>
>
>
«Парни не должны видеть, как рядом девушек стригут»: истории красноярского барбера

«Парни не должны видеть, как рядом девушек стригут»: истории красноярского барбера

19.06.2018
25

Старт не с той стороны или как все начиналось

Евгений Огнев

В 17 лет я пошел учиться на повара, потому что был уверен, моё призвание — кулинар, с детства любил готовить. Первой работой был бар, как бы его получше описать... В общем, круто по меркам Минусинска, но слишком злачно для Красноярска. Конечно, делал не только гренки к пиву. Но в какой-то момент понял, что готовить под заказ — это не мое (не хочу я сейчас винегрет, хочу готовить мясо по-купечески). Да и меню ставило рамки. В общем, проработал там меньше года и ушел. Решил, что дальше буду готовить только для семьи.

Вам на следующей выходить!

Всегда знал, что буду работать с людьми — после бара я устроился на железную дорогу проводником. На новой работе были другие правила: не выполнишь норму по сменам — наругают, перевыполнишь — оплатят, но рано или поздно заставят отгулять. Вот там я «хапнул» разнообразия на годы вперед. Часто выходил между сменами (то есть нарушал распорядок), но не из-за денег, просто нравилось.

Ездил на фирменном поезде «Саяны», маршрут Абакан-Москва. Чтобы туда попасть, окончил Дортехшколу в Абакане. С начальником поезда я общаюсь до сих пор, удивительный человек. Во время поездок он по радио рассказывал пассажирам историю каждой станции, в итоге даже написал целую книгу.

Моя первая стрижка

Как сейчас помню — май, жара, частный дом в Минусинске, впереди — длинный отпуск на «железке». Вдруг позвонил товарищ и рассказал, что собрался постричься, но до парикмахеской не дошел — вчера знатно погулял и все истратил. И он не придумал ничего лучше, чем попросить меня его подстричь: «Главное, чтобы жена заметила изменения».

Дальше как в басне: «на ту беду лиса близехонько бежала...». Только не на беду, конечно. В общем, нас заметили, так как «парикмахерскую» мы развернули прямо во дворе. Приехала моя подруга и ее мама. Они подумали, что друга кто-то нарочно «обкорнал». А прическа, на секундочку, была «под Диму Билана». Но когда мама подруги узнала, что это мой первый опыт, предложила поработать летом у нее в салоне младшим парикмахером: «там поднатаскают».

Салон был из тех, что мы сейчас называем «унисекс», а по факту — самая типичная провинциальная парикмахерская. «Светлана», «Елена» — ну, вы поняли. Эта называлась «Яна». Два месяца я работал в режиме «принеси, подай, помоги». По вечерам пробовал стричь. После этих двух месяцев понял, что не всё это не серьезно как-то, нужно учиться. Поехал в Новосибирск на курсы от международной школы Pivot Point. Отпуск закончился, но на железку я больше не вернулся.

Самый депрессивный Новый год

В 2009 году я переехал в Красноярск, так как перспектив развития в моем родном Минусинске не было. С тех пор я за пять лет поменял дюжину салонов. Порой уходил на смену и не знал, смогу ли заработать на обратную дорогу. Приходилось пешком топать с Копылова до Взлетки в лютый мороз.

Однажды я три месяца я жил подвале салона в центре города. Хозяин был не против: мне не на что было снимать квартиру, я стриг и... заодно сторожил. Там же встретил свой первый Новый год в Красноярске. Друзей завести не успел, в кармане всего 300 рублей. В честь праздника купил бутылку пива. До сих пор помню настроение тогда — это был мой самый депрессивный Новый год.

Я понимал, что дела идут не очень, но мне по-прежнему не хватало опыта и знаний. Какие салоны считаются крутыми, а какие стоит обходить стороной, мне никто не рассказывал, приходилось узнавать самому. Цель родилась в поиске. Только спустя годы работы в разных парикмахерских я понял, что хочу сосредоточиться на мужских стрижках. В 2013-м мечтал попасть в первый в городе «элитный» салон «Онегин», где делали модельные стрижки. Когда рискнул, меня взяли с первого раза. Кстати, это был первый салон в Красноярске, где делали стильные мужские стрижки.

Как я открыл свой барбершоп

Последние три года — с 2014 по 2017 — я работал в Bad Boys barbershop, и именно там стал настоящим барбером. Открыть свой салон мечтал давно, но все как-то откладывал. Всерьез занялся вопросом, когда узнал, что скоро стану отцом. Денег не было, а серьезные планы держались на плаву только благодаря поддержке любимой девушки.

Евгений с семьей

Я до сих пор благодарен ребятам из Bad Boys barbershop за то, что помогли мне по-настоящему погрузиться в это дело, без которого мне уже невозможно представить свою жизнь. Но отступать было нельзя. Я объявил, что ухожу. Двое коллег ушли вместе со мной, в прямом смысле — в никуда. Они точно не знали, получится или не получится открыть салон, но доверились мне.

Сбережений хватило только на покупку кресла для стрижки и мойки. А ведь нужно было еще снять помещение, сделать ремонт и запустить бизнес. Я продал машину и снова пересел на автобус, как в старые добрые времена. Окупился бизнес совсем недавно, через полгода после старта.

Работать на себя, конечно, приятнее, но есть и новая сторона, с которой я раньше не сталкивался. Прежде я мог все заработанные за день деньги спустить вечером на развлечения, теперь всё не так. Приходится думать не только о себе, но и о ребятах в команде. Да, именно так, мы — не коллектив, а команда.

Недавно у нас в салоне к брутальным мужским разговорам добавились «детские» темы — в какой бассейн записать грудничка, какие памперсы безопаснее. Концепция салона еще в работе, но хочется тут видеть педантичную Англию с щепоткой бунтарства. Оттуда и название Bronson — в честь британского заключенного, который прославился своим строптивым характером и беспределом — в тюрьме он набедокурил больше, чем на свободе.

У меня сейчас 10-12 клиентов в день, стремлюсь, чтобы у моих ребят было не меньше работы, а, значит, и заработка.

Почему мужики стригут только мужиков?

Барбер — мужской мастер. Понимаете, у барбершопа есть марка, парни не должны видеть, как в соседнем кресле девушку стригут, иначе — какой смысл идти в мужской салон?

Чисто технически девушек стричь даже проще, на длинных волосах огрехи менее видны. А вот морально — конечно, ГОРАЗДО сложнее.

Представители прекрасной половины человечества, сами о том не задумываясь, могут вывернуть на тебя все свои психологические проблемы под грифом «накипело» за полтора часа стрижки. Не всегда, но очень часто помочь сидящей перед тобой девушке не получается, ведь нужно долго разбираться в ситуации и деталях. Чувствуешь себя после такого «сеанса» немного опустошенным от её откровений. Дамы, это я не в обиду, а на заметку :)

Мужики общаются на отвлеченные и, в то же время, самые конкретные темы: машины, девушки, хобби, спорт (вот тут нужно быть очень осторожным — к примеру, не все болеют за «Барселону»!), хороший алкоголь. Находишь единомышленников, наполняешься энергией. Проходит время, и вы уже приятели: парни заходят в салон, не потому что месяц прошел и пора делать коррекцию стрижки, а просто охота «перетереть» за жизнь и порезаться в Playstation.

При этом у мужиков тоже могут быть личные проблемы, но ими не принято делиться с мастером.

Конечно, бывает, душа наизнанку выворачивается сама. Как-то пришел мужчина лет 40, говорит: «Брей меня налысо». А у него шевелюра с такой благородной проседью. Давайте, говорю, я немного оставлю, хотя бы под 0,3, вам идет очень. А он отвечает: «Нет, убирай все, у меня операция завтра». Дальше мы молчали. Комок в горле всю стрижку стоял.

Мой инструмент!

У парикмахеров есть негласное правило — своими инструментами не делиться. На то есть как минимум одна причина. У ножниц очень мягкий, «нежный» метал. Даже если кто-то возьмет их попользоваться без спроса, или, о, ужас, подстрижет по незнанию не волосы, а метлу (бывало и такое) — хозяин заметит это сразу. Без справедливого возмездия тут не обойтись, вам «прилетит» даже от самого доброго барбера! И его можно будет понять — хорошие ножницы стоят несколько тысяч рублей. Свои первые я купил за 800 рублей. В начале 2000-х это был достойный инструмент, не «вау», но и над ними можно было трястись, как над любимой девушкой.

Рабочие инструменты

Несмотря на трепетное отношение к рабочим инструментам, есть и другая сторона медали — опытный барбер часто дарит старые инструменты, которыми уже не пользуется, своему стажеру. Ему они уже не нужны, а новичок еще не скоро заработает на приличные ножницы или машинку. Я свои ножницы тоже дарил.

Хардкор не в татуировках

Есть мнение, что барбер — натура брутальная. Обычно это выражается в музыкальном вкусе, стиле одежды, дерзком поведении, картинках из соцсетей. Но чаще всего барбер ассоциируется с татуировками. За всех говорить не буду, но для кого-то они действительно часть образа.

Лично я был панком до 20 лет. Поэтому мои татуировки — это просто что-то «свое», не украшение и не имидж. Каждая пережита годами. Первую мне набил товарищ в 18 лет. Он хорошо рисовал и мечтал стать татуировщиком. Я тогда встал и расставил руки как звезда: «Давай, я твое полотно». Татуировщиком он в итоге стал и даже уехал работать в Польшу.

Ошибаться можно, только если это не Fade

Жизнь строится из мелочей, и я до этих мелочей очень хваткий. Кстати, такую черту как «дотошность», замечаю часто у барберов. Но случаются и оплошности, как в любой профессии. Помню, когда только начинал стричь, было сложно сразу «прочитать» клиента. Однажды девушка от меня выбежала в слезах. Я тогда даже не понял, что случилось. Оказалось, что подстриг я ее отлично, а вот укладку сделал «не ту, что она представляла». И ведь не сказала даже, просто зарыдала и убежала. Бывает и такое.

Если включить философа, то вот вам на языке барбера финалочка: «Совершенствоваться можно бесконечно, как и ошибаться (только если это не Fade*

*Fade (Фейд) — популярная мужская стрижка с плавным теневым переходом длины.

Беседовала Анастасия Щепетова специально для интернет-газеты Newslab.ru,
фото из личного архива Евгения

Рекомендуем почитать