>
>
>
И волки сыты, и овцы целы

И волки сыты, и овцы целы

18.08.2011
18

В министерстве внутренних дел, наконец, изобрели эффективный способ борьбы с преступностью — профилактические беседы. Причем, не только с бандитами и хулиганами, но и с их потенциальными жертвами. Так сказать, решили зайти с двух концов. В итоге злодеи должны встать на праведный путь, а неспособные постоять за себя граждане научиться избегать опасных ситуаций.

Законопроект «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации» неделю назад появился на официальном сайте МВД РФ. Как водится, никаких конкретных шагов и мер в нем не прописано, обозначены лишь общие направления. Один из красноярских общественных деятелей уже окрестил документ «законопрожектом». Главное, отметил он, непонятно, зачем нужен еще один закон, если профилактикой преступлений и сейчас обязаны заниматься правоохранительные органы, общественные и образовательные организации.

Душеспасительные беседы с рецидивистами

И волки сыты, и овцы целыСуть законопроекта в целом сводится к тому, чтобы бороться с преступностью не репрессивными, а превентивными методами. Проще говоря, предупреждать злодеяния, а не наказывать за них. В числе мер, которыми предлагается достичь этого, — профилактическая беседа с правонарушителем, постановка на учет и контроль, установление административного надзора, принудительные меры медицинского характера и воспитательного воздействия, устанавливаемые судом. Все это и сейчас применяется к лицам, отсидевшим срок. Однако проект закона предусматривает эти меры и в отношении потенциальных правонарушителей — «физических лиц, поведение и ближайшее окружение которых нарушает социальные нормы и дает основание прогнозировать совершение ими правонарушения».

То есть, если ваш сосед систематически буянит, и его навещают «подозрительные» типы, вы сможете смело «накапать» на него в полицию. А там от вас уже не отмахнутся, как происходит сейчас (мол, когда убьет кого-нибудь, тогда и вызывайте), а, как минимум, вызовут буяна для «задушевной» беседы. Если же это не поможет, тогда будут действовать далее — по списку профилактических мер.

Все это замечательно, однако возникает вопрос — почему этого не делается сейчас? Зачем нужен специальный закон?

— С кем вы хотите вести профилактическую беседу? С бандитом-рецидивистом? Да вы хоть священника, хоть персонального психолога к нему приставьте, ему наплевать и растереть! К тому же такие люди по определению должны состоять на учете в правоохранительных органах и при необходимости быть под надзором. Точно так же, как и хулиганы и малолетние преступники — в полиции есть детские комнаты, работают комиссии по делам несовершеннолетних, они состоят на учете в школах. Что еще нужно?! — недоумевает депутат Заксобрания Красноярского края Марина Добровольская.

Ее коллега, депутат краевого ЗС Александр Симановский отмечает, что проблема не в отсутствии нужного закона, а в некачественной работе должностных лиц и органов, ответственных за профилактику правонарушений. — Основным звеном в этом направлении всегда были участковые. Они для того и нужны, чтобы досконально знать криминальную ситуацию на вверенной территории и вовремя предупреждать преступления. Опять же, есть отделы по делам несовершеннолетних. Если бы все они качественно выполняли свои функции сейчас, то никакие нововведения были бы не нужны, — говорит Симановский.

Девиц в мини-юбках оденут в паранджу

Еще больше вопросов вызывает так называемая виктимологическая профилактика — работа с потенциальными жертвами преступников. В законопроекте они обозначены как «лица, способные стать жертвами правонарушений, в силу присущих им субъективных качеств или объективных свойств».

Конкретного перечня данных «лиц», их «качеств» и «свойств» в документе не прописано, но, в принципе, можно предположить: хилый очкарик, девица в короткой юбочке, невменяемый алкаш, забитый бомж и т.п. То есть, любой персонаж, которому «все-таки надо дать коленом под зад», ограбить или надругаться иным способом.

В законопроекте предлагается «разъяснять категориям лиц, обладающим повышенной виктимностью, о направленности их поведения». Что конкретно имеется в виду, опять-таки непонятно. Видимо, людям будут объяснять то, как опасно выходить на улицу ночью, носить вызывающую одежду, употреблять алкоголь и т.д. Или отправят всех на курсы самозащиты.

— Подобное предложение — сущий бред. При всем желании мы не сможем переодеть всю страну в паранджу и бабушкины юбки, чтобы не провоцировать преступников на злодеяния. Да это и не нужно. Любой здравомыслящий человек поймет бесполезность такой меры, — возмущается Марина Добровольская.

Законопроект — видимость деятельности

Профилактика правонарушенийДля контроля за профилактикой правонарушений в МВД предлагают создать специальную Правительственную комиссию, которая будет разрабатывать программы профилактических мероприятий и контролировать деятельность аналогичных комиссий в регионах. Финансировать государственную систему профилактики правонарушений предлагается «из средств федерального бюджета, бюджетов субъектов РФ и местных бюджетов, собственных средств субъектов профилактики правонарушений, добровольных пожертвований юридических и физических лиц».

— Схема для «отмыва» денег. Начнут снимать какие-нибудь дурацкие социальные ролики, развешивать билборды, читать общественные лекции и т.д. Естественно, «освоят» кучу денег. Потом отчитаются — вот, дескать, провели профилактику. А какой результат? Результат — манипуляции со статистическими данными и никакого реального эффекта, — комментирует депутат красноярского Горсовета Александр Глисков.

Он уверен, что законопроект МВД — очередной популистский документ, призванный создать видимость кипучей деятельности правоохранительных органов. — Проблема-то не в законе — есть же закон о милиции. Вы научитесь его использовать, а не ставьте перед собой какие-то фантастические цели. Что мешает сейчас ловить преступников? Ведите нормально оперативно-розыскную работу и все. Это и будет профилактика правонарушений. А мы же не умеем, не хотим и учиться не желаем. Школу милиции — и ту закрыли. Конечно, зачем нам учить стражей порядка?! Поэтому у нас и получается, что сначала взорвется где-нибудь бомба, а потом мы начинаем ставить металлоискательные рамки, — говорит Глисков.

Возмущенные депутаты говорят, что чем вести с правонарушителями душеспасительные беседы, лучше бы помогали им трудоустроиться. — Я лично устраивала на работу двоих осужденных, и стоптала все сапоги. Не берут таких людей. А работа — это главная профилактика преступлений. Особенно, когда речь идет об отсидевших преступниках. Они теряют друзей, родственные связи. Только работа может помочь им вновь адаптироваться в обществе. Поэтому, я считаю, что для таких людей нужно создавать целевые рабочие места, — говорит Добровольская. Возможно, добавляет депутат, есть смысл возродить некоторые формы профилактики правонарушений из советского прошлого. Такие как ЛТП, взятие на поруки, товарищеские суды.

Александр Симановский более сдержан в своих суждениях. — Все-таки законопроект это еще не закон. Только когда он будет принят, и в нем будут прописаны конкретные задачи и шаги по их достижению, можно будет говорить о его эффективности, — заключает Симановский.

Рекомендуем почитать