>
>
>
«Наши самые пессимистичные прогнозы не оправдались»: Александр Усс о последствиях коронавируса для Красноярского края

«Наши самые пессимистичные прогнозы не оправдались»: Александр Усс о последствиях коронавируса для Красноярского края

21.09.2020
0
Фото: krskstate.ru

Александр Викторович, Красноярский край совсем недавно перешел на третий этап снятия коронавирусных ограничений. До этого мы почти полгода жили в довольно непростых условиях. Если сейчас смотреть на ситуацию, как вы считаете, оказались ли принятые меры оправданы?

Шесть месяцев — это, действительно, большое испытание. По моим ощущениям, эти месяцы будто растянулись в годы. Но замечу, что мы оказались одними из первых в Сибири, кому дали право перейти к третьему этапу снятия ограничений. Это произошло благодаря тому, что ситуация с заболеваемостью в нашем регионе была и остается контролируемой. Не исключаю, что в будущем возможны вспышки и шаги назад, но самый сложный этап мы прошли и теперь точно знаем, как работать в такой ситуации. Это был период накопления опыта.

Насколько себя оправдали принятые меры, сказать пока трудно. Как известно, история сослагательного наклонения не знает. Но я часто задумываюсь над тем, а что было сделано неверно. И на мой взгляд, все основные решения оказались своевременными и четкими, хоть и принимались они в непростой ситуации, когда приходилось много сомневаться, но быстро определяться с дальнейшими действиями.

Что оказалось самым сложным в борьбе с распространением инфекции?

Основная сложность в том, что наш край в принципе уязвим в условиях коронавируса, что связано с несколькими факторами. Во-первых, мы столкнулись с большим количеством въехавших из-за рубежа красноярцев. По этому показателю мы входили в первую десятку регионов. Во-вторых, у нас большое количество вахтовиков. 25 тысяч человек в крае работают в условиях вахты, которые всячески способствуют распространению инфекции.

Третий момент связан с географией нашего края. У нас огромный регион, в котором есть множество отдаленных населенных пунктов, где отсутствуют технические и кадровые возможности для оказания медицинской помощи в такой напряженной ситуации. Комплекс из этих трёх факторов предопределил нашу уязвимость, но всё же мы справились.

Если говорить предметно, то благодаря чему удалось справиться?

Я могу перечислить три принципиальных решения, которые дали основной результат, и первое из них — раннее введение запретительных мер. Отлично помню, как в начальный период распространения инфекции приехал в Москву и вечером 15 марта увидел абсолютно пустую столицу. Я оперативно позвонил председателю правительства края Юрию Лапшину и продиктовал целый набор мер, которые нам тоже необходимо принять, включая самоизоляцию. Поэтому в этой части мы опередили многие регионы.

Помню, как мне задавали вопросы: «Неужели мы концерты все отменяем? Билеты ведь проданы». Говорю: «Отменяем». И я благодарен красноярцам за то, что они встретили это с пониманием.

Второй важный момент это длинные выходные, которые были приняты в соответствии с указом президента и федерального правительства. А третий решающий фактор связан непосредственно с нашим организационным решением. Когда пандемия только началась, ни у кого не было понимания, как работать с теми, кто инфицирован. Поэтому мы создали аналитический центр, который изучал опыт государств, уже вступивших в активную фазу пандемии.

Благодаря работе этого центра мы пришли к пониманию, что те страны, которые успешно справляются с болезнью, стремятся держать большой запас коечного фонда, а 50% всех заболевших там, кому не требуется интенсивная терапия, лечатся амбулаторно. Нам пришлось выдержать немало дискуссий, но мы пошли таким же путем. В больничную палату — только если температура, кашель, осложнения, а пациенты с бессимптомным течением болезни оставались лечиться дома. Это был определенный риск, но благодаря этому мы смогли не допустить переполнения инфекционных палат и параллизации работы сферы медицины.

К позитивным решениям такого же плана я бы отнес разрешение на работу нашим крупным предприятиям, что позволило удержать экономику на хорошем уровне. Но при этом были введены жесткие требования относительно соблюдения санитарно-эпидемиологических мер. И сейчас я не могу не сказать слова благодарности своим коллегам в районах края, руководителям производств, которые строго следовали указаниям, чтобы оградить людей от инфекции. И, конечно, спасибо медикам, которые стояли на передовой борьбы с пандемией!

Всё-таки пока в крае продолжают фиксироваться случаи заражения, и регион по-прежнему остается в десятке субъектов с самым высоким показателем заболеваемости. Смертность тоже довольно высокая...

Статистика в данном случае — вещь условная. Край находится в первой десятке по количеству именно выявленных инфицированных, поскольку мы в разы опережаем многие регионы по количеству тестов. То есть чем больше тестируешь, тем больше выявляешь. То же самое касается статистики смертности. Значительная часть людей, которых не удается спасти, имеет сопутствующие заболевания, и конечный вывод о причинах летального исхода в каждом конкретном случае, как и общие цифры по смертности, зависит от подходов к так называемому кодированию причин смерти.

Но всё-таки главный принцип в борьбе с эпидемией — правда и только правда, и мы душой никогда не кривили. И дело не в отсутствии квалифицированной медпомощи — у нас она, напротив, на очень хорошем уровне.

Фото: krskstate.ru

Изменились ли у края планы по развитию медицины из-за ситуации с коронавирусом?

Край в этих условиях уже достаточно серьезно подтянул свое техническое обеспечение, особенно в части технологий лечения лёгочных заболеваний. Хоть волна пандемии и пойдет на спад, но думаю, нам в любом случае это пригодится. Кроме того, у нас появляются новые медицинские учреждения, в частности завершается строительство инфекционных госпиталей в Ачинске и Богучанах. Помимо этого, мы подготовили краевую программу развития инфекционных отделений. В ближайшие три года откроются и отремонтируются более 20 инфекционных подразделений.

Также мы стали эффективнее использовать и развивать санавиацию. Ну, и не стоит забывать о колоссальном опыте, который приобрели наши медики. Это и связи с коллегами из других регионов и стран, и новые подходы к лечению, и освоение технологий. Всё это возможно применять при лечении не только ковида, но и прочих заболеваний.

К слову, мы ожидаем, что до нового года система оказания плановой медпомощи будет полностью восстановлена и начнет работать в прежнем режиме.

Готовится ли край ко второй волне коронавируса?

Осень у нас в принципе связана с ростом заболеваемости гриппом и ОРВИ, и не исключено, что нынешний сезон может быть осложнен обострением ситуации по коронавирусу. Поэтому край начал подготовку к этому периоду более месяца назад. Мы будем активно заниматься вакцинацией против гриппа, а также предусматриваем ряд организационных мер, в том числе разделение потоков инфицированных коронавирусом и тех, кто страдает от обычного гриппа.

Давайте поговорим о финансовых последствиях пандемии. Многие краевые предприятия получили налоговые льготы. Сколько на этом потерял краевой бюджет?

Оказввая помощь предприятиям и людям, краевой бюджет ничего не потерял. Эти финансовые средства пошли исключительно на пользу. Что касается доходов бюджета, то наши самые пессимистичные прогнозы, к счастью, не оправдались. Когда краевые предприятия стояли, то специалисты финансового блока правительства края предсказывали, что край потеряет до 25% своих доходов, и это был бы очень серьезный удар. По факту недополученные доходы исчисляются где-то в пределах 10 млрд рублей. Это потери со стороны общественного питания, малого и среднего бизнеса, гостиниц, транспорта, а также потери, не связанные с пандемией и обусловленные падением цен на нефть. Мы получали от нефтяного сектора до 35 млрд рублей в год, но теперь эти доходы сократились.

Материалы по теме

Что касается дополнительных расходов, то край выделил на поддержку жилищно-коммунального хозяйства порядка 4,5 млрд рублей. Кроме того, мы предусмотрели дополнительное финансирование для жителей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Увеличились пособия по безработице, выплаты многодетным и т.д. В общей сложности на это потребовалось где-то 3,5 млрд рублей.

Таким образом, 10 млрд рублей — это недополученные доходы и порядка 8 млрд — то, что выделено дополнительно. Но повторюсь, что это деньги, вложенные в наши предприятия, в наших людей.

Тем не менее, средства взяты из бюджета. Не скажется ли это на реализации соцпрограмм, ремонтах, строительстве новых объектов?

Я напомню, что предыдущий год у нас был очень успешным в финансовом отношении. Пожалуй, даже самым успешным за всю новейшую историю. Мы получили дополнительно 40 млрд рублей доходов, а госдолг сократили на 22 млрд рублей. Это позволяет в текущей ситуации занять у государства потерянные из-за пандемии 10 млрд рублей. Эта сумма для края сейчас вполне посильная. Мы уже внесли в Законодательное собрание корректировку бюджета, в которой учитывается этот займ.

При этом в корректировке речь идет о финансировании целого ряда направлений. В том числе, 500 млн рублей пойдет на дополнительное лекарственное обеспечение, 200 млн — на развитие санавиации. Также мы продолжим решать насущные проблемы, в том числе выделим еще 300 млн на решение проблемы обманутых дольщиков.

Резюмируя, скажу, что в работе над бюджетом следующего года мы не видим существенных финансовых рисков. Край будет выполнять все свои обязательства. Мы будем развиваться, мы будем строить, мы будем жить!

Интернет-газета Newslab

Рекомендуем почитать