>
>
>
В сотый раз о педофилах

В сотый раз о педофилах

31.10.2011
25

На круглом столе, прошедшем на днях в Красноярске, в который раз поднимался вопрос, нужно ли ужесточать меры наказания для педофилов. Свои мнения высказывали сотрудники прокуратуры и полиции, депутаты Горсовета, психиатры. Обсуждение вышло бурным, но безрезультатным — к общему выводу участники стола так и не пришли.

Корень зла — порнография

Как только сегодня не предлагают наказывать педофилов — казнить, кастрировать, принудительно лечить. Вариантов уже предостаточно, однако, проблема от этого не решается. Более того, количество прецедентов растет, ужесточается форма насильственных действий.

Порно-контент – одна из главных целей борцов с педофилией — Если говорить о ситуации в Красноярском крае, то за последний год у нас изменился характер преступлений против половой неприкосновенности детей. Почти в три раза выросло количество преступлений, которые квалифицируются как насильственные действия сексуального характера. В то же время число эпизодов, которые проходят как вступление несовершеннолетних в половые контакты по добровольному согласию, снизилось. Проще говоря, насильственное вовлечение детей в действия сексуального характера начинает все больше преобладать, — отметила начальник отдела организации деятельности подразделений по делам несовершеннолетних ГУ МВД по Красноярскому краю Наталья Шапруто.

Уполномоченный по правам ребенка в Красноярском крае Альбина Комович уже и ранее высказывалась за ужесточение наказания для педофилов. В этот раз, кроме того, она заявила, что нужно усилить меру наказания еще и за распространение порнографии. — Я считаю, что именно такие материалы усугубляют ситуацию и создают почву для развития педофилии. Вспомните того же Чикатило — он сам признавался, что его подтолкнул к преступлениям просмотр порноматериалов, — сказала Комович.

Однако присутствующие на столе «прокурорские» с мнением уполномоченной не согласились. — Мы можем долго рассказывать друг другу жуткие случаи из нашей практики, и, в конце концов, опираясь сугубо на эмоции, придем к выводу — да, наказание нужно ужесточать. Но, подумайте, если пытаться решить проблему только репрессивными мерами, то мы в итоге вообще скатимся к первобытному «око за око, зуб за зуб». Я полагаю, что уголовное наказание, предусмотренное сейчас — лишение свободы сроком до 20 лет, и так достаточно суровое, — заявила старший помощник прокурора Красноярского края Елена Пимоненко.

Дети выгораживают отцов-насильников

На самом деле, практика ведь уже показала, что ужесточение наказания — мера недейственная. Бороться и устранять необходимо причину преступления. А с этим как раз проблемы. Участники стола оказались единодушны в том, что выявить сексуальные преступления против несовершеннолетних, а потом и доказать вину насильника бывает очень сложно. Дело в том, что преступления такого рода носят латентный, то есть, скрытый характер. Подавляющее их большинство совершается в самих семьях, а преступниками являются близкие люди — родители, родственники, соседи, друзья семьи. Поэтому, бывает, что над ребенком издеваются годами, а известно об этом становится, как правило, случайно. Так недавно в Дивногорске осудили семейную пару — они брали домой «погостить» дочек своей знакомой, раздевали их, снимали и продавали фото в сети. У преступников были даже постоянные клиенты, в том числе, за рубежом. Такой вот семейный бизнес.

Настроения общества приближаются к средневековым или даже первобытнымЧасто бывает, что неладное в семье начинают подозревать соседи, педагоги детского сада или школы, родители друзей ребенка. От них информация поступает в правоохранительные органы. Однако, даже если преступление обнаруживается, и по его факту возбуждается уголовное дело, зачастую все заканчивается примирением, насильнику удается уйти от наказания.

— В прошлом году у меня было два таких случая. В этом — один. Были выявлены факты сексуального насилия над детьми в семьях. Насильников заключили под стражу. Тут же начали приходить родственники, тещи, жены — просить за них, утверждали, что ребенок все придумал, что в семье все в порядке и т.д. На ребенка в таких случаях также оказывается давление, его заставляют менять показания. Еще бы — ведь речь идет порой о родном папе, — говорит Альбина Комович.

В том, что фигурантами в таких делах выступают маленькие дети — одна из главных трудностей расследования преступлений. — У нас был, например, случай, когда допрашивать пришлось семилетнюю девочку, которую, с позволения сказать, папа насиловал до этого два года. Для ребенка это стало нормой, привычным укладом жизни. Она искренне любит папу, и считает, что так и должно быть, — поясняет Елена Пимоненко.

Часто бывает, что дети осознают преступность, противоестественность действий своих родителей, но молчат. Причины разные — страх, стыд, боязнь того, что родителей посадят, а без них им будет еще хуже.

Однако адвокат, депутат красноярского горсовета Александр Глисков отметил, что нельзя все списывать на трудности работы с детьми. По его мнению, в том, что сексуальные преступления против несовершеннолетних плохо выявляются и расследуются, во многом виноват непрофессионализм правоохранительных органов и отсутствие специальной структуры по ведению таких дел.

— Понятно, что родственники, родители давят на ребенка, заставляют отказаться от показаний. А следователь и рад — закрыл дело и все. У нас сейчас делается очень много популистских заявлений о борьбе с педофилией, а по факту ничего не происходит. Нет, например, специальной структуры по типу того же Госнаркоконтроля. Нет профессиональных следователей со знанием проблемы, детской психологии. Представьте — сегодня он кражу бензина, незаконную порубку леса расследует, а завтра факт сексуального насилия над ребенком! Здесь нужны особые навыки. Отсюда — абсолютная беспомощность и случаи с тем же Макаровым, о котором гудит сейчас весь интернет. О каком профессионализме можно говорить, если психиатрическое заключение о педофильских наклонностях человека давал эксперт, у которого самого обнаружились нездоровые сексуальные наклонности?! — возмутился депутат.

Слово психиатра

На круглом столе присутствовал психотерапевт, психиатр высшей категории Николай Рычков. В своей речи он отметил, что, прежде чем бороться с проблемой, необходимо ее досконально изучить. У нас же, как водится, часто заходят не с того края, в обществе сформировано не совсем правильное представление о педофилии.

— На мой взгляд, проблема педофилии только краешком уходит в юриспруденцию. Здесь нужен более глубокий подход, чем «выявлять и карать». Это болезнь современного общества, корни которой — в низкой культуре, неграмотности, как общей, так и той, что касается непосредственно половых отношений. Например, педофилами у нас называют всех, кто совершает преступления против половой неприкосновенности детей. Это неправильно. По статистике, педофилов из них — тех, кому поставлен такой психический диагноз — менее 10%. Остальные — обычные преступники, изверги, назовите, как угодно. То есть, преступления совершают психически здоровые люди. О чем это говорит? О том, что в обществе до предела снизился нравственный ценз. В этом, я считаю, нужно искать истинные корни распространения педофилии и от этого отталкиваться в поисках путей решения проблемы, — заключил Рычков.

Рекомендуем почитать