>
>
Юрий Влодов

Юрий Влодов

07.10.2009
12

29 сентября 2009 года на 77 году жизни скончался поэт Юрий Влодов, считавшийся многими великим. Умер в коридоре московской больницы.

Широко известно в советское время было двустишие Юрия Александровича: «Пришла зима. Настало лето. Спасибо партии за это». Или вот еще: «Под нашим красным знаменем гореть нам синим пламенем».

Некоторые факты биографии поэта (за подлинность не ручаюсь): родился в Новосибирске, корни по отцу в Одессе, вроде как Ю. Влодов в родстве со знаменитым одесским гангстером двадцатых годов Мишкой Япончиком; сам Юрий Александрович в суровое время середины двадцатого века также пошел «по кривой дорожке» — стал бандитом, сидел (это факт) и вроде как даже считался «вором в законе».

Как поэта его поддержали Илья Сельвинский и Борис Пастернак, с предисловием второго стихи Юрия Влодова публиковались в «Литературной газете». Говорят, в последние годы жизни Юрий Александрович письменно обращался к королю Швеции Карлу XVI Густаву, чтоб тот выдал ему нобелевскую премию или хотя бы в Швеции приютил.

Основные темы творчества: Божественное и дьявольское, война, истоки и смысл поэзии, Пушкин, любовь, неприкаянность человеческая…

О стихах Ю. Влодова писали: Ю. Беликов, Е. Лесин, Р. Бухараев, Лидия Григорьева и др.

Множество публикаций в Интернете, также в журналах «Дети Ра» и «Арион» (здесь опубликовано лишь трехстишие).

Похоронен поэт Юрий Влодов на Ракитском кладбище в Москве.

Что ж, помянем еще один неприкаянный талант, не нашедший здесь, на земле признания.

Юрий Влодов

* * *

Умолк вечерний птичий гам,
Вечерний птичий гам…
А Бог уходит по лугам,
Уходит по лугам.

В лугах — оптический обман,
Оптический обман…
Познай, где Бог, а где туман,
Где — Бог, а где — туман…

* * *

И душу, и тело недугом свело,
Лицо уподобилось роже!
И стало в глазах от страданий светло,
И крикнул несчастный: «О Боже!..»

Но грохот сорвался в немереной мгле,
И эхо взревело сиреной!..
«Хо-хо!..» — пронеслось по родимой земле…
«Ха-ха!» — понеслось по Вселенной…

* * *

Друг друга предали…
И сразу — легче стало.

Иуда — горяч и смугл —
Шагал из угла в угол,
Шагал из угла в угол,
Терзал запотелый ус!..
А мысль долбила по нервам:
«Успеть бы предать первым!
Суметь бы предать первым!..
Пока не предал Исус…»

* * *

Вот еврей еврея продал,
 В кошелек награду ссыпал,
Летний дождь на землю выпал,
А казненный — душу отдал.
Но пока еще казненный
Испускал глухие вздохи
Этот самый награжденный
Мыслил так: «Дела неплохи,
Даже очень. И покуда
Живо кесарево слово
Будет жить еврей Иуда
Страж спокойствия земного.
И с чего нам бить тревогу? —
Невредимо, слава Богу,
Наше собственное тело…
А безбожный — душу отдал!…
И кому какое дело,
Что еврей еврея продал?!»

* * *
Русской бабе жить привычно
И привычно умирать
Утром встанет, как обычно,
Наварить да постирать.

На Исусов лик ребячий
Материнский кинет взор.
Уберет навоз телячий.
Подметет пустынный двор.

И вздохнет. Вернется в хату.
Тихо ляжет и помрет.
И душа ее к закату
Белым облачком плывет.

Рекомендуем почитать