>
>
>
Портрет кукушки

Портрет кукушки

02.09.2015
28
Фото: Pixabay.com

«Русская планета» выясняла, что заставляет матерей сразу после родов писать заявление об отказе от родительских прав, и можно ли помочь детям не стать сиротами при живых родителях.

Клинический случай

— Есть расхожее мнение, что чаще всего от новорожденных отказываются матери, которые абсолютно потеряны для общества, безвозвратно выпали из традиционной системы социальных связей: алкоголички, наркоманки, дамы без определенного места жительства, — говорит корреспонденту РП эксперт Фонда профилактики социального сиротства Дмитрий Огородников. — Этот стереотип справедлив, хотя и не в такой степени, как принято считать. На асоциальных матерей приходится примерно 20% отказов от детей — не так уж и много. Хотя именно такие матери могут рожать и «сдавать» государству одного ребенка за другим.

Хрестоматийная ситуация в подобном случае — у мамочки без документов прямо на улице начались роды. Кто-то из сердобольных прохожих вызвал скорую, роженицу доставили в больницу, где она произвела на свет недоношенного, истощенного ребенка. Окажется он ВИЧ-инфицированным или нет — станет понятно лишь через полтора года, когда можно будет сделать анализы. Заботиться о нем, что-то менять в своей жизни у такой матери нет ни возможности, ни желания.

— Обычно мы стараемся любыми способами помочь ребенку остаться в кровной семье, убеждаем женщин еще раз обдумать или изменить решение об отказе от ребенка. Но, честно сказать, не в этом случае, — признается в разговоре с корреспондентом РП специалист службы профилактики отказов от новорожденных Ирина Малафеева. — Если мать алкоголичка или наркоманка, то чаще всего для самого же ребенка будет лучше, если его жизнь сложится по другому сценарию — в приемной семье. Единственное, о чем мы стараемся позаботиться, — это чтобы мать не исчезла из роддома в неизвестном направлении, а правильно оформила все нужные бумаги, чтобы малыша как можно раньше удалось отдать на усыновление. Иначе он не сможет обрести новых родителей без серьезных бюрократических проблем.

Как ни удивительно, но иногда подобные матери не собираются отказываться от детей. Они полагают, что малыши смогут жить рядом с ними такой же жизнью, как они. И тогда специалистам по профилактике отказов приходится решать прямо противоположную задачу — убеждать асоциальных матерей отдать новорожденного.

Материалы по теме
Николай Щербаков: «Много приемных детей быть не должно»
История красноярской семьи, взявшей под опеку сразу трех ребят

— До сих пор не могу забыть одну женщину лет под сорок — в синяках, с испитым лицом, — рассказывает психолог центра медико-социальной помощи Ольга Никончук. — Ко мне за помощью обратились сами врачи, сказали, что она не хочет отдавать здорового мальчика, а допустить этого явно нельзя. Попросили переубедить. Мы начали разговаривать. Оказалось, что женщина живет на вокзале. Родных нет. Мужа тоже. Зато есть множество «друзей», которые всегда выручат, когда нечего выпить. Они же и о сыне помогут «позаботиться», присмотрят. Главное, чтоб зимой не замерз, если с вокзала прогонят. А так все нормально, вырастет, прокормится... Я не знала, как до нее достучаться — ничего не получалось, пока речь не зашла о ее собственном детстве. Оказалось, что эта женщина выросла в простой, любящей семье. И пока она вспоминала своих родителей, в ее лице что-то изменилось, просветлело. Она отвернулась к стене, долго молчала, а потом сказала только одно слово — «Забирайте». Все подписала и молча ушла. И, признаться, я убеждена, что эта женщина поступила правильно — может быть, последний раз в жизни. Понимаю, что это прозвучит непрофессионально, но помочь таким людям почти нереально. А их дети заслуживают шанса на другую жизнь, пусть и без кровных родителей.

Девочка с ребенком

Примерно в 20% случаев матери принимают решение отказаться от новорожденных детей из-за того, что они оказались с ребенком в полном одиночестве, безо всякой поддержки со стороны.

— Представьте себе юную выпускницу дома-интерната, выросшую без семьи, — рассказывает Ольга Никончук. — Ей катастрофически не хватает любви, душевного тепла. Ей кажется, что она сможет найти его, завязав отношения с мужчиной. Когда такая девочка узнает, что беременна, она радуется, потому что верит: у нее наконец-то появилась возможность переиграть ситуацию. Создать нормальную семью, которой у нее самой не было, воспитать детей в любви и заботе. Но, увы, эти надежды редко оправдываются. Как правило, девочка остается одна и рожает в полном одиночестве. У нее нет ни внешних, ни внутренних ресурсов, чтобы воспитать ребенка. Лучше ли ему будет, если он останется с матерью, которая не знает, как ею быть? Сложный вопрос.

Материалы по теме
«Она, пусть и приемная, но моя дочь»
История красноярской семьи, взявшей ребенка из детдома

Многие такие матери отказываются от детей, поскольку считают, что в детском доме их ребенку будет лучше. А специалисты далеко не всегда решаются их в этом переубеждать.

Гораздо легче найти оптимальный для ребенка выход из ситуации, если отказ решает написать юная мать, у которой есть родные.

Кстати, по статистике, почти половина (47 %) матерей-отказниц младше 24 лет.

— Есть два типичных случая, с которыми мы сталкиваемся регулярно, — говорит Ирина Малафеева. — Первый — девочка без образования приехала в город учиться или работать. Где-то далеко, в деревне у нее живут родители, приложившие все силы, чтобы обеспечить ей возможность построить лучшую, чем у них, жизнь. Ощутив вкус свободы, городской жизни, такая девочка вскоре беременеет, часто неизвестно от кого. Сознаться родителям, что не оправдала их надежд, она боится. А учиться или работать с ребенком на руках больше не может. Поэтому и решает от него избавиться. Иногда ситуация еще более тяжелая: нежелательный ребенок может оказаться вторым. Где-то там за старшей дочкой или сыном присматривают родители, и она боится им признаться, что снова оказалась в той же ситуации — одна, без мужа и работы, с новым ребенком.

Психологам приходится прикладывать серьезные усилия, чтобы убедить таких матерей не отказываться от новорожденного из-за боязни сказать родным правду. Объяснить им, что, скорее всего, они получат от них поддержку и помощь. Чаще всего именно так и оказывается — семья встает на сторону дочери. Хотя иногда бывает и наоборот.

— Второй распространенный случай — когда юную мать из «хорошей семьи», родившую ребенка вне брака, заставляют отказаться от новорожденного собственные родители, — продолжает Малафеева. — Она пишет отказ под давлением семьи, настаивающей, что нужно скрыть «позор» и «не портить себе всю дальнейшую жизнь». По каким-то причинам родители не успели или не сумели заставить дочь сделать аборт, и теперь они заявляют: «Придешь с ребенком — выгоним из дома». И послушная дочка не находит в себе сил, чтобы сопротивляться. Хотя, как правило, вопреки распространенному убеждению, юные матери хотят растить ребенка, они не готовы от него отказаться.

Фото: Pixabay.com

Однако таким «девочкам» крайне сложно представить, как они смогут обойтись без поддержки родных. Задача социальных работников — хоть как-то поддержать их в этот момент. Даже две пеленки и подгузник, полученные в подарок, могут переломить ситуацию, придать уверенности. А задача психологов — объяснить молодой матери, что рано или поздно семья примет и ее саму, и ее ребенка. И, конечно, ускорить этот процесс, поговорив с родными роженицы.

Иногда ребенок рискует остаться без матери из-за того, что родился в самый тяжелый для нее момент жизни.

— Если женщина только что потеряла мужа, если он погиб, то она далеко не всегда захочет воспитывать ребенка одна — ей бы самой как-то пережить случившееся, — говорит Дмитрий Огородников. — То же самое может произойти, если муж попал в тюрьму или ушел, бросив ее одну. В нашей практике было несколько случаев, когда отец ребенка бесследно исчезал за неделю до, а то и в самый день родов. Одну из женщин гражданский муж избил до полусмерти и выгнал на улицу, в чем была, на последнем месяце беременности. Шок от пережитого усугубляется послеродовой депрессией и мешает пострадавшей принять верное решение. Женщина, пребывающая в шоковом состоянии, не только не может представить себя матерью, но и вообще не понимает, как ей дальше жить.

В такой ситуации задача психологов — помочь матери справиться с шоком, примириться со случившимся, пробудить в ней заглушенное другими эмоциями материнское чувство. Не настаивать, что нужно непременно сохранить ребенка, а помочь самостоятельно принять верное решение. А координаторам и юристам нужно рассказать, на какую помощь может рассчитывать роженица, и помочь ее получить. Часто женщины просто не понимают, какими они реально обладают ресурсами. Юрист вместе с ними выясняет, как можно поправить материальное положение, решить жилищный вопрос, помогает оформить все необходимые бумаги.

«Плодить нищету»

Намного тяжелее сохранить ребенку семью, если решение отказаться от него принято совершенно осознанно. Собственно, матери он просто не нужен.

— Некоторые роженицы принимают решение отказаться от ребенка, после того как взвесят все «за» и «против». Оценив обстоятельства, они приходят к выводу, что не позволят малышу нарушить их жизненные планы, — говорит Ирина Малафеева. — «Планы» могут быть самыми разными. Одни дети становятся нежеланными из-за того, что родившая их студентка хочет окончить вуз без академического отпуска и бессонных ночей. Других матери бросают, потому что они родились не от того мужчины, с которым те хотят связать свою жизнь. Или же не выполнили задачу, ради которой их зачали — не помогли с помощью беременности удержать нужного мужчину. Третьи, по мнению матерей, помешают им сделать карьеру. Такие женщины воспринимают рождение ребенка не как самое главное событие в их жизни, а как разновидность аборта на позднем сроке беременности.

Материалы по теме
«Прощалась, глотая слёзы»
Волонтер фонда «Счастливые дети» рассказала о своей работе

Единственный способ бороться с этой категорией девушек эксперты видят в изменении отношения к беременности и к рождению ребенка во всем обществе. Решение о том, чтобы продолжить род, должно приниматься осознанно, ответственно, а отказ от него — восприниматься как ЧП, а не как норма, которую можно оправдать сложными материальными или психологическими обстоятельствами. О том, что такое возможно, говорит опыт некоторых российских национальных и этнических автономий, где статистика отказов от детей стремится к нулю.

Удивительно, но часто вполне осознанно от детей решают отказаться не матери-одиночки без профессии и копейки в кармане, а полные и вполне обеспеченные семьи. Обычно они отказываются от третьего или четвертого ребенка, а инициатором отказа выступает муж. Иногда такое решение связано с тем, что старших детей помогали воспитывать бабушки и дедушки, а к моменту рождения очередного ребенка этот ресурс оказывается уже исчерпанным. Самостоятельно же заниматься воспитанием очередного малыша у родителей желания нет, да и денег жалко.

— Таких переубедить сложнее всего, — признается Ирина Малафеева. — Из-за деформации ценностей на первый план в нашем обществе вышло материальное. Родители готовы отказаться от очередного ребенка, потому что он помешает им купить еще одну машину или отдохнуть за границей. Или же его рождение не даст в полной мере обеспечить старших детей. Когда разговариваешь с такой семьей, то чаще всего слышишь фразы «Мы многого хотим» или «Не хотим плодить нищету». Этот вывих психики нужно вправлять во всем обществе.

Большой результат за маленькие деньги

Только государство и все общество в целом может помочь еще одной категории родителей отказников — тем, кто решает расстаться с детьми из-за того, что не имеет возможности их растить.

— Большая часть детей, от которых отказываются родители, рождается в семьях, живущих на грани или за гранью бедности, — говорит Дмитрий Огородников. — Если девочке, приехавшей из деревни и родившей ребенка, помочь получить специальность, которая сможет ее прокормить, то намного меньше шансов, что она откажется от своего малыша. То же самое произойдет, если предоставить социальную гостиницу женщине, которую муж выгнал из дома.

Материалы по теме
Чем усыновление отличается от опеки?
Приемная семья и всё, что с ней связано

Опыт волонтеров говорит, что даже небольшая помощь может оказаться очень эффективной. Почти половину отказов удается предотвратить, потратив совсем небольшие средства. Причем если матери или малообеспеченной семье вовремя помочь сохранить ребенка, то в подавляющем большинстве случаев его дальнейшая судьба сложится хорошо. Не более 1% таких семей затем повторно отказываются от ребенка или же оказываются в ситуации, когда его изымают органы опеки.

— На содержание одного ребенка-отказника, попавшего в государственные учреждения, из средств бюджета тратится около 40 тыс. рублей в месяц, — резюмирует Дмитрий Огородников. — Если хотя бы половину этих денег направить на помощь матерям, которые временно не имеют материальной возможности заботиться о своем малыше, то многие из них предпочтут сохранить своих детей.

По материалам издания «Русская планета»

Рекомендуем почитать