>
>
Брестская крепость

Брестская крепость

08.11.2010
54

Брестская крепостьРежиссер — Александр Котт

В ролях: Алексей Копашов, Андрей Мерзликин, Павел Деревянко, Александр Коршунов, Евгений Цыганов, Юрий Анпилогов, Мадлен Джабраилова
Продолжительность — 116 мин

Превратить одну из тяжелейших страниц истории Великой Отечественной в патриотический блокбастер к празднику — задача не только немного странная, но и ужасно нелёгкая. Кинорежиссёр Александр Котт, при посильной поддержке «Централ партнершип» и «Беларусьфильма», с ней, тем не менее, практически справляется. «Брестская крепость» — лучшее, что было снято на тему Великой Отечественной Войны за последние несколько лет. Хотя, как всегда, без оговорок здесь всё равно не обойтись.

Для рассказа о первом трагическом сражении войны создатели «Брестской крепости» выбрали знакомую по советским фильмам интонацию монументального традиционализма. Здесь всё устроено так, что удивляться вообще нечему — и дело не в том, что исход этой истории известен более-менее всем со школьной скамьи. Просто все те приёмы, которыми оперирует «Брестская крепость», знакомы вдоль и поперёк по великому множеству прочих военных картин.

В начале идиллическое затишье перед бурей, в котором мы купаемся в безмятежности последних предвоенных деньков и параллельно знакомимся с основными героями. Потом — ужасающий хаос битвы, аккуратно поделенный на эпизоды; от общего к частному и обратно, от утреннего затишья к новой атаке, от одного окопавшегося в подвалах отряда к другому. Связующим звеном между эпизодами работает совсем юный курсант Сашка Акимов (Копашов). Это он бегает между тремя основными командирами, комиссаром Фоминым (Деревянко), майором Гавриловым (Коршунов) и лейтенантом Кижеватовым (Мерзликин). Это его широко раскрытыми глазами смотрим на адское пекло все мы.

С традицией режиссер Котт работает грамотно и мастеровито. «Брестская крепость» практически лишена всех тех странностей и нервных тиков, которые составляют большую часть полотна новейшего российского кино. Она красочно снята и ровно смонтирована, она оглушает, ошеломляет и трогает за живое ровно в тех местах, где это необходимо.

Пристрастие постановщика к красивостям — посреди изрытого воронками поля боя горит одинокое деревце, солдата расстреливают прямо сквозь гармошку, командир в последние минуты жизни видит пролетающего в небе журавля — не достигает катастрофических михалковских пропорций. Всё очень по делу — и взрывы, и кровь, и пот, и слёзы, и череда скромных личных драм, подмятых под себя махиной войны, и отчаянные глаза артистов, и предельная отстранённость, безликость немцев, методично пытающихся сравнять с землёй эту странную группу разрозненных строений.

В «Брестской крепости» всё в порядке с выразительностью и внятностью, и даже, наверное, с исторической правдой (здесь я не специалист). А вот как обстоят в ней дела с правдой художественной — это большой вопрос. Кажется, что если постановщика Котта искренне спросить о чем его фильм, чем он важен для него самого, лично, в глубине его персональной души художника и артиста, он в ответ только бодро затараторит назубок заученными фразами из официального документа. Ну, там, про мужество и героизм советского народа перед лицом немецко-фашистских захватчиков, они сражались за родину, нас оставалось только трое, и прочие военные штампы.

Да, комок к горлу на «Брестской крепости» подступает часто. Но надо, наверное, быть совсем уж набитым соломой чучелом, чтобы на такой истории и не подступало — то есть, записать это на счёт искренности постановщика всё-таки никак не выйдет. Именно поэтому «Брестской крепостью» — крепкой, ладной, мощной, увесистой — вполне можно, например, восхищаться или гордиться, но совершенно невозможно при этом её полюбить. Так же, как ветерану невозможно полюбить очередное стандартное поздравление с Днём победы от официального лица, падающее каждый год в почтовый ящик — отпечатанное на принтере, безличное и пустое, отправленное, потому что, ну, надо так.

Вердикт Кочерыжкина — большое военное кино — мощное, страшное, дежурное

Рекомендуем почитать