>
>
>
Жечь или не жечь?

Жечь или не жечь?

16.10.2014
31

Постоянная комиссия по градостроительной политике по градостроительству и архитектуре дважды за последний месяц сняла с повестки вопрос о строительстве в Красноярске крематория. Складывается ощущение, что решение вопроса намеренно саботируется определенными депутатами. Кому на самом деле невыгодно строительство в Красноярске крематория?

Вопрос о строительстве городского крематория поднимался в Красноярске неоднократно. В частности, о его необходимости в разное время заявляли некоторые директора красноярских кладбищ и ритуальных компаний. Но дальше разговоров дело ни разу не заходило. И вот, наконец, появился инвестор, предложивший городу конкретный проект крематория и готовый за собственный счет его реализовать. Однако его инициатива встретила мощное сопротивление в том числе в лице и некоторых депутатов горсовета. Впрочем, обо всем по порядку...

Крематорий: за и против

Надо признать, что не только у городских депутатов, но и у самих горожан единодушного мнения по поводу строительства крематория нет.

Так, сторонники проекта призывают руководствоваться здравым смыслом и признать очевидное: крематорий не просто не помешает — он объективно необходим городу. Главный аргумент сторонников — невозможно бесконечно увеличивать территорию кладбищ, они и без того уже занимают огромные площади. И это действительно так: на сегодня в городе два действующих кладбища — «Шинное» и «Бадалыкское» — и их территории многократно превышают установленные нормативы. Согласно действующим СанПиНам, площадь кладбища не должна превышать 40 га, между тем, территория того же Бадалыка приближается уже к 300 га. К слову, это самый крупный погост в Сибири и второй по размерам в России (на первом месте кладбище «Северное» в Ростове-на-Дону — 360 га, занесено в Книгу рекордов Гиннеса как самое крупное в Европе). При этом в среднем за год на Бадалыке хоронят порядка 6 тыс. усопших, и существующая емкость кладбища в этом году вплотную приблизилась к заполнению. И если продолжать прирезать территорию кладбища, то у Красноярска есть все шансы в недалекой перспективе побить сомнительный рекорд Ростова-на-Дону.

При этом строительство крематория не означает, что всех усопших в обязательном порядке будут в нем сжигать. Его сторонники указывают на то, что кремация — это лишь альтернатива традиционному погребению, которая позволит значительно разгрузить городские кладбища. К примеру, по статистике, процент кремаций в городах, имеющих крематории, составляет от 45 до 70% от общего числа погребений.

В свою очередь противники строительства крематория приводят контраргументы. Основных два — «религиозный» и «экологический». Так, одни считают, что Красноярск — город православный, а кремация противоречит православным традициям погребения и поэтому недопустима. В представлении других крематорий — это что-то вроде печей концлагеря Освенцим — некая адская фабрика с дымящими трубами, которая мало того, что будет омрачать своими очертаниями облик города, так еще и «засыплет его пеплом от сожженных трупов».

Аргументы противников не выдерживают критики

Если позиция сторонников крематория хотя бы обоснована реальными нуждами города, то аргументы его противников при ближайшем рассмотрении кажутся несостоятельными. Во-первых, не будем забывать, что у нас светское государство и никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. В связи с этим, называть Красноярск православным, как минимум, неправильно. Соответственно, и отталкиваться от этого тезиса в вопросе строительства крематория ошибочно. Для окончательного успокоения приверженцев православного ритуала добавим, что в свое время еще патриарх Алексий II, а вслед за ним и патриарх Кирилл признали, что кремация не противоречит православным канонам погребения, и в настоящее время во всех крематориях России официально проводится отпевание усопших. К слову, красноярский митрополит Пантелеимон придерживается такой же позиции, и, более того, официально одобрил строительство на территории будущего Красноярского крематория погостной церкви. В конце концов, чем, к примеру, Москва, Новосибирск или Норильск менее православные, чем Красноярск? Между тем, в этих городах в настоящее время действуют крематории, так же как еще в 9 городах России.

Что касается вреда экологии и дымящих труб, то этот аргумент и вовсе не выдерживает критики, поскольку основан исключительно на незнании того, как выглядят, и как работают современные крематории. А действительность такова, что их воздействие на окружающую среду минимально по сравнению с вредом выхлопных газов автомобилей или выбросов предприятий.

По действующим технологиям кремации сжигание тела происходит в специальных двухкамерных печах при температуре порядка 900-1000° C. Любой специалист подтвердит, что при таких температурах органические вещества сгорают полностью — до углекислого газа и воды. Иными словами, в процессе кремации не образуется дым и запах, соответственно, ни о каких чадящих трубах речи не идет. Вернее, труба-то есть, но со стороны ее практически не видно. Что же касается выбросов в атмосферу, которые она производит, то суточный объем оксида углерода (CO) и двуокиси азота (NO2) от одной печи примерно соответствуют выбросам 250 легковых автомобилей экологического класса Евро 5, эксплуатируемых на бензине класса Евро 5 при пробеге 50 км в сутки.

Эстетически облик Красноярска крематорий также не испортит. Предполагается, что комплекс будет состоять из четырех сооружений: двух залов прощания на 70 и 300 мест, административного корпуса с помещениями для религиозных обрядов различных конфессий, помещения для подготовки тела к кремации и собственно крематория с двумя печами. Территория комплекса будет озеленена и обнесена трехметровым забором, который одновременно будет служить колумбарием. Кроме того, проектом предусмотрены три вида защитно-очистных устройств — для защиты атмосферы, почвы и воды от возможных вредных воздействий.

В качестве еще одного аргумента в пользу строительства крематория можно добавить, что в Праге — одной из культурных и туристических столиц Европы — крематорий стоит прямо в центре города. При этом абсолютно не омрачая его внешний облик, не портя экологию и не оскорбляя чувств верующих.

Возвращаясь к экономической целесообразности строительства крематория для города, нужно заметить, что он дает огромные преимущества по сравнению с кладбищами. Вот только основные: сокращение земельных участков, выделяемых для традиционного погребения в землю в 5-10 раз, минимизация вредного воздействия захоронений на окружающую среду и источники питьевой воды, снижение затрат населения на 25-40% на организацию погребения по сравнению с традиционными похоронами.

Вопрос завис

Один из проектов крематорияПо словам инициатора строительства красноярского крематория, предпринимателя Виктора Суровцева, впервые со своей идеей он обратился к городским властям еще в 2013 году. Он предложил внести изменения в генплан Красноярска, а именно — изменить функциональное назначение принадлежащего ему на правах долгосрочной аренды земельного участка с зоны «промышленное предприятия I-II класса вредности» на зону «леса горлесхоза, кладбища», для строительства на нем объекта «крематорий». Этот участок находится на 9 км Енисейского тракта, как раз напротив кладбища на Бадалыке. При этом предприниматель подтвердил готовность выступить и инвестором проекта.

Как признается Суровцев, предложение изначально продвигалось с трудом — трижды он получал отказ, пока сам мэр после личной встречи с предпринимателем не дал прямое распоряжение принять от него заявление о внесении изменений в Генплан. После рассмотрения проекта изменений департаментом градостроительства и архитектуры было выпущено постановление главы города о проведении публичных слушаний. Они прошли в конце июля — начале августа 2014 года в пяти районах города — Кировском, Советском, Октябрьском, Свердловском и в деревне Песчанка. Участие в них в личной явке приняли около 60 человек, причем только один высказался против строительства крематория. Однако буквально в последний день проведения слушаний в комиссию поступили 2 300 подписей от горожан, высказавшихся против проекта. Как утверждает Суровцев, подписавшимся гражданам не предоставлялось возможности высказаться за строительство крематория, поэтому в данном случае речь о выявлении общественного мнения не идет — это был конкретно сбор подписей «против». Кроме того, предприниматель уверен, это была акция, спонсированная теми лицами и организациями, которым невыгодно появление в Красноярске крематория.

— Общественному деятелю, который предоставил в комиссию по проведению слушаний подписи горожан против строительства крематория, я предложил встретиться лично, чтобы прояснить, какими мотивами он руководствовался. Однако он наотрез отказался. Отсюда я делаю вывод, что его инициатива — это отнюдь не проявление гражданской позиции, а конкретное выполнение заказа, оплаченного заинтересованными лицами, — поясняет Суровцев.

Тем не менее, комиссия рекомендовала главе города вынести проект внесения изменения в Генеральный план города на обсуждение Горсовета Красноярска. Однако и здесь у проекта нашлись ярые противники в лице некоторых депутатов. На двух последних заседаниях постоянной комиссии по градостроительной политике вопрос о крематории снимался с повестки. Как считает Суровцев, это делалось намеренно по инициативе депутатов, лоббирующих интересы определенных ритуальных компаний, монополизировавших рынок погребений в Красноярске. Их незаинтересованность в появлении городского крематория вполне очевидна — по оценке Суровцева, стоимость кремации для населения будет составлять порядка 7,5 тыс. рублей, что значительно ниже затрат на традиционные похороны. Это в свою очередь означает потерю определенной части доходов для ритуальщиков. К примеру, крематорий в Новосибирске после открытия оттянул на себя до 30% традиционных погребений.

— Естественно, что некоторые представители ритуального бизнеса сопротивляются строительству в Красноярске крематория, используя для этого все имеющиеся у них ресурсы и механизмы, в том числе административные, — отмечает Суровцев.

В то же время противники крематория продолжают задействовать и общественные силы. На днях, 10 октября, в Центральном районном суде Красноярска рассматривалось заявление о признании недействительными результатов общественных слушаний об изменении функционального назначения земельного участка, планируемого под крематорий. Истцом выступал все тот же общественный активист, который собирал подписи против строительства объекта. Однако суд его заявление отклонил.

Тем не менее, вопрос о строительстве крематория в Красноярске по-прежнему остается открытым.

Пантелеимон, Митрополит Красноярский и Ачинский
Глава Красноярской митрополии, управляющий Красноярской епархией Русской Православной Церкви

Рекомендуем почитать