>
>
Запрещенный приём/ Sucker Punch

Запрещенный приём/ Sucker Punch

01.04.2011
52

Режиссер - Зак Снайдер
В ролях: Эмили Браунинг, Эбби Корниш, Дженна Мэлоун, Ванесса Хадженс, Джейми Чун, Карла Гуджино, Оскар Айзек, Скотт Гленн, Джон Хэмм
Продолжительность - 110 мин

Этот ваш Зак Снайдер - странный он всё-таки тип. «Запрещённый приём» - первый его фильм, в котором он не прячется за первоисточники, а гордо экранизирует собственную идею. И он, с одной стороны, подтверждает всё то, что мы с прошлых разов усвоили про Зака Снайдера - подтверждает выпукло, громко, бешено, процентов примерно на двести пятьдесят. С другой же - и вот это, конечно, самое удивительное в «Приёме», - в разговоре о самом, казалось бы, типичном, концентрированном фильме Снайдера вдруг есть возможность сказать «С другой стороны».

Что мы узнали о Снайдере по мотивам его предыдущих четырех (ну, ладно, трёх; лично я не знаю никого в здравом уме, кто ходил бы на его мультик про сов) работ? Фетишист и пироманьяк. Ухмыляющийся нигилист и веселый живописец насилия. Любитель сладострастного slo-mo и чрезмерного визуального стиля под кодовым названием «лопни мои глаза». Человек, способный угробить кучу сил и средств на выстраивание в буквальном смысле слова умопомрачительной картинки, и в процессе упустить сквозь пальцы осмысленность происходящего на экране.

Если представить себе, что Снайдер пришёл на приём к психиатру, где ему методично и строго задают вопросы по вышеперечисленному списку - мол, правда ли фетишист, правда ли пироманьяк, нигилист, живописец и любитель? - то «Запрещённый приём» будет гордым ответом «Да!» по всем пунктам. Не произнесённым даже, а восторженно выкрикнутым куда-то в потолок. В сложносочиненном кун-фу-истском прыжке с махом ногами.

Для очередного своего пиршества грандиозных визуальных эффектов и батальных полотен Снайдер сочинил душераздирающую историю - про 20-летнюю девушку по имени Куколка (Браунинг), которую после смерти матери и трагической гибели сестры злой отчим-извращенец отправляет в психушку. Там, в ожидании лоботомии, проплаченной отчимом продажному главному санитару (Айзек), Куколка проваливается в сложно устроенный мир фантазий.

На первом уровне она со своим товарками по несчастью (Корниш, Мэлоун, Хадженс, Чун) оказываются в элитном борделе, где Куколка оказывается феноменальной танцовщицей. На второй уровень девушки съезжают всякий раз, когда Куколка принимается исполнять свой танец (которого зрителям не покажут ни разу) - там, под чутким руководством Мудреца (Гленн), боевой отряд живописно-раздетых девчонок выполняет миссии в духе видеоигр, сражаясь с гигантскими самураями, роботами, драконами и нацистами-зомби на паровом ходу.

Остервенело сваливая в одну кучу комиксы, фэнтези, аниме и стим-панк, Снайдер с порога отпускает всяческие тормоза - даже открывающая фильм сцена случайного убийства сестры, происходящая в «реальном» мире, смотрится как осатаневший видеоклип (на кавер, ни больше, ни меньше, Eurythmics'овской «Sweet Dreams (Are Made of This)»). Все свои неполных два часа «Приём» озверело рушится на тебя безудержным потоком лютой визуальности и оглушительно громыхающего саундтрека - составленного, что любопытно, из мешанины самых известных песен 90-х (Бьорк, Pixies) и 60-х (The Beatles, Игги, «White Rabbit»), переосмысленных в лязгающем электронно-роковом звучании середины 90-х (как будто кто-то столкнул со всей дури лбами группы Sneaker Pimps и Lunatic Calm).

Сказать, что это изматывает - ничего не сказать; «Запрещенный приём» выполнен на таком уровне монотонной громкости (во всех смыслах), что уже минут через двадцать перестаёшь реагировать на него как на мощный раздражитель. С каким упоением Снайдер создавал все эти гигантские сцены фантазийных битв, видно прекрасно - но в то же время он сам выбил из-под них всякую почву, поместив их в мир фантазий, отчего они моментально потеряли всё чувство хоть сколько-нибудь реальной опасности для героинь. Плюс он никак не потрудился объяснить, с чего это 20-летняя девушка на пороге 60-х фантазирует о боевых роботах и паровых нацистах-зомби (в то время как почему о них мечтает 40-летний выпускник калифорнийского университета и бывший клипмпейкер, понятно прекрасно).

Да, благодаря этому виртуозному монотонному грохоту примерно сто из ста десяти минут «Запрещённого приёма» почти невозможно смотреть. Но - в самом конце, там, где Снайдер внезапно наносит зрителю мощнейший хук с неожиданной стороны, вдруг начинается интересное. В этих финальных минутах выясняется, что Снайдер чётко знал, что именно он делает. Что вся преувеличенная свистопляска фантазийных миров была выстроена со вполне ясной и, чего уж там, достойной, пусть и не совсем оригинальной целью. Хотя в этом тоже есть своя злая ирония. Есть подозрение, что большинство целевой аудитории, способной хоть сколько-то насладиться всем тем, что происходило в первых двух третях фильма, на финальный поворот отреагирует либо возмущенным «Да ну!!», либо озадаченным «Чё?!» То есть, Снайдер применил свой запрещенный приём не только к зрителю, но и к себе самому за компанию.

Но в любом случае - «Запрещённый приём» наглядно демонстрирует, что Зак Снайдер как автор, оказывается, не совсем исчерпывается тем списком характеристик, что мы выдали ему выше. И это, пожалуй, приятная новость. По крайней мере, теперь становится ясно, что нового «Супермена», которого Снайдер делает под творческим руководством Кристофера Нолана, будет интересно ждать.

Вердикт Кочерыжкина - страшно громкий, избыточный, невыносимый фильм с внезапно интересным финалом 

Рекомендуем почитать