>
>
>
Александр Мурушкин: «Отказа от угольной генерации не будет»

Александр Мурушкин: «Отказа от угольной генерации не будет»

17.05.2016
3
Александр Мурушкин
Фото: пресс-служба красноярского филиала СГК

Уже полгода в российской энергетической отрасли ведутся ожесточенные споры по поводу возможности введения «углеродного налога» и реализации проекта по созданию «безуглеродной зоны» в Восточной Сибири. Отправной точкой дискуссии послужила XXI Международная конференция по климату в Париже (COP21), где страны-участницы, в том числе Россия, договорились о снижении выбросов в атмосферу парниковых газов.

Именно после этой конференции в России прозвучала идея введения так называемого «углеродного налога» для предприятий угольной генерации — $15 за каждую тонну произведенного углекислого газа на первом этапе (до 2020 года) и $35 — на втором (до 2030 года). Еще одной идеей, высказанной по итогам парижской конференции, стало создание в Восточной Сибири «безуглеродной зоны», с отказом от производства энергии угольными станциями. Обе инициативы активно обсуждались на КЭФ-2016.

Представители угольной генерации выступили против предложенных проектов, расценив их как неприкрытую атаку на углеродную энергетику. Newslab.ru уже публиковал мнение главы одного из крупнейших российских энергетических холдингов «СГК» Михаила Кузнецова, в котором он раскритиковал идеи введения углеродного налога и создания безуглеродной зоны в Сибири.

Недавно с аналогичной критикой выступил лидер краевой профсоюзной организации энергетиков Александр Мурушкин. В тексте, опубликованном на официальном сайте организации, он описал возможные социально-экономические последствия реализации данных инициатив.

Так, по мнению Мурушкина, под благовидным предлогом борьбы за экологию и спасение природы в рамках международного климатического соглашения авторы проекта «безуглеродной зоны» преследуют исключительно свои интересы, связанные, в том числе, «с возможностью передела рынка, в ходе которого „чужие“ компании будут вынуждены его покинуть, а „правильные“ компании занять их место».

Добыча угля
Фото: vk.com/sibgenco

При этом отказ от углеводородов и обременение использующих их предприятий дополнительным «углеродным налогом» может привести к росту цен на тепловую и электроэнергию, сокращению ремонтных программ на объектах энергетики, свертыванию социальных программ на предприятиях. В то же время инвестирование средств в строительство новых мощностей гидрогенерации и атомной энергетики потребует много времени и станет серьезным финансовым бременем не только для различных бизнес-структур, но и для всех потребителей.

Нельзя забывать о социальном аспекте проблемы, отмечает Мурушкин:

«Отказ от использования углеводородов и использования ТЭЦ и ГРЭС приведет к массовым сокращениям работников в энергетике, в угольной промышленности. В итоге не сложно построить логическую цепочку и спрогнозировать такие негативные последствия, как рост социальных расходов краевого бюджета, рост задолженности населения края перед ЖКХ и кредитными организациями, всплеск криминогенной обстановки и т. д.»

Newslab.ru попросил Александра Мурушкина подробнее прокомментировать его позицию по актуальной для энергетики теме.

Александр Владимирович, когда темы введения «углеродного налога» и создания «безуглеродной зоны» встали на повестку дня профсоюзной организации, и было ли это неожиданностью для вас?

Что касается самой идеи создания «безуглеродной зоны» в Восточной Сибири, то мы всегда спокойно относились к ее обсуждению, поскольку в средней и даже долгосрочной перспективе возможность ее реализации была маловероятна. Наши прежние губернаторы Александр Хлопонин и Лев Кузнецов, а также действующий губернатор Виктор Толоконский четко обозначали свою позицию в части невозможности полного ухода от использования углеводородов, от использования ТЭЦ. Прежде всего потому, что ТЭЦ — это предприятия комбинированной выработки, конечной продукцией которых является и тепло, и электроэнергия.

Красноярская ТЭЦ-2
Фото: sibgenco.ru

Замены данным станциям (в большей степени по выработке теплоносителя) на сегодня в крае нет. Попытки заместить этот источник мощностями других генераций — атомной, газовой или ГЭС — будут означать громадные финансовые затраты.

В связи с этим, риск отказа от использования ТЭЦ и ГРЭС в обозримом будущем минимален. Кстати, буквально на днях, состоялась встреча с губернатором Красноярского края, на которой мне удалось задать ему этот вопрос. В своем ответе он подтвердил, что отказа от угольной генерации не предвидится. В среднесрочной перспективе рассматривается возможность газификации краевого центра, но исключительно в целях реализации возможностей дальнейшего развития города.

Иная ситуация с так называемым «углеродным налогом». Эта инициатива действительно стала для нас неожиданной, и именно она сейчас вызывает наибольшее беспокойство. Если с введением этого налога государство не учтет его в тарифных решениях предприятий электроэнергетики, увеличится финансовая нагрузка на предприятия в рамках ранее утвержденных тарифов, что может привести к сокращениям работников, урезанию социальных и инвестиционных программ, и стагнации отрасли.

Вы принципиально против введения «углеродного налога» или вас не устраивает его размер, предлагаемый сейчас?

Дело не в этом. Лично я нисколько не против борьбы за экологию и защиты окружающей среды. Считаю, что, как и при решении любой проблемы, к данному вопросу также необходим взвешенный поход, учитывающий баланс интересов всех участников, вовлеченных в его реализацию. Если же вся суть решения вопроса борьбы с глобальным потеплением и выбросами парниковых газов свелась только к введению дополнительного налога, то это ни что иное, как попытка изменить баланс сил на российском энергетическом рынке, прикрываемая заботой об экологии в рамках международного соглашения.

Красноярская ТЭЦ-3
Фото: vk.com/sibgenco

Считаете ли вы допустимым создание в Сибири «безуглеродной зоны» хотя бы в какой-либо перспективе?

Я считаю, что вопрос нужно ставить не об отказе от того или иного вида генерации, а о целесообразности его применения в каждом конкретном случае. К примеру, возьмем гидрогенерацию: одно из ее преимуществ — восполняемые ресурсы. Однако уже второй год подряд из-за маловодности рек ГЭС в Сибири снижают выработку электроэнергии. Соответственно, недостающие мощности нужно чем-то восполнять, и сейчас эту дополнительную нагрузку взяли на себя именно ТЭЦ и ГРЭС — предприятия угольной генерации, которые нам предлагают закрыть.

Развитие одного вида генерации не означает отказа от другого. Как рассказал наш Губернатор Виктор Толоконский, в Новосибирске пошли именно по этому пути: город газифицирован, но и от ТЭЦ там не отказались.

Со стороны противников звучат претензии в отношении технологий, применяемых угольной генерацией, что они не новые и не отвечают современным стандартам экологичности.

Конечно, рациональное зерно в этих претензиях есть. И модернизировать технологию производства с повышением показателей «экологичности» нужно. И это делается, но требуется достаточно и денег, и времени. С другой стороны, обвинять во всех экологических бедах углеродную энергетику — это лукавство. Посмотрите на Красноярск — в городе практически постоянный режим «черного неба», между тем, это уже давно не тот промышленный город, каким был когда-то.

Красноярская ТЭЦ-1
Фото: sibgenco.ru

Большая часть крупных предприятий многие годы у нас уже не работают, а ТЭЦ сейчас оснащены таким очистным оборудованием, которого в помине не было во времена индустриального подъема. Так что, может быть, стоит обращать внимание на все источники экологической опасности. Точно нельзя упускать из вида то, что в городе за последние десятилетия многократно увеличилось количество общественного и личного транспорта.

Профсоюз уже продумывает план действий на тот случай, если все-таки будет происходить замещение угольной генерации? Или вы вообще не рассматриваете такой сценарий?

В данном случае мы не можем работать на опережение событий и сами «раскачивать лодку». А пока мы стучимся во все двери, предупреждаем о возможных последствиях возникших планов. Хотя, повторюсь, отказа от угольной генерации мы не ожидаем. Надеемся, что благоразумие все-таки возобладает, потому что слишком уж высока цена закрытия ТЭЦ и ГРЭС. Это ведь будет удар не только по энергетикам, но и по добывающей отрасли. В то же время у нас в Сибири есть целые регионы, которые полностью зависят от добычи угля — та же Кемеровская область. При упадке угледобывающей отрасли такие территории станут глубоко дотационными и мало пригодными для дальнейшего проживания.

Хлопонин Александр Геннадиевич
Глава совета директоров компании «Интергео»
Кузнецов Лев Владимирович
Член совета директоров компании «Интергео»
Толоконский Виктор Александрович
Экс-губернатор Красноярского края

Рекомендуем почитать