>
>
«Стиляги»

«Стиляги»

22.12.2008
26

Режиссер — Валерий ТодоровскийСтиляги
В ролях: Антон Шагин, Оксана Акиньшина, Максим Матвеев, Игорь Войноровский, Евгения Хиривская, Сергей Гармаш, Олег Янковский, Ирина Розанова, Алексей Горбунов
Продолжительность — 125 м

Что ж, дорогие друзья — с нескрываемой радостью сообщаю вам, что вопрос о том, что именно будет главным новогодним фильмом в этом году, можно считать досрочно закрытым. Равно как и несколько тоскливо пустовавшую до этого момента номинацию лучшего отечественного фильма уходящего года. Да, ребята — «Стиляги» Тодоровского хороши именно настолько. Первый за очень, очень долгое время российский фильм, за который не надо испытывать мучительного стыда, или делать в разговоре о нём какие-то скидки на что-то, и вообще заниматься хоть какими-то сомнительными критическими практиками.

Рекламная кампания «Стиляг» была совершенно осознанно выстроена таким образом, что в фильме заранее виделась ностальгическая легкомысленная открытка в стиле «ёлки зелёные, брызги шампанского», только с песнями и плясками. Этакие «Старые песни о главном», с поправкой на полнометражные формат и бюджет. Первые несколько минут история про положительного комсомольца Мэлса (Шагин), чьё идеологически правильно настроенное сердце вдруг дрогнуло одним прекрасным вечером во время облавы в парке при виде прекрасной стиляги Пользы (Акиньшина), разворачиваются именно по этому сценарию. Но в первой же песне фильма — в разбитной версии «Человека и кошки» «Ноля» в исполнении Сергея Гармаша — Тодоровский начинает понемногу проговариваться о своих истинных намерениях. Там, посреди сопровождающего песню виртуозно выстроенного балета коммунальной квартиры, появляется нарезка о прошлом героя Гармаша, в которой он, среди прочего, вышвыривает из квартиры жену, которую он застал с чужим мужиком, вернувшись с фронта, и остаётся один с двумя пацанами. Собственно, так дальше и происходит практически весь фильм — Тодоровский едва ли не контрабандой проносит в цветастый мюзикл про песни и любовь очень глубокую и вдумчивую драму, не позволяя при этом мюзиклу потерять ни в цветистости, ни в виртуозности.

Но даже и здесь, аккуратно подменяя жанры, Тодоровский уверенно избегает очевидных решений. Казалось бы, ко всем этим танцулькам и бездумным вечеринкам на хате у папы-дипломата отчаянно просится историческая драма о прекрасных нон-конформистах, которые бодро вышли против тоталитарной махины, вооруженные только брюками-дудочками, оранжевыми галстуками, розовыми чулочками и саксофонами, и были предсказуемо перемолоты в прах. Но «Стиляги» и здесь совершают изящный разворот и превращают историю о «наших» против «этих» в нечто более сложное и неоднозначное — в размышление о подлинной внутренней свободе. Свободе, которая не является автоматическим следствием выбора «правильной» стороны баррикад; которая, да, возможна и в несвободной стране; которую легко можно потерять и не заметить этого, если вечно стремиться найти «своих», с которыми можно было бы идти плечом к плечу. Ведь от этого — всего-то пара шагов вниз по Тверской до идущих вместе.

И совершенный Тодоровским маневр настолько хорош, что в какой-то момент он начинает дергать за усы уже не только какие-то абстрактные идеи, но и непосредственно зрителей. Он набирает полный фильм поистине культовых для большого количества публики песен — «Кино», «Колибри», «Чайф», «Браво», «Наутилус Помпилиус» — а потом дерзко меняет в них тексты и укутывает аранжировками, вызывающими гнев пуристов. Он предлагает публике красивого, яркого, молодого героя, живущего как бы против правил — а потом делает так, что каждый, кто идентифицировал себя с ним, почувствует себя в финале либо в некотором бешенстве, либо немножко дураком. (На эту уловку, как ни странно, попадаются не только чистосердечные зрители, но и некоторые маститые критики). Но самое, пожалуй, удивительное в «Стилягах» вот что. Даже если упустить сквозь пальцы всю эту тонкую смысловую работу режиссера, фильм легко (ну, почти) прокатит в формате праздничного народного кино. Да, это будет народное кино с некоторыми провисанием в заключительной трети и немножко странноватым финалом — но зато яркое, бойкое, нарядное, смешное, нежное, трогательное и безупречно снятое и сыгранное во всех остальных местах. Так что громкий вывод, кажется, всё-таки неизбежен. Не только лучшее наше кино этого года — но одно из лучших в целом, независимо от производства. Браво, Валерий Петрович!

Вердикт Кочерыжкина — великолепное драматическое кино, виртуозно маскирующееся под ностальгический мюзикл с разноцветными картинками

 

Серж Кочерыжкин

Рекомендуем почитать