>
>
>
«Скоро схвачусь за голову и пойду искать новую работу»: как обычные красноярцы переживают кризис

«Скоро схвачусь за голову и пойду искать новую работу»: как обычные красноярцы переживают кризис

07.04.2022
83
Красноярцы спешат на работу... Возможно, уже не на такую перспективную

«„Сахарные баталии“ меня убивают»

Екатерина, учительница русского языка и литературы. Работает в одной из красноярских школ.

Если честно, кризис пока что не сильно ударил по работе в школе. Бумага действительно подорожала, но всю канцелярию закупают родители. Доступ к ресурсам в интернете в нашей школе и раньше был ограничен, но это решение администрации: у нас работают основные сайты — электронного журнала и рабочей почты. Что касается зарплат, то у меня есть классное руководство, плюс стимулирующие выплаты выросли аж в четыре раза (но в условиях труда учителей это не огромные суммы, конечно же).

Классные часы на тему сегодняшней непростой обстановки в мире — дело добровольное. Во все (насколько мне известно) красноярские школы «пришли» патриотические фильмы, которые нужно показывать детям и затем обсуждать их. Я этого не делала, потому что просто не представляю, как можно политические события обсуждать со школьниками. Эти меры патриотического воспитания, если так можно выразиться, носят рекомендательный характер — меня на работе никто не наказал за то, что я не провела такой классный час.

Школьники относятся к мировым событиям очень спокойно, большинство даже не понимают, что происходит за границами России. Одни делают удивленный вид, когда слышат какие-то новости от одноклассников, а другие — стараются перевести все в шутку.

Что до бытовых вопросов... Конечно, цены подскочили, я это заметила. Но лично я не сею панику, не скупаю всё тоннами. Беру все необходимые продукты как обычно — пока что денег хватает на всё, как и раньше. Цены заметно выросли в павильонах, в ларьке возле дома некоторые товары подорожали в несколько раз. В крупных сетях я таких «схем» не замечала. А «сахарные баталии» меня просто убивают, я сахар в чистом виде не ем вообще, поэтому и покупаю его редко, но вижу, что полки с сахаром — пустые, и не в одном магазине. Хотя ассортимент многих продуктов стал в разы беднее.

Например, я не могу найти рядом с домом средства женской гигиены. И это меня как женщину как минимум огорчает. А еще — сильно подорожала косметика. Перестали продавать мою любимую тушь, я купила недавно последнюю в одном из красноярских магазинов, и продавец сказала, что пока поставок не ожидается.

Также поднялись цены на курсы повышения квалификации в сфере образования. Я должна на них ходить, чтобы проще было пройти аттестацию (каждые три года) — нужно доказать, что ты постоянно самообразовываешься. Вообще, по сути, важны сертификаты и дипломы, которые ты вкладываешь в свое портфолио. Государственные программы повышения квалификации у меня не вызывают сильного интереса — они зачастую о работе с детьми с ОВЗ. И такие программы оплачивает сама школа. У меня в сфере инклюзивного образования достаточное количество опыта, поэтому проходить частные курсы интереснее. Но это платно, и выросли цены в этом сегменте, мне кажется, приблизительно на 20-30 %. Я хотела пройти пару таких курсов, но отложила до лучших времен.

Сейчас я уже не наблюдаю такой массы нагнетающей информации, все немного успокоились и адаптировались. Надеюсь, что мы переживем эти сложности и всё наладится... Не сразу, конечно, придется подождать, но всё обязательно будет хорошо. С такими мыслями и настроем я сейчас живу.

«Поход в магазин был очень „депрессивным“»

Анастасия, врач-терапевт в одной из красноярских поликлиник

Однажды я пришла в гости к маме, а она встретила меня со списком покупок, в котором были указаны крупы, макароны, сахар и консервы. Паника вообще очень заразительна, а от близких людей... Они же находятся рядом.

Мы отправились с мужем закупаться для родителей, и это был очень странный поход в магазин: мы очень «депрессивно» себя чувствовали, пришло осознание, как страшно все-таки людям вокруг.

«Сами мы ничего в таких объемах из продуктов не закупали, потому что верим в лучшее и в то, что мы справимся со всем»

На работе у нас очень часто начали происходить ситуации, в которых руководству нашей больницы нужно в короткие сроки поменять режим работы поликлиники, поэтому оперативно вносятся коррективы, а сотрудники всё очень быстро подхватывают. Недавно, например, нам сказали быть готовыми принимать беженцев. Сообщили, что если будет пациент-беженец, то мы обязаны его принять, даже если он не прикреплен к поликлинике. Мы имеем право выписывать им льготные препараты, если они, например, пенсионеры, или у них присутствуют хронические заболевания. Им будут назначать обследования, консультации и узких специалистов, а ковидная бригада уже принимает у них мазки.

Бумагу у нас в поликлинике начали экономить на всякий случай. Тормозятся некоторые поставки медикаментов; какие-то препараты вообще перестали выписывать. Из-за этого люди встревожены и недовольны — приходится искать аналоги, если они есть. А обычные пациенты как будто не в курсе, что в мире происходит, у всех свои дела и заботы. Однажды на прием опоздал пациент, молодой парень, и сказал: «Извините, что опоздал, допоздна был на работе и не выспался». Оказалось, что он работает в магазине техники, и у них переоценка на товары — чуть ли не каждый день до двух-трех часов ночи.

«На мое финансовое положение кризис не сильно повлиял. У меня неплохая зарплата, мне хватало и раньше, и сейчас на самое необходимое, но я никогда не „шиковала“, всегда получалось откладывать деньги. Однако большая часть моих сбережений находится в акциях и облигациях, поэтому сейчас я несу небольшие потери. Но это не отразилось на моей жизни»

У нас в связи с текущим кризисом возникла другая проблема. Мой муж — этнический немец, и он хочет всю свою семью перевезти в Германию, для этого сейчас я, супруг и его родители учим немецкий язык. Документы на рассмотрение мы уже отправили, но нашу семью сейчас тревожит то, что из-за обострившейся политической обстановки и все-таки предвзятому отношению к россиянам мы не сможем переехать. Почему я не могу выбрать страну, в которой мне жить? Пока что по документам нам отказа не дали, но наш переезд наверняка «притормозится», поскольку много беженцев сейчас пытаются обосноваться в Германии. И их заявки по понятным причинам рассматривают в первую очередь.

Ко мне на прием часто приходят бабушки, их вообще происходящее в мире не беспокоит — главное — закупить крупы и сахара, а потом «нос из дома не высунуть». А как же люди, которые хотели развиваться в стране? Те, кто по своим причинам и желанию хотели переехать? Люди, которые знают, что жизнь может быть лучше? Сейчас я больше всего переживаю за благополучие своих родных.

«Я как жил „в одних штанах“, так в них и сижу»

Павел, сотрудник салона печати

Главная моя обязанность на сегодняшний день — это делать работу качественно и оперативно, чтобы все остались довольными. Из-за нового кризиса зарплату нам не урезали, и, кажется, предпосылок к этому нет. Но и надежд на повышение тоже теперь не осталось. Я как жил «в одних штанах», так в них и сижу. Пока что я не заметил существенного подорожания товаров, кроме как в своем салоне и магазинах техники. В продуктовых не вижу шокирующего подорожания; грустно только, что магазины одежды закрываются. Есть чувство, что дальше в принципе будет грустно и невкусно.

Имеется ли дефицит бумаги? Определенно имеется. Цены на нее выросли в несколько раз за одну неделю, и, возможно, это еще не предел. Ее несколько раз то снимали с продажи, то выставляли маленькими партиями. Проблема в том, что в России отсутствует специальный отбеливатель для бумаги, его везут из-за рубежа. Ходят разговоры, что бумага скоро станет у нас жёлтая.

«Сейчас всё устаканилось, цены не растут, бумага продается, и на печать ее хватает. У нас оптимизировали внутреннее потребление бумаги: заявления и объяснительные пишутся теперь на тонкой писчей бумаге, большое количество различных отчетных бланков упразднили, или их переводят в электронный формат. Канцелярия подорожала несущественно»
Фото: pixabay.com

Услуги печати выросли в цене, однако ни пенсионеры, ни студенты еще не возмущались, все всё понимают, особенно видя цену на бумагу. Кто-то испытывает шок и улыбается, другие молча разворачиваются и уходят, некоторые начинают размышлять: «Как так вышло? Столько леса в стране и столько умов, а отбелить бумагу не могут!».

«Предчувствую, как схвачусь за голову и пойду искать новую работу»

Александра, водитель такси в одном из агрегаторов. Уже 9 лет возит горожан на личном автомобиле — старенькой «Тойоте».

Работа в такси мне нравится — свободный график, общение с людьми, поездки по любимому Красноярску. Есть свои сложности, но они поджидают человека на любой работе. Я хорошо помню кризис 2014 года, тогда было тяжело, но сейчас... Цены на запчасти, масло и вообще на все необходимые для автомобиля комплектующие поднялись очень сильно, ценник на некоторые позиции подскочил аж в пять раз! Я не знаю, что делать, сейчас езжу до первой поломки и уже задумываюсь менять профессию. Предчувствую, какие я увижу финансовые убытки, как схвачусь за голову и пойду искать работу, где не будет участвовать мой автомобиль.

То есть цены на всё вокруг поднялись, а зарплаты у людей — те же. А стоимость поездки на такси и вовсе подешевела, заказов стало меньше. Падает спрос, конкуренция между разными агрегаторами такси большая, поэтому компании стараются держаться на плаву, чтобы не потерять клиентов. Я понимаю, но в будущем на личном автомобиле работать в такси будет совершенно невыгодно — практически бесплатно. Сейчас я понимаю, что как только в машине что-то сломается и потребуется ремонт, я окажусь в минусе.

«Стоимость поездки на такси подешевела, а заказов стало меньше»

Продукты значительно подорожали. Зайдите в магазин и сравните цены: некоторые позиции подорожали в несколько раз, не только продукты — строительные материалы, одежда, бытовая техника.

Еще сложнее с лекарствами. Я не представляю, как сейчас себя чувствуют люди, которым нужны зарубежные препараты. Многие просто исчезли из аптек — или на них вырос ценник. Дочери нужно определенное лекарство, она пробивала его по базам, обошла огромное количество аптек, чтобы его купить. И нашла несколько последних пачек. В ее случае потеря возможности купить лекарство очень сильно ударит по здоровью. Достойных российских аналогов ее препарату нет. Что делать, если препараты перестанут завозить?

Очень хочется, чтобы поскорее закончились мировые потрясения. Конечно же, сначала будет сложно, но как только ситуация стабилизируется — всё изменится к лучшему. Я надеюсь.

Анастасия Гнедчик специально для Newslab

Рекомендуем почитать