>
>
>
Как это сделано: первый музей кукол в Красноярске

Как это сделано: первый музей кукол в Красноярске

08.02.2016
9

Не могу работать на дядю

Когда я думаю о том, с чего началась вся эта история с моим коллекционированием старинных вещей, да и вообще — с предпринимательством, то всегда вспоминаю поездку в Германию в конце 89-го года. Здесь потихоньку заканчивался Советский Союз, всё было серое и страшное, жить было сложно. А в ФРГ в декабре всё сияло — улицы, магазины, люди — все готовились к Рождеству, и это были волшебные ощущения. Сегодня нас трудно этим удивить, но тогда это было сказкой — я впервые увидела, какую красоту можно устроить вокруг себя.

Первый в Красноярске частный музей кукол

Наталья Сафонова открыла его осенью 2015 года, в коллекции представлено около 200 антикварных кукол Armand Marseille, LENCI и авторских кукол со всего мира.

Адрес: ул. Аэровокзальная, 15

Вернувшись домой, я вышла на работу (после двух декретных отпусков) в международную компанию, один из первых в Красноярске торговых домов, занимавшийся поставками зарубежных товаров. Проработав там 3 года, я поняла, что не могу работать «под кем-то». Видимо, стремление к собственному бизнесу у меня заложено в генах — помню, как я в детстве приезжала к бабушке на юг и мы собирали грибы, овощи, фрукты и ходили их продавать на рынок.

Немаловажную роль сыграло и моё увлечение рукоделием — наша семья всегда считала каждую копеечку, мама лишнего нам не покупала, даже кукол в детстве не было. Зато в школе были замечательные учителя домоводства, которые относились к нам, как к подругам. Так что, начиная с 7-8 классов, я уже обшивала себя сама — переделывала бабушкины вещи, что-то шила сама, придумывала, куда, например, пристроить красивую дедушкину пряжку с его лендлизовских штанов — это же целое богатство!

Как я стала «челноком»

В 1993 году я ушла из торгового дома и зарегистрировала своё ателье. Правда, проработало оно не очень долго — мне тогда не было еще и тридцати, организаторских способностей не хватало и успешно управлять не получалось. Друзья, занимавшиеся челночным бизнесом, позвали слетать в Эмираты — и с этого начался мой настоящий, серьезный бизнес. Закупила там кучу прекрасных тканей, пуговок и кружев, открыла павильон неподалеку от ЦУМа. Он проработал все эти годы, и лишь недавно я с ним рассталась.

Я была таким классическим челноком из 90-х — привозишь товар, за неделю продаешь, в кошелёк падают $10 тыс. и ты снова летишь за рубеж. Многие возили товар из Турции, но я ездила поначалу только в Эмираты — там было все, что мне нужно. Позднее была и Турция, и Китай, и Южная Корея, конечно.

Появились деньги — начала искать нормальное помещение для магазина. Меня поддержал муж, он всегда понимал, что мне нужен простор для реализации — купили квартиру в пятиэтажном доме в центре и в конце 1995 года открыли в Красноярске магазин «Галантерея», который в 2000 году после расширения площадей переименовали в «Город ремесел» (на перекрестке улиц Парижской Коммуны и Ленина).

Сколько стоит самая красивая кукла

Встал вопрос — как украсить магазин? Думала о пуговицах в колбах, еще каких-то европейских милых штучках и детальках. Однажды увидела, как мужики около антикварного магазина Задереева выгружают старую швейную машинку — о, как я за нее ухватилась! Потом нашла по объявлению еще одну и еще — так началась моя «швейная» коллекция. Помимо машинок собирала старые документы, открытки, инструменты для рукоделия. Еще очень нравилось и нравится всё, что связано с торговлей, мануфактурой и рекламными материалами.

Материалы по теме
Арт-итоги года в Красноярске
Мечты, провалы и немного любви

К куклам долго подступиться не могла. Вообще я уже много лет езжу в Москву раз в 2-3 месяца. Раньше это было необходимо для закупки товара для магазина — приходилось объезжать самой несколько фирм, заказывать товар, потом его забирать и отправлять домой, в Красноярск.Было тяжело, но зато самой большой наградой этих поездок было посещение Вернисажа в Измайлово. Там проходят ярмарки антиквариата, выставки народных промыслов, большие развалы товаров для рукоделия и подобных вещей. Хотя сейчас почти все, что необходимо для торговли, заказываю через интернет, все равно стараюсь, как и раньше, найти повод для поездки в Москву, чтобы вновь побродить по блошиному рынку Вернисажа.

И все это время я присматривалась к антикварным куклам — очень уж нравились, но казалось, что это дорогое удовольствие. И вот лет пять назад в Германии на блошином рынке, наконец, осмелилась на покупку старой куклы. Продавец честно мне сказала, что голова у нее старая, а тело — 50-60 годов XX века, но мне она казалась самой лучшей и красивой куклой в мире, поэтому денег не пожалела. Потом в Москве на Вернисаже купила парочку текстильных стареньких кукол середины XIX века.

Но перелом в коллекционировании у меня произошел после выставки «Арт-Красноярск» в 2013 году, где я впервые увидела и узнала, что у нас тоже умеют делать авторские куклы. Нас туда пригласили вместе с «Городом ремесел», дали одну витрину, которую мы украсили старинными куклами.

Осенью 2015 года я открыла музей кукол во втором своем магазине «Дело и забава» на ул. Аэровокзальной. Уговорила мужа сделать стеклянную витрину, чтобы достать кукол из коробок. Мы их выставили, но, к сожалению, у них пока нет описаний. Мне очень стыдно, но пока нет времени и сил, чтобы этим заняться и рассказать историю каждой куклы. А ведь там, помимо антикварных, выставлено и около 40 авторских кукол, купленных в Москве.

Музей кукол Натальи Сафоновой

«Зингер» по цене бриллиантов

Вообще я не делаю упор на какие-то определенные критерии при покупке кукол для коллекции — беру всё, что нравится. Год назад попыталась сделать перепись и поняла, что в основном они все одной фирмы — Арманд Марсель (Armand Marseille). Это самая известная фирма кукол в мире, расцвет её производства пришелся на начало XX века. Сам Арманд был выходцем из Санкт-Петербурга, в раннем возрасте его увезли в Германию, и в конце XIX века он открыл свою фирму. По популярности в кукольном мире это примерно как «Зингер» в мире швейных машинок.

Кто-то покупкой кукол занимается ради выгоды — реставрируют их и потом перепродают.

У меня же есть бизнес, он приносит доход, и кукол я покупаю для души. Хотя хотелось, конечно, может, и коттедж иметь, и машину новую, но я ставлю выше другие ценности.

Люди большую часть жизни проводят на своей работе, поэтому она должна приносить радость. И если у меня есть возможность окружить себя и коллег тем, что по-настоящему нравится — я это делаю.

Многие спрашивают — держу ли дома антикварные вещи? Ничего такого! Конечно, на заре своего собирательства я покупала старые швейные машинки по цене бриллиантов, хотя, случалось, и обманывали меня порой. Потом все перевезла в магазин. А про редкие машинки «Зингер» ходят порой такие легенды — ух! Ищут букву Z на них, думают, что у машинок внутри части из золота или редкого сплава... Но это всё байки — узнавала у экспертов. Но многие им верят — бывают случаи, когда посетители магазина откручивают у машинок детали. Очень обидно, это настоящее варварство!

В прошлом году я, наконец, вышла в своём коллекционировании кукол на международный уровень и съездила на выставки в Бельгию, Германию и Голландию. Привезла с каждой по десятку кукол. И вообще, в какой бы европейский город не приезжала, везде стараюсь посетить блошиные рынки. В Италии, например, попадаются изумительные куклы компании Ленчи (LENCI, от лат. Ludus Est Nobis Constante Industria — Игра Наш Упорный Труд) — смотрю на них с придыханием, очень нравятся. Личики у детей сделаны из шерсти, и они все с разными выражениями, как живые — насупленные, обиженные. Это целое направление, называется «характерные куклы», их делали с разными эмоциями — плачущими, смеющимися.

Как заработать на куклах

Кукольных мастеров с мировым именем в Красноярске нет, но увлеченных этим очень много. Это видно по востребованным товарам в магазине — красноярцы покупают их для изготовления кукол. И делают хорошо — с душой, авторские куклы получаются красивые. Сейчас проходит много мастер-классов по хэндмэйду, на которых говорят «вы cможете этим зарабатывать», вот они и идут за материалами к нам, шьют, пытаются делать что-то на продажу...

На Западе авторские куклы не пользуются большой популярностью. Если взять обычную кукольную выставку-продажу, то 15% ее займут антикварные куклы, 0,1% — авторские куклы, остальное — это, как ни странно, плюшевые медведи Тедди, по ним сходит с ума вся Европа. Еще пользуются спросом реплики дореволюционных русских кукол, которые изготавливают русские эмигранты в Бельгии и Голландии. А авторские куклы из глины и фарфора, делающиеся в России, в Европе не продаются совсем.

Вся «кукольная» жизнь у нас в стране сосредоточена в Москве и Санкт-Петербурге — там проходит множество выставок, работают вернисажи, где встречаются коллекционеры. На них приезжают и иностранцы, обычно немцы, которые изготавливают и привозят небольшие партии очень красивых кукол, их стоимость начинается от тысячи евро. Много кукол делают в Японии — на одной из последних выставок я у японки даже купила одну, по имени «Булочница». На вторую, увы, денег не хватило.

140 тысяч за мальчика

Сколько должны стоить редкие куклы — это очень сложный вопрос. Вот, например, одна из моих любимых кукол — мальчик в штанишках и рубашке, ее автор — легендарная Элла Смит, которая в начале XX века наладила в США выпуск игрушек по собственным чертежам. В журнале четко указана цена этой куклы — 1 дюйм (2,5 см) стоит $150, а в ней 12 дюймов. То есть, цену куклы можно посчитать ($1800 или 144 тыс. рублей по нынешнему курсу — прим. редакции). Когда муж это прочитал, то очень удивился и всё допытывался, сколько же я на самом деле за нее заплатила. Я, конечно, говорила, что не столько, а гораздо меньше (смеётся).

Но вообще у кукол цена складывается совершенно непонятным образом, я сама не понимаю этого ценообразования. Нет чётких правил, делений по годам или странам. Но для меня лично предел цены редкой или очень понравившейся мне куклы, которую я готова заплатить — это 1 тыс. евро. Хотя бывают куклы и по 5-10 тыс. евро, и даже дороже.

Всего сейчас в моей коллекции около 150 только антикварных кукол. Места в моем личном музее при магазине не так много, поэтому всё выставить и показать красноярцам, к сожалению, пока не удаётся.

Я думала о том, чтобы попробовать договориться с каким-нибудь музеем Красноярска о выделении места для экспозиции кукол. Но потом поняла, что не смогу — ведь тогда они будут где-то далеко от меня, в чужом месте. Это очень тяжело, на самом деле. Я не хочу их отпускать от себя. Мне придется заниматься этим музеем, проводить там много времени, и тогда я заброшу бизнес, который вела от и до 20 лет. Не могу себе позволить этого. Поэтому куклы живут вместе со мной, при магазине.

Хотя с таким «чутким» отношением государства к малому и среднему бизнесу может выжить только крупный. А у меня останется музей, появятся новые площади для его расширения и много времени для систематизации и описания коллекции. И это будет новая ступень в моей жизни.

Наталья Сафонова специально для интернет-газеты Newslab.ru

Рекомендуем почитать