиниках, куда ходят свободные красноярцы. По словам врачей, укомплектованность медицинским оборудованием — 100 процентов. Просторные кабинеты для персонала и приема больных, палаты на трех человек в 18 квадратных метров.

Еще одна остановка — «Молодежная тюрьма», так гласила вывеска на трехэтажном здании. Оно, как оказалось, предназначено для тех, кого из Канской исправительной колонии для малолетних преступников переводят в колонию обычную. Чтобы трудные дети не сталкивались сразу после детства со взрослым преступным миром, свой срок они досиживают отдельно.

В большой спальной комнате несколько рядов аккуратно заправленных кроватей и чистое постельное белье. В некоторых тумбочках — книги. На окнах — живые цветы в горшках, по которым видно, что ухаживают за ними постоянно. В комнате рядом со спальней молодая хорошенькая девушка учит юных заключенных рисовать песком на стекле. На воле одно такое занятие для ребенка обойдется в сумму около 200 руб.

И с одной стороны кажется — люди, которые отбывают наказание за преступление, не заслужили такую устроенную жизнь и быт. Но с другой стороны — понимаешь, что это не там хорошо. Это здесь плохо.

По эту сторону

Заседание комиссии прошло в актовом зале. Сперва уполномоченный по правам человека в Красноярском крае Марк Денисов рассказал, что ежегодно количество жалоб от заключенных снижается. Однако даже на этом фоне заметен рост обращений, где сидельцы катят бочку на врачей. Те — то не признают инвалидность, то снимают ее. Жалуются на то, что дают работу, где нужна профессиональная подготовка. Что сотрудники исправительных учреждений ведут себя не лучшим образом. Но это все скорее — единичные случаи.

Отдельно Денисов остановился на вопросе грядущей амнистии. Ее федеральные власти намерены провести аккурат к Новому году. И по прогнозам в Красноярском крае может выйти на свободу от 1200 до 4500 человек. Этими счастливцами могут быть лишь те, кто подходит под следующие рамки: беременные женщины и матери несовершеннолетних детей; отцы, чьи дети не достигли трех лет, то есть кормильцы; женщины и мужчины пенсионного возраста — то есть старше 55 и 60 лет соответственно, инвалиды. Однако освобождаемые должны быть осуждены не за тяжкие преступления, предельный срок наказания не может быть более пяти лет, с момента назначения наказания должно пройти более четверти срока, необходимо, чтобы ранее осужденные не отбывали наказания — «говоря простым языком — это должны быть первоходы», закончил называть условия Денисов.

Однако тут же встал вопрос — а что будут делать те, кто к новогодним праздникам получит в подарок свободу? Ведь судя по перечню, названному Денисовым, это будут в основном социально незащищенные граждане. В итоге полтора часа докладов свелись к одному: и депутаты, и УФМС, и ГУФСИН, и ГУВД, и министерства социальной политики, и медицинское министерство — всем им нужно наладить взаимоотношение, чтобы эта самая амнистия боком никому не вышла.

Леонид Слуцкий, интернет-газета Newslab.ru

Вынесен приговор экс-главе красноярского «Жилфонда»

Депутат красноярского Заксобрания предложил «скинуться» на помощь бывшим заключенным

Десять красноярских осужденных смогут претендовать на экономическую амнистию

Трикман Николай Васильевич
Экс-депутат Законодательного Собрания Красноярского края
Добровольская Марина Ивановна
Советник губернатора Красноярского края
Денисов Марк Геннадьевич
Уполномоченный по правам человека в Красноярском крае

Рекомендуем почитать