>
>
Vein и Plaistow: Две стороны одного рояля

Vein и Plaistow: Две стороны одного рояля

14.04.2014
7

11 апреля в Малом зале филармонии выступили сразу две швейцарские группы, играющие одинаковым инструментальным составом — Vein и Plaistow. И очень здорово вышло, что в одном концерте практически случайно встретились именно эти две группы, потому что на их контрасте было лучше всего видно, что самое главное в любом творчестве — это чистая человеческая фантазия.

Форте

Трио VeinТрио Vein открыло свой концерт гулкой авторской вариацией на тему бессмертной гершвиновской «Summertime» — предлагая, то есть, таким образом потенциально неподготовленным зрителям лёгкую точку входа в незнакомую им музыку. За беспокойство, конечно, спасибо, но в случае с Vein особой необходимости в этом не было — их собственная музыка и так была довольно понятна и дружелюбна к слушателю. Композиции, взятые в основном с их альбома «Vote for Vein», развивались динамично и стремительно — это был инструментальный джаз в своей яркой и очень киногеничной форме; за композиционными построениями братьев Михаэля и Флориана Арбенца (первый играл на роляе, второй — на ударных; замыкал состав контрабасист Томас Ланс) натурально чудились бодрые, динамичные и остроумные сюжеты.

Это был такой джаз, который не закрывается в собственной давным-давно сформированной парадигме звуковых подходов и тактик, а умеет с обманчиво-небрежной крутостью заговорить с джазовым неофитом и исключительно силой своего динамичного обаяния испарить ту патину консерватизма и скучного традиционализма, что, бывает, покрывает само слово «джаз» в глазах слушателей, не готовых вдаваться в подробности. Vein в прошедшую пятницу страстно проповедовали ещё не уверовавшим — и, по правде сказать, чтобы не поддаться под их стремительным и жарким напором и не подумать по итогу их выступления «Хм, а надо, пожалуй, чаще бывать в Малом зале», надо было обладать особенно крепкой бронёй.

Пиано

Если Vein стартовали с лёгкого популизма, то их земляки Plaistow начали своё отделение с ровно обратного — как и в прошлый раз, их выступление открыла тяжёлая артиллерия, 20-минутный эпос «Lacrimosa», составляющий ровно половину одноимённой (замечательной) пластинки. То есть, разговор с первых же секунд пошёл на совершенно иных тонах — если Vein этак играючи подмигивали, приговаривая «Ребята, оставайтесь с нами, с нами будет весело!», то Plaistow сосредоточенно сиганули сразу в гулкую гипнотическую бездну, не тратя ни секунды на то, чтобы оглянуться и посмотреть, прыгнул ли кто-то за ними вслед. Это как если бы на сдвоенном киносеансе сразу вслед за весёлым гангстерским эпосом Гая Ричи включили бы вдруг «Космическую одиссею» Кубрика — контраст, благополучно разделяющий аудиторию ровно напополам; на тех, кому понятным образом предпочтительнее доступная лихость Ричи и Vein, и тех, кто с первых же звуков рояля Йохана Буркенеса был готов идти за Plaistow в любые глубины.

Последним — а ваш покорный слуга, признаться, из их числа — в пятницу повезло больше. Если прошлый концерт трио в Малом зале сами зрители сравнивали с путешествием на Луну, то теперь сами Plaistow как будто бы вернулись к нам из путешествий по неизведанным и немыслимым далям, где нашли, как минимум, философский камень или ещё что-то столь же действенное. Их музыка, даже знакомая с прошлого раза, как-то обострилась и налилась новой силой, причём по всем направлениям сразу — гипнотические пассажи стали ещё более гипнотическими, шумные вставки стали громче и злее, мелодические линии зазвенели пронзительнее и тоньше. Отличным примером всего это была композиция «Cube», вторая половина той самой пластинки «Lacrimosa», которая за полтора года превратилась в 20-минутный звуковой триллер небывалого накала. Не менее вытянулась вдруг и замыкавшая первую часть выступления «Boomerang» — с одной стороны, в ней Plaistow достигали в своём минималистском просветлённом лаконизме практически уровня знаменитых дум-джазовых гипнотизёров Bohren and der Club of Gore, а с другой, в середине композиции разгоняли музыку до такой яростной импровизации, что могли бы посоревноваться по громкости и накалу со многим тяжёлыми коллективами.

Выразимся так — 11 апреля на сцене Малого зала Красноярской краевой филармонии все присутствовавшие приняли и заверили на редкость убедительную заявку на лучший красноярский концерт года. Если в оставшиеся семь месяцев с хвостиком кто-то ещё вознамерится её перебить, то поверьте — выиграем от этого только мы с вами, простые красноярские зрители.

Сергей Мезенов,
видео: Ivan Pogugli, фото: Алексей Акимов

Рекомендуем почитать