>
>
>
«Одна дама отказалась сходить на берег — испугал быт сибиряков»: как я этим летом работала на теплоходе «Максим Горький»

«Одна дама отказалась сходить на берег — испугал быт сибиряков»: как я этим летом работала на теплоходе «Максим Горький»

22.12.2020
33
Виктория Рефас
Фото: Андрей Тонких

«Работу на теплоходе предложил знакомый»

В феврале 2020 мне позвонил мой одноклассник, который как-то был связан с организаторами тура, и рассказал о том, что у нас планируются вот такие турпоездки и нужны лекторы, которые будут рассказывать о Красноярском крае, путешествиях, достопримечательностях. Там планировалось несколько направлений — история, этнография, биология и т.д. Он спросил разрешения дать мой номер телефона, на что я согласилась.

Теплоход «Максим Горький»

Я как раз на тот момент потеряла работу (трудилась в цветочном салоне, но из-за пандемии нас всех сократили). После этого мне позвонили и пригласили на собеседование. Было достаточно много кандидатов, некоторые из Красноярска. В основном, все рекомендованные — кого-то рекомендовало Агентство по туризму, кто-то был работником музея и т. п. Собеседование я прошла успешно и со мной заключили договор.

Сезон в этом году был короткий, и нас в этот период работало шестеро — в основном вузовские преподаватели, но не со скучными лекциями, а с довольно интересной подачей, я сама с удовольствием слушала.

У меня было два длинных рейса — Красноярск — Дудинка — Красноярск (23 дня), и четыре коротких — до Енисейска и обратно.

Отдых и немного работы

В мои обязанности входила подготовка лекций — их нужно было согласовать с другими лекторами: я рассказывала про судоходство на Енисее, читала на тему «Люди Приенисейской Сибири», про аномальные места и «Самые-Самые Приенисейской Сибири». Нужно было прочитать одну лекцию в 2-3 дня на длинных маршрутах.

Кроме лекций, я должна была отвечать на вопросы туристов по теме. Например, туристы высадились где-то, появились вопросы по теме, подошли, спросили — я им могу рассказать. Также до начала круиза я делала аудиогид, который бы использовался в дневных турах. Сопровождение экскурсий все делали на местах.

Почти вся команда жила на корабле, схода на берег там практически не было. Так как я живу в Красноярске, я уходила домой между рейсами — это примерно 2,5 дня пересменок. Туристы в это время посещали разные места в городе, мне там быть незачем, я в это время была дома. Потом, когда я приходила на корабль, я сдавала анализы, меня проверяли на ковид, и я заступала.

Для лекторов условия проживания были такие же, как для гостей. Мы жили по одному; естественно, в каютах «стандарт» или «делюкс». Так же жили директор, руководящий состав, бухгалтер, художник, фотографы. То есть все, кто работали с туристами в контакте — все условия были, как для пассажиров: то же питание, те же услуги.

Мы должны были быть всегда доступны для отдыхающих, чтобы они могли к нам обращаться в случае необходимости.

Заработок для лекторов по красноярским меркам был хороший, по московским, конечно, наверное, не очень. Но мои коллеги сказали, что за 23 дня работы они получили больше, чем за месяц там. Я получила нормально, учитывая, что занятость была небольшая, и что я вдобавок путешествовала и смотрела интересные места.

Не просто круиз, а экспедиция

Изначально этот круиз заявлялся как экспедиция. То есть это не просто развлечения — выпить, отдохнуть, попеть в караоке. Были экспедиционные вылазки, экскурсионные программы, зеленые стоянки и т. д. То есть акцент делался на просветительскую деятельность — были и лекции, и мастер-классы, был художник, обучение пению. Да, было СПА, пилатес, йога, но это было не главным. Программа была очень насыщенной, люди были постоянно заняты чем-то.

Гости очень разные — что называется, от пионера до пенсионера. Конечно, все они состоятельные. В одном рейсе были семьи даже с гувернерами, с нянями, которым они оплачивали поездку. Один раз был гувернер-француз, который смотрел за детьми.

Было очень много преподавателей, научных работников — конечно, из западной части России. Были бизнесмены, владельцы компаний каких-то. Было много людей с Дальнего Востока. Самые близкие к нам пункты — это Чита, Екатеринбург, были из Красноярска, из Абакана, но немного. Многие туристы давно работали с этой компанией-перевозчиком и брали у них какие-то другие круизы. Конечно, большинство из них никогда не были в Красноярском крае, но решили попробовать, хотя цены были выше, чем на путешествия по другим рекам.

Для многих это была реально экзотика — хотя бы то, что ты идешь несколько дней, а у тебя нет связи. Сначала людей это пугало. Мы приезжаем в деревню Бахта, а там нет ни телефонов, ни интернета. Очень многих шокировало, что люди здесь могут жить и даже вести какое-то хозяйство. Некоторые просто не могли поверить, что так можно жить.

Одна дама (довольно почтенного возраста) после высадки в Галанино сказала, что больше не сойдет с корабля. Ее поразило, конечно, то, «как ужасно живут люди» (хотя по меркам сибирской деревни Галанино очень даже зажиточное село). А отойди 200 км от Москвы — и будет то же самое, но они, конечно, не видят этого — незачем.

«Всё люкс!»

В принципе, всё везде выглядело цивильно. На местах работали экскурсоводы. Да, не везде люди были готовы к таким туристам — в некоторых местах работники музеев не ожидали вопросов, не умели работать со взрослыми посетителями, где-то читали по бумажке, несмотря на то, что сами музеи классные, с шикарными экспозициями.

Материалы по теме

Я ни от кого не слышала, чтобы люди сожалели о том, что выбрали именно этот тур. Да, были частности — мало времени на Плато Путорана, или не очень интересные экскурсии, или еще что-то, но общее впечатление было только положительным.

В целом, отношение к персоналу было очень уважительное и лояльное. Но, конечно, и требования были, с которыми не все согласились работать. Например, сложно было набрать горничных в Красноярске, которые могли бы работать на уровне 5-звездочного отеля. При этом они сами отказывались, потому что работа здесь тяжелее и ответственность другая.

Еда и пребывание устроило всех. Для меня это вообще был первый опыт в жизни, когда я жила в таких условиях. Я много путешествую, но обычно живу в хостелах, в палатках, на базах. Мне, конечно, сложно сравнивать с тем, как обычно устроены такие туры, но это было роскошно — блюда сибирской кухни, отличная сервировка, дорогие вина. Отдельно был ресторан «Улов дня», где всё готовили из рыбы. Всё это было для туристов и для лекторов, а как питалась команда, я, честно говоря, не знаю, но проживание и питание у них отличались.

Если пригласят — я обязательно поеду, уже есть предложения на будущий год. Так что ничего не планирую на время заездов!

Беседовала Валя Котляр специально для Newslab,
фотографии предоставлены героиней материала

Рекомендуем почитать