>
>
Грязь / Filth

Грязь / Filth

02.12.2013
5

Режиссёр — Джон С. Бэйрд

В ролях: Джеймс МакЭвой, Джейми Белл, Эдди Марсан, Имоджен Путс, Джим Броадбент, Ширли Хендерсон

Продолжительность — 97 мин

Отправляясь на экранизацию Ирвина Уэлша, более-менее понимаешь, чего следует ожидать — тонны красочного психоделического безумия, плюс несколько изуверских сюрпризов, о которых нельзя было и помыслить. Фильм «Грязь», однако, обходится без последнего — тут есть только то, что можно представить заранее.

Крутое пике крутого шотландского копа Брюса Робертсона обставлено абсолютно по-уэлшевски — бухло, наркотики, беспорядочный секс, обжигающе чёрный юмор, насилие, извращения, галлюцинации, безумие, все дела. Хороший артист МакЭвой бросается на неприятную и сложную роль, как Александр Матросов на амбразуру, и, в общем, гибнет под огнём довольно выдающимся и героическим образом, при отменной поддержке со стороны остального актёрского отряда — вот только ни фильм, ни режиссёр Бэйрд помогать ему не торопятся.

Будто бы задавшись целью вылепить на экране не столько экранизацию конкретного романа, сколько общее представление обывателя об Уэлше, режиссёр и сценарист Бэйрд жирно наваливает большого кислотного стиля 90-х. Ничто не забыто — ни пузырящиеся ядовито-яркие цвета, ни саркастический рассказчик за кадром, ни подмигивания в камеру, ни весёлый нигилизм, ни приветы Кубрику, ни непременный назойливый саундтрек, собранный из альтернативных хитов, клубного техно и обязательной ретро-попсы. Причём всё это проделывается с такой энергичной непосредственностью, будто Бэйрд первый додумался обставить наркотический приход ироничной (за кадром режиссёр яростно машет руками, изображая воздушные кавычки) сценой с коллективным распеванием героями поп-песенки из репертуара ретро-радиостанции.

Подобная удушающе-нарочитая (в английском есть отличное прилагательное «in-your-face», что примерно переводится как «прямо-в-рожу», удивительно уместное в данное случае) стилистика, возможно, и сработала бы, если в «Грязи» рассказывалась история настоящей мрази, короля среди мерзавцев (как, собственно, и было у Уэлша). Ну, или если бы бесконечная глубина падения героя оставалась очевидной только для нас, а для всех остальных героев Робертсон оставался бы безупречным сотрудником полиции. Тогда бы в зазоре между вычурным весёлым психоделом подачи и жгучей чернотой самой истории сама собой возникла настоящая искрящая драма.

Но фильм упрямо начинает лепить из Робертсона трагического героя. И как только это происходит (минуте на пятой) — всё, пропал Калабуховский дом, «Грязь» разваливается к чёрту. И потому, что морализаторская история о падении человека, запутавшегося в собственных заморочках, сразу же становится предсказуемой практически насквозь (впрочем, ладно — финальная секунда хороша, чего там) — и потому, что трагедию режиссёр Бэйрд суёт зрителю прямо в нос с той же настойчивой непосредственностью, что и наркотическую галлюцинацию. На практике это означает, что каждые 15-20 минут «Грязь» прерывает своё нигилистское веселье на сцены, в которых хороший артист МакЭвой дрожит лицом, а за кадром наигрывает душещипательное пианинко. Чтобы досмотреть этакую чересполосицу до конца, требуется немало душевных сил.

Вердикт — экранизация Ирвина Уэлша Капитаном Очевидность

Рекомендуем почитать